Новая Большая Игра. В новой Большой Игре Пекин и Тегеран рождают будущее - многополярность

Инофорум: Россия и Китай — так же, как Иран — являются устойчивыми сторонниками ликвидации доллара как глобальной резервной валюты ради многовалютной корзины …Давайте начнём с энергетической картины.

Иран на втором месте в мире по количеству разведанных запасов нефти (11.2 %) и газа (15.7 %).

Иран и Россия вместе владеют 17.6 % разведанных мировых запасов нефти. Бензиновые монархии Персидского залива, де-факто управляемые Вашингтоном, владеют 45 %. Ось Москва-Каракас контролирует 25 %. Если мы добавляем 3 % Казахстана и 9,5 % Африки, эта новая ось — более чем эффективный противовес американской гегемонии на арабском Ближнем Востоке. То же самое относится и к газу. Добавляя “ось” к центрально-азиатским “-странам”, мы достигаем 30 % мировой газодобычи. Для сравнения: весь Ближний Восток — включая Иран — в настоящее время обеспечивает только 12.1 % мировых потребностей.

Всё о Трубопроводостане

Став ядерным, Иран неукротимо ворвётся во вновь созданный многополярный мир. Иран и Россия де-факто показывают Китаю и Индии, что глупо полагаться на США, которые могут захапать большую часть нефти на арабском Ближнем Востоке. Все эти игроки прекрасно знают, что Ирак по-прежнему оккупирован, и что присвоение огромного нефтяного богатства Ирака остаётся навязчивой идеей Вашингтона.Как любят подчёркивать китайские интеллектуалы, четыре новых или возрождённых центра силы — Россия, Китай, Иран и Индия — являются стратегическими и цивилизационными полюсами, и трое из них неприкосновенны, так как они — ядерные державы. Ещё более самоуверенный и нахрапистый Иран, овладевший полным циклом ядерных технологий, может увеличить относительный вес в Европе и Азии Ирана и России за счёт потери его Вашингтоном, не только в энергетической сфере, но и среди сторонников многополярной денежно-кредитной системы.Дружеское соглашение уже есть.

С 2008 года иранские чиновники подчеркнули, что рано или поздно Иран и Россия начнут торговать в рублях. “Газпром” желает получать за нефть и газ рубли, а не доллары. И секретариат Организации стран — экспортёров нефти (ОПЕК) видел зловещее предзнаменование больше года, уже допуская мысль, что ОПЕК начнёт торговать в евро до 2020 года.Не только ось Москва - Тегеран - Каракас, но также Катар и Норвегия, например, а рано или поздно и Арабские Эмираты, готовы покончить с нефтедолларом. Само собой разумеется, что конец нефтедоллара, который случится не завтра, конечно, означает конец доллара как резервной мировой валюты, конец оплаты всем миром дефицита разбухшего бюджета Америки, и конец англо-американской финансовой удавки, которая держит мир за горло, начиная со второй половины XIX века.

Энергетическое уравнение между Ираном и Россией намного более сложно: оно делает их двумя пауками в банке. Тегеран, изолированный Западом, испытывает недостаток в иностранных инвестициях для модернизации его энергетического оборудования 1970-х годов. Именно поэтому Иран не может получить полную отдачу от эксплуатации своих каспийских энергоресурсов.Тут-то и проявляется весь смысл “Трубопроводостана” — когда США, ещё в 1990-х, решили дотянуться до Каспия, в полную силу поддерживая нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) и газопровод Баку - Тбилиси - Супса (БТС). Для “Газпрома” Иран — буквально золотой рудник. В сентябре 2008 года российский энергетический гигант объявил, что он исследует огромное месторождение нефти “Северный Азадеган”, так же, как и три других. Российский “Лукойл” увеличил свою разведку, и “Татнефть” сообщила о своём намечающемся участии на севере. Администрация Джорджа У. Буша думала, что ослабляет Россию и изолирует Иран в Средней Азии. А зря — это только ускоряло их стратегическое энергетическое сотрудничество…

…Мультиполярный мир, к которому мы идём

Так в чём же тупик с ШОС? Так как Китай всегда придирчиво относится к своему международному реноме, он должен был взвесить все за и против, блокируя вступление Ирана, для которого ШОС и его лозунг о многосторонней кооперации ради стабильности в Центральной Азии и сопутствующие дивиденды в сфере экономики и безопасности бесценны. ШОС борется в целом с исламским терроризмом и “сепаратизмом”, но теперь сконструировал и экономическую инфраструктуру, создав соответствующий фонд и многосторонний экономический совет. Главная идея всего этого – поколебать влияние Америки в Центральной Азии.

Иран обладает статусом наблюдателя с 2005 года. Следующий год может быть решающим. В преддверии отчаянной атаки Израиля, Иран может принять что-нибудь вроде пакта с администрацией Обамы. Но эти перспективы туманны, а вот нужда в Китае, чтобы продавать больше нефти и газа (по ценам ниже рыночных) – очевидна, так же как и получение китайских и русских инвестиций в разработку каспийских нефтяных месторождений.

И всё это притом, что Иран соседствует с Индией. И Иран, и Индия сфокусированы на Центральной Азии. Индия сейчас финансирует в Афганистане за 250 млн. долларов строительство дороги от Заранджа на иранской границе к Делараму, стоящему на кольцевой дороге, соединяющей Кабул, Кандагар, Герат и Мазари-Шариф. Нью-Дели воспринимает Тегеран как очень важный рынок.. Индия активно вовлечена в строительство глубоководного порта в Чалбахаре - это будет близнец порта в Гвадаре, построенного в южном Белуджистане Китаем. Он будет весьма полезен запертому на суше Афганистану, освобождая его от пакистанского вмешательства (имеются в виду поставки через пакистанские порты).

Также Иран нуждается в своих северных воротах – Кавказе и Турции, чтобы поставлять энергию в Европу. Здесь идёт борьба за доминирование. Иран должен выдержать жёсткую региональную конкуренцию на Кавказе; оформленный в рамках НАТО американо-турецкий альянс; вечная холодная война между США и Россией в регионе; последняя по счету, но не по значению собственная энергетическая политика России, попросту не предполагающая конкуренции с Ираном в поставках в Европу.

Но энергетические договорённости с Турцией теперь часть картины – после того как модернизированные исламисты из ПСР взяли власть в Анкаре в 2002 году. Теперь не так сложно представить, что в ближайшем будущем Иран будет поставлять такой нужный газ для чрезвычайно дорогого поддерживаемого США проекта трубопровода Набукко из Турции в Австрию.

Но остаётся фактом, что и Тегеран и Пекин американский трест в Центральной Азии с его “дугой нестабильности” предают анафеме. Оба они против американской гегемонии и американской однополярности в стиле Буша/Чейни. Как растущие державы они оба за многополярный мир. И так как они не либеральные демократии западного стиля, эмпатия друг к другу у них сильнее. Немногие не заметили однозначных параллелей между образом подавления “зелёной революции” и уйгурского мятежа в Синьцзяне. Для Китая стратегический союз с Ираном весь ради “Пайпланистана”, кольца энергетической безопасности в Азии и нового Шёлкового пути. Это приведёт к большей открытости Ирана для европейских инвестиций. Вашингтону это может не нравиться, но в новой Большой Игре Пекин и Тегеран рождают будущее - многополярность. Пепе Эскобар

Полный текст: http://inoforum.ru/inostrannaya_pressa/novaya_bolshaya_igra_chast_2/

Метки: , , , , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!