Китай в Центральной Азии: экспансия в поисках нефти и газа

Геополитика.Ру: Стало уже общим местом говорить про нехватку энергетических ресурсов в мире, про то, что планетарные углеводородные запасы  истощаются, и двадцать первый век будет веком отчаянной борьбы за ресурсы. Тем не менее факт остается фактом: до тех пор, пока не будут найдены эффективные виды альтернативной энергии нефть и газ остаются самым желанным призом при новом переделе мира. К сожалению, на сегодняшний день эффективных источников новой энергии пока не просматривается. Такие виды альтернативной энергетики как водородное топливо, биотопливо, использование термальной энергии и энергии ветра могут применяться лишь на ограниченных территориях, либо слишком дороги в эксплуатации, что делает их использование нерентабельным. Широкое же использование каменного угля, цена которого существенно ниже цены нефти, экологически неприемлемо, т.к. приносит заметный вред окружающей среде. Это понимает, в частности, правительство Китая, страны с мощной (а, может быть, уже мощнейшей в мире) экономикой, продолжающей наращивать темпы роста. Так в прошлом году прогнозы ожидали потребности КНР в голубом топливе в 99 млрд. кубометров, в то время как сама страна производит только 80 кубометров. При этом необходимо учитывать, что в настоящее время газ в общем энергетическом балансе страны покрывает лишь 2,5%, в то время как в общемировом балансе такой показатель никак не меньше 25%. Вполне вероятным представляется в течение ближайшего десятилетия наращивание доли потребления газа Китаем до показателя 25-30%.

Учитывая фактическое господство американцев над нефтью Ближнего Востока, взгляд китайских стратегов в поисках источников энергоносителей обращается в сторону Африки, Латинской Америки, Центральной Азии. Целесообразно рассмотреть китайскую топливную стратегию в отношении Казахстана и Туркменистана.

Казахстан обладает наиболее значительными топливными ресурсами в Центральноазиатском регионе. 

При этом следует отметить, что углеводородные богатства Казахстана практически не осваивались в советское время. После распада СССР правительство страны обратилось для пополнения изрядно опустевшего бюджета и новых источников инвестирования, в первую очередь, к нефтегазовой сфере (хотя и не пренебрегало другими отраслями, что безусловно делает ему честь). Приоритет в разработке месторождений отдавался западным компаниям – канадским, французским, итальянским, но, прежде всего, американским. 

У всех на слуху сделки Казахстана того времени с американской нефтяной корпорацией “Шеврон” и деятельность лоббиста интересов Казахстана в коридорах власти США Джона Гиффена. Благодаря притоку инвестиций удалось существенно выправить дела в финансовой сфере, но появились и многочисленные отрицательные побочные эффекты, грозившие похоронить преимущества. Во-первых, большая часть прибылей от казахских нефти и газа утекала на счета зарубежных партнеров. Во-вторых, западные компании, зная о потребностях страны в инвестициях, смотрели сквозь пальцы на принятые  на себя обязательства, особенно в части, касающейся охраны окружающей среды. В-третьих, обилие частных инвесторов и правовая неразбериха способствовали росту коррупции, выразившемуся в 1998-1999гг. в знаменитый “Казахгейт”, существенно подорвавший тогда международный престиж Казахстана. Появление коррумпированных кланов грозило превратить “среднеазиатского тигра” в заурядную страну третьего мира.

Выход из создавшегося положения был найден благодаря стратегическому  мышлению президента Назарбаева в упорядочивании нефтегазовой сферы и создании единого оператора по работе с иностранными компаниями – акционерного общества “Казмунайгаз”. 

По оценкам видного российского эксперта Аждара Куртова, к концу 2008г. данная компания контролировала 18% добычи нефти в республике, 80% путей транспортировки нефти, более половины нефтепереработки, 6% продажи бензина.  Было упорядочено национальное законодательство в этой сфере, стали пересматриваться контракты с наиболее злостными нарушителями экономической безопасности Казахстана. 

Согласно новому казахскому Кодексу о природных богатствах, доля прибылей государства при продаже продукции нефтяных компаний на   первичных рынках не должна быть меньше 50%, в течение первых двух лет действуют существенные налоговые льготы для инвесторов, но потом они обязаны нести полную налоговую нагрузку. Иностранные компании, разрабатывающие недра Казахстана, принимают на себя обязательство использовать на месторождениях не менее 30-35% оборудования, произведенного в Казахстане. Не менее 90% рабочих и не менее 90% административного и инженерного персонала  на совместных предприятиях должны составлять граждане Казахстана.   

В “черный список” попал, в частности, итальянский концерн ЭНИ, занимавшийся разработкой наиболее перспективного месторождения в северном Казахстане – Кашаганского. Правительство страны предъявило итальянцам претензии в неспособности выполнять взятые на себя обязательства и пересмотрело контракт. В аналогичной ситуации оказалась канадская компания “ПетроКазахстан”, которой казахское руководство предъявило солидный счет за ущерб, нанесенный окружающей среде. Канадцы посчитали дальнейшую эксплуатацию невыгодной и продали свою долю Китайской национальной нефтяной корпорации (КННК). 33% акций они переуступил “Казмунайгазу”. 

Аналогичная ситуация наблюдается и в секторе переработки нефти. Так, Павлодарский нефтеперерабатывающий завод, расположенный близ российской границы, и ориентированный на переработку российской нефти, был приватизирован в январе 1997г. При этом  он был передан в управление американской нефтяной компании CCL Oil Company Ltd. Пять лет назад правительство Казахстана пересмотрело договор и отдало 51% акций компании “Мангыстаумунайгаз”. В конце концов 58% акций предприятия оказалось в собственности “Мангыстаумунайгаз”, а 42% - у казахского государства.

Позже руководство Казахстана приобрело 51% акций “Мангыстаумунайгаз” у прежнего собственника – компании Central Asia petroleum of Indonesia. На остальные 49% акций претендовал Газпром. Однако предпочтение было оказано все той же китайской компании КННК. 

Возможно решающую роль при выборе партнера оказал китайский кредит размером в 10 млрд. долларов, предоставленный Казахстану 16 апреля 2009г. во время визита Нурсултана Назарбаева в Пекин. В настоящее время компания “Мангыстаумунайгаз” располагает 36 месторождениями, запасами нефти в 1,32 млрд. баррелей, китайская доля в ней оценивается в 1,4 млрд. долларов. Таким образом, китайские компании методично вытесняют из Казахстана западников и уверенно выигрывают борьбу у россиян.

В то время как в Казахстане китайцев интересует, главным образом, нефть, в соседнем Туркменистане объектом их пристального внимания являются газовые месторождения. Согласно анализу, проведенному в прошлом году британской геологоразведочной компанией Gaffney, Cline & associates (GCA), газовый потенциал Туркмении может исчисляться в 14 триллионов кубометров. Если эти расчеты верны, то Туркмения находится на третьем месте по разведанным запасам газа в мире, уступая лишь России (48 триллионов кубов) и Ирану (26 триллионов).

Пристальный интерес КНР к туркменскому голубому топливу выявился в апреле 2006г., когда во время официального визита ныне покойного туркменского президента Сапармурада Ниязова в Пекин было подписано соглашение, согласно которому туркмены обязались поставлять в Китай ежегодно 30 млрд. кубометров газа в течение 30 лет. Соглашение должно вступить в силу в 2009г. (кстати, уж не этот ли контракт сыграл роковую роль в судьбе Туркменбаши, скоропостижно скончавшегося в декабре того же года. Видимо, кое-кому на Западе не понравилась диверсификация туркменской внешней политике, и у не старого еще мужчины, отличавшегося отменным здоровьем, случился обширный инфаркт).

Предполагаемые поставки газа должны пройти по строящемуся газопроводу Туркменистан-Китай протяженностью в 6400 км. Стоимость этого мегапроекта оценивается в 11 млрд. долларов. Строительство данного газопровода еще не закончено и поэтому первые поставки газа будут осуществляться через Россию. Интересно, что первоначально к проекту газопровода примеривались и японские компании, но затем китайцы сказали, что готовы закупать весь газ в одиночку и на долю Японии ничего не останется.

На встрече туркменского президента Гурбангулы Бердымухаммедова с Ху Цзиньтао в Пекине во время августовской Олимпиады 2008г. была достигнута договоренность о существенном увеличении поставок туркменского газа в Китай с перспективой их доведения до 40 млрд. кубометров в год. Таким образом, КНР становится чуть ли не первым по значению торговым партнером Туркменистана.  Газ должен поступать с месторождений правого берега Амударьи, из которых два еще исследуются (Саман-тепе и Фарап), три уже открыты (Метехан, Киштыван. Сандыкты), остальные (Акгумалам, Ильджик, Янгуй, восточный Янгуй, Чашгуй, Гырсан, Бота, Бешир, Узунгуй, Берекетлы) уже разрабатываются. Однако, китайцам этого показалось мало и они вынашивают планы поучаствовать в разработке недавно открытых месторождений Йолотен-Осман. С целью застолбить наряду с Газпромом свое участие в разработке месторождения Южный Йолотен китайцы намерены выделить Туркменистану кредит размером в 3 миллиарда долларов.

Как и в других регионах мира китайская стратегия нацелена на будущее. В настоящее время Пекин использует тактику пряника, завлекая среднеазиатские режимы в сеть сделок, контрактов, договоренностей. Китайская топливная экспансия в Центральной Азии в принципе не противоречит интересам России, а на нынешнем этапе даже тактически выгодна нам. Если Китаю удастся оттянуть на себя поток среднеазиатских углеводородов, то под сомнение будет поставлена, например, наполняемость газопровода Набукко, что существенно увеличит шансы Газпрома на европейском рынке. Кроме того, рост экономических интересов одного из основных членов ШОС в Центральной Азии приведет к постепенному вытеснению оттуда США и НАТО. Однако, в таком случае непонятна готовность Газпрома тянуть российский газопровод в Китай.

Недавно прошла информация о чрезвычайно выгодном предложении китайцев российским газовикам, от которого те не смогли отказаться: единовременное предоставление суммы в 25 миллиардов долларов за закупки в течение ближайших лет российского газа. Понятно, что Китай диверсифицирует свое снабжение энергоносителями. России же выгоднее не впадать в зависимость, хотя бы от китайских друзей, но проводить гибкую газовую политику.

Китайцев же можно только поздравить. Не обладая собственными значительными природными ресурсами, они используют кризисное время для скупки выгодных активов и создания сырьевой базы для своих будущих поколений. Могущественный ханьский император У-ди (1 в. до н.э.) посылал в Среднюю Азию войска для овладения легендарными быстроногими скакунами, “потеющими кровью”. Нынешние владыки Поднебесной ведут на тех же землях экспансию (пока мирную) для того, чтобы завладеть нефтяными и газовыми полями.

Александр Кузнецов

Метки: , , , ,

Оставьте свой отзыв!