Неотвратимый тандем. Газовый союз России и Китая

Независимая: Прошло пять лет с тех пор, как между «Газпромом» и Китайской национальной нефтегазовой компанией (КННК) было заключено Соглашение о стратегическом сотрудничестве. Незадолго до этой даты компании подписали в Пекине, в присутствии глав правительств, рамочное соглашение об основных условиях поставок природного газа из России в Китай. Это означало, что первый подготовительный этап наконец-то завершился и стороны приступили к разработке конкретных планов организации поставок. Однако, несмотря на победные реляции и заверения обоих партнеров в равной заинтересованности, их интересы сильно расходятся, что может привести к непредсказуемым результатам.

Закрытое соглашение

Ни «Газпром», ни КННК не предоставили возможность ознакомиться с полным текстом нового соглашения. Однако, используя различные источники, можно составить достаточно точное представление о договоренностях. Общий объем газа, который предполагается поставлять в КНР с 2014–2015 годов, должен составить почти 70 млрд. куб. м. Это более 10% общего объема добычи газа в России в 2008 году и более 50% экспорта в Европу. Но в ближайшие годы рост газодобычи предполагается ежегодно не более 3%, и можно предположить, что поставки будут осуществляться в значительной степени за счет накопленных резервов, а также замедления газификации в самой России, прежде всего в Сибири и на Дальнем Востоке.

Газ будет поставляться по газопроводам. Намечено строительство только одного газосжижающего завода во Владивостоке, который будет возводиться при помощи китайского капитала и рабочей силы, и поставки с него также пойдут прежде всего в КНР. По объемам проект сопоставим с грандиозным советским строительством газопроводов в Европу в 70-е годы. Это самая большая стройка современной России. Как говорит Сергей Куприянов, пресс-секретарь «Газпрома», газовый монополист сам намеревается построить два газопровода: один западный, из основных западносибирских действующих месторождений, и другой восточный, с освоенных шельфов Сахалина.

Несмотря на весьма значительные затраты (стоимость одной лишь западной ветки может составить от 15 до 20 млрд. долл. в течение 4–5 лет), «Газпром» вполне может себе это позволить. Инвестиционная программа «Газпрома» на 2009 год составляет 20 млрд. долл., так что выделить 3–4 млрд. долл. на китайские проекты ему вполне по силам. Тем более что строительство восточного газопровода Сахалин–Хабаровск–Владивосток уже идет полным ходом.

Поставка газа трубопроводами в отличие от сжиженного газа может осуществляться только на основе длительных контрактов. В связи с этим возникает вопрос о ценообразовании. Ежегодные «газовые» конфликты с Украиной показывают, насколько он сложен. Китаю и России в основном удалось найти согласие (окончательно формула ценообразования, по словам российского вице-премьера Игоря Сечина, должна быть определена до конца текущего года), но разъяснений по этому вопросу нигде в официальных документах найти невозможно. Сергей Куприянов утверждает, что принцип ценообразования будет отличаться от европейского. А это может означать определенные преференции, которые получит китайская сторона. К ним может относиться как дисконт, так и привязка оплаты за газ к китайским товарам и китайской валюте. Правда, российской стороне за пять лет переговоров удалось добиться значительных уступок от Пекина. Но вызвано это было прежде всего внутрикитайскими экономическими реалиями.

Безысходная твердость

Двузначный ежегодный экономический рост Китая в последнее десятилетие выявил остроту энергетической проблемы в стране. Из полезных ископаемых, относящихся к энергетике, в большом количестве имеется только уголь. Но в последние годы китайская экономика стала испытывать недостаток даже качественного угля. В 2008 году более 50% потребленной Китаем нефти было получено по импорту. А ведь сейчас КНР является вторым в мире после США потребителем нефтепродуктов. В ближайшие пять лет потребление их может возрасти на 40%.

Еще хуже обстоят дела с газом. В Китае практически отсутствуют разведанные газовые месторождения. Почти весь газ завозится сейчас в страну в сжиженном виде в танкерах через порты восточного побережья. В менее развитых центральных и западных районах газа нет совсем. Только в 2009 году была введена в строй газовая ветка из Туркмении, но объем поставок по ней ничтожен, всего 300 млн. куб. м в год. В то же время потребности страны в газе растут опережающими темпами. Если в 2004 году в КНР было использовано 40 млрд. куб. м газа, то в 2008-м – уже 80 млрд. Между тем для того, чтобы поддерживать необходимые Китаю темпы роста, в течение последующих 10–20 лет потребление газа, по признанию ведущих китайских экономистов, должно возрастать на 8–10% в год. Но даже при таких темпах лишь через 10 лет доля газа в энергопотреблении страны возрастет с нынешних 3% до 15% (в Европе уже сейчас 25% и более). Но даже при этих цифрах объем сжигаемого угля для выработки электроэнергии останется неизменным. Значит, загрязнение окружающей среды, в результате которого практически все промышленные районы Западного и Центрального Китая опасны для проживания, останется без изменений. Интенсивные поставки газа необходимы для того, чтобы не допустить лишь дальнейшего ухудшения ситуации.

Казалось бы, в этих условиях Китай должен с легкостью принимать условия продающей газ России. Однако этого не происходит, китайцы настаивают на преференциях и получают их. Причина этого заключается в том, что работа российской экономики, а в значительной степени даже физическое выживание людей за Уралом и особенно на Дальнем Востоке зависят от торговли с Китаем.

Масло в обмен на нефть и газ

Объем торговли России с Китаем в 2008 году составил 56 млрд. долл., уступая только российско-европейской. Предполагается, что в 2010 году он увеличится до 60–80 млрд. (хотя за первое полугодие 2009 года уменьшился на 39%). Если мы посмотрим на структуру торговли, то увидим, что Россия все больше и больше становится моносырьевым продавцом. Уже сейчас в российском экспорте доля энергоресурсов превышает 50%. Вся же сырьевая составляющая приближается к 80%. Лишь 4% экспорта дает машиностроительная промышленность, в значительной степени военного назначения. Резкое увеличение объемов торговли уже на будущий год может быть достигнуто только путем увеличения поставок в Китай энергоносителей. В частности, это связано с тем, что в октябре 2010 года должен заработать нефтепровод Сковородово–Дацин, по которому будет перекачиваться 15 млн. тонн нефти в год.

В китайском же экспорте 25% продукции машиностроения и металлообработки, но почти 60% – продукция легкой и пищевой промышленности. Китай не только одевает население Сибири и Дальнего Востока, но фактически и кормит его. Без поставок продовольствия из КНР практически все города российского Дальнего Востока уже через несколько месяцев столкнулись бы с нехваткой основных продуктов питания.

Положение усугубляется стремительным возрастанием легального и нелегального китайского населения в Сибири и на Дальнем Востоке. Сложность подсчетов заключается в том, что российская миграционная служба не дает данных о количестве иностранцев на российской территории. Единственное, о чем можно сделать вывод, это то, что въезд китайцев в Россию увеличивается, а жителей других стран (вьетнамцев, корейцев) – уменьшается.

На опасность подобной ситуации указывает профессор МГУ Виля Гельбрас. В частности, он говорит, что даже небольшие, но сплоченные китайские общины уже сейчас способны диктовать политические условия на тех или иных территориях. А ведь в связи с интенсивным уменьшением численности российского населения в азиатской части страны (на Дальнем Востоке за последнее десятилетие количество жителей сократилось на 18%) доля китайцев стала преобладающей. По мнению некоторых экономистов, уже сейчас на Дальнем Востоке легально или нелегально проживают более 12 млн. выходцев из КНР, что в два раза превышает местное население. В связи с предполагаемым строительством промышленных предприятий с использованием китайского капитала и рабочей силы это соотношение будет продолжать увеличиваться.

Возрастание экономического, а как следствие – местного политического влияния китайцев в азиатской части России, усиление ее экономической зависимости от КНР приводит к тому, что развитие региона, его огромные сырьевые ресурсы подчиняются потребностям не столько России и ее населения в Сибири и на Дальнем Востоке, сколько нуждам китайской экономики. Недавние российско-китайские газовые соглашения способны только усилить эту зависимость.

Метки: , ,

Оставьте свой отзыв!