США, Китай и нефть в Судане и Чаде

Геополитика: По некоторым оценкам, Судан обладает запасами нефти, близкими по объемам к резервам Саудовской Аравии, а попутно огромными запасами природного газа, урана и меди

 Безусловно, поверить в наличие столь богатых нефтяных ресурсов без проведения более тщательной геологической разведки пока не представляется возможным, но уже и подтвержденные запасы почти привели к началу “холодной войны” за “черное золото” между США и Китаем.

Ясно, что именно нефть находится в центре американских интересов в Судане. Однако, в отличие, например, от Саудовской Аравии, суданское правительство продолжает сохранять свою независимость от Вашингтона в “нефтяных” вопросах. Неспособные контролировать суданскую нефтяную политику, США – посредством введения санкций на экспорт суданской нефти – тормозили развитие этой отрасли и, более того, способствовали обострению региональных противоречий. Можно сказать, что в течение двух десятилетий США так или иначе, тайно и явно поддерживали сепаратистское движение на юге Судана, где были обнаружены большие запасы нефти. Долгая гражданская война истощила ресурсы центрального правительства, и Всеобъемлющее мирное соглашение было им принято. Не умаляя значения гуманитарной помощи, оказываемой США Дарфуру, следует все-таки признать, что именно нефть, ее подтвержденные и возможные запасы, - предмет особой заботы американцев в этом многострадальном регионе.

США продолжают упорно выступать в качестве нейтрального посредника и, с большим или меньшим успехом разыгрывая геноцидную карту, сохраняют свое влияние на центральное провительство с целью получения более крупных нефтяных концессий, хотя бы в перспективе.

Китай, в свою очередь, не задается гуманитарными вопросами и лишь постольку-поскольку, осуществляет поставки в Судан технологий для добычи нефти, строительства трубопроводов, закупая местную нефть в сравнительно больших объемах.

Что может привлекать Китай в Дарфуре - вызженном солнцем и войной регионе? Огромная и постоянно растущая потребность Китая в нефти вынудила Пекин к проведению агрессивной “долларовой” дипломатии. С валютными резервами, превышающими 1,3 трлн доллларов и находящимися в Народном национальном банке Китая, Пекин начал активную нефтяную геополитику, причем именно Африка стала его главной целью, а суданско-чадский регион – наиболее приоритетным районом на континенте. Появилась линия “нового фронта холодной войны” за обладание главными нефтяными ресурсами, - войны, начавшейся между США и Китаем сразу после американского вторжения в Ирак в 2003 г. До сих пор Пекин разыгрывал свою карту эффективней, чем Вашингтон. Не исключено, что Дарфур вскоре станет главным полем битвы между двумя гигантами за нефть.

В течение нескольких последних месяцев Китай выступил с серией инициатив, направленных на сохранение под его контролем нефтяных месторождений, даже тех, которые будут разрабатываться лишь в отдаленной перспективе, в одном из самых богатых “черным золотом” регионов планеты – на Африканском континенте.

В настоящее время Китай импортирует 30% неочищенной нефти из Африки. Это объясняет подъем китайских внешнеполитических инициатив, которые не могут не вызывать недовольство Вашингтона. Китай предоставляет африканским странам, в том числе Судану, беспроцентные кредиты, попутно на собственные средства строит дороги, школы и больницы, а США в это время стараются контролировать африканскую экономику посредством Всемирного банка и МВФ, выставляя жесткие экономические и политические условия. Неудивительно, что африканцы предпочитают сотрудничество с Китаем. Кроме того, если любой американский проект в сфере строительства, горнодобычи или производства предполагает длительный подготовительный этап создания инфраструктуры: ресторанов и баров, школ и больниц, парикмахерских и оздоровительных центров для американских рабочих, специалистов и членов их семей, то неприхотливые китайцы, приезжая, устанавливают палатки и на следующий день начинают работать, параллельно создавая все необходимое, - бараки с душами и пункты питания.

Китай уже потеснил США в Нигерии, ЮАР, Анголе и Мозамбике, предоставив им, начиная с 2006 г., кредитов и безвозмездной помощи на сумму, в четыре раза превышающую ту, что была дана Всемирным банком всей Африке южнее Сахары за тот же период. Теперь Китай нацелился на Судан и Чад.

Китайская национальная нефтяная корпорация (КННК), расположенная в Пекине, – самый крупный суданский иностранный инвестор, уже вложивший 5 млрд долл. в разработку нескольких нефтяных месторождений. С 1999 г. Китай инвестировал в Судан более 15 млрд долл. Он контролирует 50% нефтеочистительных работ на предприятиях неподалеку от Хартума.

Основные запасы суданской нефти сконцентрированы на юге страны, и КННК уже построила нефтепровод, начинающийся в районе нескольких китайских концессий и заканчивающийся на Красном море в новом терминале Порт-Судана, где нефть заливается в танкеры с последующей отправкой в Китай. 8% нефти поступает в Китай из Южного Судана. Китай получает от 65 до 80 % из добываемых здесь примерно 500 тысяч баррелей в день. Китай перегнал Японию, став вторым по величине импортером нефти в мире после США, покупая 6,5 млн баррелей в день. В 2008 г. Судан стал четвертым по величине иностранным нефтяным источником Китая. Потребности Китая в нефти растут примерно на 30 % в год, и при таком росте через несколько лет они превысят потребности США. Именно это определяет китайскую политику в Африке.

Если внимательно рассмотреть распределение южносуданских нефтяных концессий, то станет очевидным, что КННК имеет возможность распространиться на весь нефтяной район Южного Судана, который примыкает к Дарфуру неподалеку от границ с Чадом и ЦАР. Это особенно важно, так как еще в апреле 2005 г. суданское правительство обьявило о том, что в Южном Дарфуре были обнаружены нефтяные месторождения, которые, по прикидкам, когда они начнут эксплуатироваться, будут давать до 500 тысяч баррелей в день. Почему-то этот факт был в целом проигнорирован мировой прессой.

Сами американцы полагают, что урегулирование ситуации в Дарфуре должно быть непосредственной заботой США, потому что Соединенные Штаты “отвечают” за кризис в этом регионе, при этом имея в виду, что США должны оставаться мировым рейнджером и реагировать на любые проявления насилия, где бы оно ни наблюдалось. Однако, США не только поэтому ответственны за дарфурский кризис. Действуя через своих африканских союзников в Судане, Чаде и соседних странах, США обучили и вооружили СНОД, возглавлявшийся до его смерти в июле 2005 г. Джоном Гарангом, прошедшим подготовку в американском спецназе в Форт Беннинге, в Джорджии.

Отправляя оружие сначала в Южный Судан, а после обнаружения нефти в Дарфуре и в тот регион тоже, Вашингтон способствовал обострению давно начавшегося конфликта, приведшего к гибели сотен тысяч и появлению миллионов беженцев. Эритрея при поддержке США оказывала помощь СНОД, Восточному Фронту и дарфурским повстанцам.

В феврале 2006 г. Сенат США принял резолюцию, которая требовала введения в Дарфур войск НАТО и миротворческих сил ООН с четко артикулированным мандатом. Месяцем позже президент Дж.Буш также призвал к размещению усиленных подразделений НАТО в Дарфуре. Так геноцид или нефть?

В течение ряда лет Пентагон занимался подготовкой африканских офицеров и военных специалистов в США (так же, как он это делал в течение долгого времени для латиноамериканских военных). Специальная программа военного образования и подготовки была создана для офицеров из Чада, Эфиопии, Эритреи, Камеруна и ЦАР, то есть, представителей стран, расположенных близко или на границе с Суданом. Большие объемы американского оружия, подогревавшего ситуацию в Дарфуре и на юге, переправлялись через границы частными торговцами. Американская гуманитарная помощь Африке сократилась в последние годы, в то время как военная (оборудование, оружие и образование) расширилась. Нет никаких сомнений в том, что главной причиной этого остаются нефть и другие стратегические полезные ископаемые. О том, что район Судана от Верхнего Нила до границы с Чадом богат нефтью, Вашингтон узнал задолго до то того, как это стало известно суданскому правительству.

Уже в начале 70-х годов американские нефтяные гиганты были осведомлены о богатых запасах “черного золота” в Судане. Тогдашний посол США в ООН Дж.Буш-старший лично сообщил президенту Судана Дж.Нимейри о фотографиях, сделанных со спутника и подтверждавших наличие нефти в Судане. В 1979 г. Нимейри порвал с СССР и пригласил корпорацию “Шеврон” развивать нефтедобычу в стране. Возможно, это было его ошибкой, потому что с того времени страна перманентно находилась в состоянии войны.

“Шеврон” нашла большие нефтяные запасы в Южном Судане. Она потратила 1,2 млрд долл. для поиска и тестирования месторождений. Найденная нефть предопределила начало в 1983 г. того, что сейчас называется второй суданской войной. Сама же “Шеврон” неоднократно подвергалась атакам различных групп повстанцев, несколько ее сотрудников было убито, и в 1984 г. корпорация прекратила работы, а в 1992 г. - продала свои суданские нефтяные концессии. В 1999 г. на месторождениях появились китайцы и начали их эксплуатировать с результами, превышающими самые смелые ожидания.

Впрочем, “Шеврон” не слишком далеко отдалилась от Дарфура. В соседнем Чаде, вместе с другими нефтяными американскими гигантами, такими, как “ЭксонМобил”, она совсем недавно, за 3,7 млрд долл., построила нефтепровод, пропускающий 160 тысяч баррелей нефти в день из района Доба в центральном Чаде неподалеку от Дарфура и дальше через Камерун в порт Криби на Атлантическом океане для отправки в США.

Для осуществления этих работ американские нефтяные компании тесно сотрудничали с “пожизненным” президентом Чада Идриссом Деби, коррумпированным диктатором, осуществлявшим передачу американского оружия дарфурским повстанцам. Деби присоединился к так называемой Все-сахельской инициативе, проводимой Американо-Европейским командованием Пентагона и нацеленной на обучение африканцев “борьбе с исламским терроризмом”. Тут следует заметить, что большинство дарфурцев - мусульмане.

Окрыленный американской военной помощью, полученными знаниями и оружием, в 2004 г. Деби устроил заварушку в соседнем Судане, с которой и начался нынешний конфликт в Дарфуре. Деби обеспечил воюющих с центральным правительством дарфурцев наземными транспортными средствами, оружием, в том числе противовоздушными ракетами. Таким образом, американская военная поддержка Деби фактически послужила началом новой фазы дарфурского кризиса, превратившегося в кровавую бойню.

Вполне возможно, что поддерживаемые Вашингтоном НГО и американское правительство нуждаются в идее геноцида, чтобы иметь возможность оправдать вторжение в Дарфур войск НАТО/ООН для установления контроля над нефтяными месторождениями района. В таком случае, именно нефть, а вовсе не человеческие страдания до сих пор удерживают интерес США в Дарфуре на высоком уровне.

Начало наиболее кровавой части дарфурского конфликта по времени совпадает с запуском чадско-камерунского нефтепровода. В настоящее время США имеют производственную базу в Чаде и в принципе технически, как только сложится благоприятная политическая ситуация, над созданием которой они сейчас работают, они будут готовы начать разработку дарфурской нефти, возможно, даже несколько оттеснив китайцев. Последнее будет зависеть от того, кто первый “застолбит” то или иное месторождение.

США шаг за шагом идут к своей цели в Дарфуре. В настоящее время они вместе с организацией НАТО, которая в сущности тоже отражает интересы США, осуществляют воздушную поддержку войскам Африканского Союза в Дарфуре, которые официально характеризуются как “нейтральные” и выполняют миротворческую миссию. Три самых “важных” соседа Судана – Уганда, Чад и Эфиопия – располагают заметным американским военным присутствием, и в каждой из этих стран осуществляются специальные американские военные программы. США осуществляет в Судане и тайные операции, в том числе обучение повстанческих групп из Южного Судана, Чада, Эфиопии и Уганды.

Строительство нефтепровода Чад-Камерун является частью большой американской схемы установления контроля над нефтяными богатствами Центральной Африки от Судана до Атлантического побережья. Правильно оценивший ситуацию И.Деби стал проявлять недовольство своей маленькой долей дохода от нефти, в конце концов заявив, что если его доля не увеличится, он закроет нефтепровод и вообще перестанет добывать нефть. Поэтому, когда в начале 2006 г. ему понадобились средства для финансирования военных операций и укрепления армии, новый президент Всемирного банка Поль Вулфовиц без долгих размышлений предоставил Чаду ряд кредитов на выгодных для африканской страны условиях. В августе того же года, после победы на всеобщих выборах, Деби создал чадскую, то есть собственную, нефтяную компанию SHT и пригрозил выгнать “Шеврон” и малазийскую “Петронас” “за неуплату налогов”, потребовав 60%-й доли доходов от нефтепровода. В конце концов, соглашение было достигнуто, но события показали, что ситуация в нефтедобывающей отрасли Чада далеко не полностью контролируется американцами. Некоторое отступление Деби от своих требований отчасти объясняется ростом внутренней оппозиции его режиму, базирующейся в Судане и частично в Дарфуре: если ситуация будет развиваться по неблагоприятному для него сценарию, он будет нуждаться в помощи США.

В этой нестабильной обстановке китайские представители объявились в Чаде с полным “чемоданом” денег и твердым намерением “помочь” стране. В августе 2006 г. в Пекине принимали чадского министра иностранных дел для переговоров и восстановления формальных дипломатических отношений, прерванных в 1997 г. Китай начал импортировать нефть из Чада, как и из Судана. Пока еще не в значительных объемах, но как отмечают обозреватели, если уж Китай решил взяться за дело, то эти объемы скоро будут большими.

В апреле 2009 г. министр иностранных дел Чада заявил, что переговоры с Китаем по поводу “большего китайского участия в развитии чадской нефтяной отрасли” проходят успешно. Он назвал условия, на которых китайцы предлагают партнерство, гораздо более выгодными, нежели те, которые когда-либо предлагались Чаду.

Интересно, что китайское экономическое присутствие в Чаде может оказаться даже более эффективным с точки зрения усмирения воюющих сторон и в Чаде, и в Дарфуре, чем деятельность АС и ООН. Ясно, что это не будет приветствоваться в Вашингтоне и в штаб-квартире “Шеврона”, когда нефть потечет совсем не в нужном им направлении.

Политика Китая в Чаде и Дарфуре – это лишь часть китайской программы установления контроля над африканской нефтью. В то же время, нефть – главный фактор сегодняшней американской внешнеполитической стратегии. Так уж случилось, что интересы США и Китая пересекаются в местах наибольшего скопления “черного золота”. Дарфур и Чад – расширение американской “иракской” политики контроля за нефтью везде, где можно. И так же везде, где возможно, Китай подрывает этот контроль, особенно в Африке. Противостояние между двумя странами постепенно превращается в новую - недекларированную - холодную войну за нефть.  С.Костелянец

Метки: , , ,

Оставьте свой отзыв!