Африканские перспективы «Газпрома»

Фонд стратегической культуры: Газовые ресурсы африканского континента значительны. Они насчитывают 14,65 трлн. кубометров, или 7,9% запасов мировых запасов. По доказанным запасам природного газа Нигерия и Алжир (5,22 и 4,5 трлн. м3 соответственно) во всём мире уступают лишь России (43,30 трлн. м3), Ирану (29,61 трлн. м3), Катару (25,46 трлн. м3), Туркмении (7,94 трлн. м3), Саудовской Аравии (7,57 трлн. м3), ОАЭ (6,43 трлн. м3), но значительно опережают такого ведущего экспортёра газа, как Норвегия (2,91 трлн. м3).Тем не менее темпы добычи газа и его потребление в регионе весьма скромные. В 2008 году было добыто 214,8 млрд. м3, то есть 7% мирового газа (рост – 4,8% по сравнению с 2007 г.). Меньше было добыто только в Южной Америке. В 2008 году потребление газа африканскими странами составило 94,9 млрд. м3 (рост – 6,1% по сравнению с 2007 г.). 3,1% от общемирового уровня - из всех регионов мира это самый низкий показатель.

Таким образом, более половины добытого на африканском континенте газа уходит на экспорт: 115,6 млрд. м3. Причем большая часть (62,18 млрд. м3) экспортируется в виде СПГ. Доля африканских стран (Алжира, Нигерии, Египта, Ливии, Экваториальной Гвинеи и Мозамбика) в мировом предложении на природный газ составляет 14,2%. В отношении СПГ данный показатель значительно выше – 27,5%.

Для «Газпрома» ключевым рынком является европейский, поэтому укрепление позиции концерна в Африке для него крайне важно, ибо поможет диверсифицировать экспорт газа в Европу, осуществляя поставки с двух направлений - африканского и российского.

Конкурентов у российского концерна в Африке много и в первую очередь это европейские компании. К примеру, позиции итальянской Еni на африканском рынке даже сильнее, чем у «Газпрома». Однако, поскольку две компании будут сотрудничать, они совместно реализуют «Южный поток», с Eni российский концерн может договориться и о других проектах. Допустим, для строительства второй ветки морского газопровода из Ливии на Сицилию Eni и «Газпрому» даже не нужно будет привлекать сторонних партнёров.

На сегодняшний день Россия и Северная Африки, наряду с Норвегией, являются крупнейшими экспортёрами «голубого топлива» в европейские страны. В Евросоюзе широко распространено мнение, согласно которому зависимость от поставок российского газа является одним из факторов риска для энергетической безопасности Единой Европы. Европейские власти с опасением смотрят на африканскую экспансию «Газпрома», считая, что укрепление российского концерна на южном экспортном направлении позволит ему взять Европу в кольцо и «Газпром» займёт более выгодное положение в переговорах об условиях продажи газа, прежде всего в ценообразовании. Такой гипотетический сценарий европейские чиновники всеми силами пытаются предотвратить.

Впрочем, в вопросах импорта газа из России, как и во многих других, до полного единства стран Евросоюза далеко. Общеевропейский страх перед увеличивающейся зависимостью от российского сырья отнюдь не мешает немецким компаниям BASF AG и E.ON AG участвовать в проекте «Северный поток», а итальянской Eni – «Южный поток».

Не добившись от России подписания так называемой Энергетической хартии, которая давала Евросоюзу возможность контролировать российские газопроводы, Брюссель активно взялся за африканское направление поставок “голубого топлива”. Летом 2007 года ЕС подписал принципиально новое соглашение о поставках природного газа с алжирской государственной компанией Sonatrach, которая в то же время объявила о непродлении меморандума о сотрудничестве с «Газпромом». Суть его новизны состоит в том, что алжирский газ отныне сможет получать любая страна Евросоюза, а не только ближайшие к источнику газа государства - Испания или Франция. Из текста соглашения между Евросоюзом и алжирской компанией были исключены статьи о “месте назначения” газовых поставок. Прежние положения, запрещавшие реэкспорт газа, были признаны противоречащими правилам конкуренции и удалены из всех двусторонних договоров между странами ЕС и Алжиром.

Помимо всего прочего, компания Sonatrach получила право на участие в прибылях европейских компаний от продаж алжирского газа, а также право реализации сжиженного газа, который будет доставляться танкерами в Европу. Вышеперечисленные меры послужили толчком для создания единого европейского газового рынка, а также значительно снизили зависимость Европы от поставок топлива из России.

Вскоре после объявления о подписании контракта с Sonatrach Брюссель объявил о новом решении по африканскому газовому направлению, а именно - о реализации проекта Транссахарского газопровода. Газопровод с пропускной способностью 30 млрд. м3 в год соединит месторождения Нигерии через пустыню Сахару с Нигером и Алжиром. Длина его составит 4128 км. Стоимость проекта оценивается примерно в 13 млрд. долларов: 10 млрд. – на прокладку газопровода и 3 млрд. – на сооружение газохранилищ (5). Уже в Алжире он должен влиться в североафриканскую сеть, по которой газ в конечном итоге по дну Средиземного моря через Испанию и итальянскую Сицилию (а в скором будущем и Сардинию) попадёт в Европу. Нигерийские запасы “голубого топлива” оцениваются в 5,22 триллионов кубометров. Этих объемов Eвросоюзу хватит как минимум на 10 лет (6). Начать работу по строительству трубы планируется в течение двух лет (с 2011), а завершить – к 2015 году.

Притом, что проект довольно сложный, учитывая гористую местность Нигерии и Нигера и непростые климатические условия пустыни Сахара, а также постоянную политическую нестабильность в регионе, удельная себестоимость газопровода из Нигерии в Алжир достаточно низкая - 13 млрд. долл. Это примерно вдвое дешевле «Южного потока», оцененного в 25 млрд. евро.

Однако стоит отметить, что инициатор Транссахарского газопровода – это Евросоюз, в первую очередь на его деньги он будет построен. Поэтому едва ли Европа допустит, чтобы «Газпром» стал мажоритарием в этом проекте. Тем не менее российская компания проявляет интерес к участию. Это было подтверждено визитом Дмитрия Медведева в Нигерию в июне 2009 года и ранее в сентябре 2008 года, во время переговоров главы «Газпрома» Алексея Миллера и управляющего директора Nigerian National Petroleum Corporation Абубакара Ярадуа. Тогда стороны договорились о создании СП для сооружения участка трубопровода в Нигерии длиною 360 км.

Несмотря на очевидные риски, как экономические, так и политические, дивиденды России от проекта могут быть очень существенными. Другое дело, что в настоящее время российский газовый концерн ангажирован в целом ряде дорогостоящих проектов. Нельзя исключать, что для активного участия в строительстве Транссахарского газопровода ресурсов у «Газпрома» может оказаться недостаточно.

Роман ТОМБЕРГ – аспирант Центра энергетических исследований ИМЭМО РАН, эксперт Фонда стратегической культуры.

Метки: , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!