Цели США в Средней Азии неизменны - китайский взгляд

Инофорум: Обобщая стратегические цели США в Средней Азии, можно отметить, что, несмотря на некоторую разницу, в них наблюдается много общего, они неотрывно связаны с продвижением демократии, давлением на Россию, сдерживанием “экстремизма”, интересом к захвату источников энергии и так далее.Первоочередная стратегическая задача США в среднеазиатском регионе — “дерусизация”, вытеснение России из региона и сокращение её сферы влияния. С точки зрения США ограждение и давление на Россию, недопущение её нового подъёма — главная цель глобальной американской стратегии. США не может позволить крупной региональной державе, а в особенности своему потенциальному конкуренту, задерживать реализацию ключевых американских стратегических целей и мешать проведению американской политики в среднеазиатском регионе. Америка считает необходимым усилить центробежные движения среднеазиатских государств от России, а затем заполнить образовавший в этом регионе “политический вакуум”, и использовать подконтрольную Среднюю Азию главным образом для воспрепятствования подъёму России.

 Этот курс вполне соответствует точке зрения бывшего советника по национальной безопасности США Бжезинского, который делал акцент на приложении всех сил к противостоянию монополии России в данном регионе. Россия, как единственная преемница бывшего СССР, независимо от своих способностей, исторической инерции или стратегических намерений, всё ещё уделяет особое внимание новым странам, в том числе и государствам СНГ среднеазиатского региона и включает их в свою стратегическую сферу влияния. Америка же не желает, чтобы Средняя Азия превратилась в новую стратегическую опору России.

Несмотря на то, что в сентябре 2009 года (так в тексте, возможно ошибка, правильно —2001 года — прим. перев.) Америка столкнулась с принёсшим ей многочисленные страдания нападением террористов “9/11″; администрации Буша-младшего совместно с неоконсерваторами также представился без сомнения невиданный шанс под предлогом разгрома сил террористов в Афганистане форсированными темпами создать в интересах США соответствующие структуры безопасности. Взятие под контроль Средней Азии американцами явилось ничем иным, как ударом острого ножа в мягкое и слабое “подбрюшье” России. Главная цель военного проникновения США в страны Средней Азии — взятие этих стран под военный контроль для организации “санитарного кордона” по периметру России, а также взятие под контроль богатых энергоресурсами стран Каспийского бассейна и транспортных коммуникаций, идущих по их территории для ослабления экономического положения России. Что же касается России, то тут как в поговорке: “Легко вызвать духа, трудно выгнать его”. Однако Россия не примирилась с таким положением, и в последующие несколько лет приложила все усилия к принятию контрмер по ограничению чрезмерного проникновения США в Среднюю Азию, а также заняла агрессивную позицию по поводу дальнейшего размещения войск в регионе.  

 Действия по защите и укреплению интересов американской безопасности в “Большой Средней Азии” способствовали денуклеаризации региона, а в особенности предотвращению появления там террористических и экстремистских сил и их разгрому. После распада СССР Соединённые Штаты придавали особенно важное значение денуклериаризации стран СНГ, не пожалев на это огромных средств для оказания материальной помощи Казахстану, Украине и другим странам в обмен на отказ тех от ядерного оружия. Эта стратегия имела определённый успех в первой половине 90-х годов, однако США полагают, что неопределённость в Средней Азии всё ещё угрожает их национальной безопасности.

Однако, начиная с конца 90-х годов ХХ века вслед за развитием афганского движения Талибан и под влиянием чеченских национал-сепаратистов панисламские силы в Средней Азии начали своё стремительное движение к экстремизму и международному терроризму, и провели в Средней Азии одну за одной несколько террористических акций. В последние годы действия сил США и их западных союзников в Афганистане становятся всё более пассивными, Талибан и их базовые структуры берут реванш, реально под контролем американцев находится только район Кабула, а 70% территории страны — трудноконтролируемы. Несмотря на то, что во второй половине 2009 года в Афганистане состоялись спорные всеобщие президентские выборы, способность правительства Карзая к контролю за ситуацией вызывает беспокойство у американцев. 

На протяжении 30 лет Америка противопоставляла себя Ирану. Иран, с его специфической государственной системой, построенной на религиозных ценностях, вооружёнными силами, соседствующий с регионом Средней Азии является в нём реально действующим фактором, чьё влияние всё более усиливается, вызывает у США серьёзное беспокойство. Америка в высшей степени озабочена тем, что экстремистские силы Средней Азии найдут в Иране понимание и поддержку, и по этой причине пытается пресечь деятельность и влияние иранских фундаменталистов в Средней Азии.

Кроме того серьёзной задачей является борьба с контрабандой наркотиков. Большая Средняя Азия также является “регионом стихийного бедствия”, преступная деятельность организованной сети производителей и продавцов наркотиков в нём перешагивает через государственные границы. После краха талибов производство и торговля наркотиками в Афганистане отнюдь не пошла на спад, только в 2005 их производство достигло отметки в 410 тонн, что составило 52% афганского ВВП. Ежегодный объём обнаруженных наркотиков, идущих из Афганистана через Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан и другие страны исчисляется тоннами, а само их производство в Афганистане составляет 90% от мирового. Америка и Запад являются основными рынками сбыта и сильно страдают от этого, что приводит США в неистовство. Стимулирование роста рынков среднеазиатских стран и обращение этих стран к демократии и политическому строительству продвигает права человека в этих странах и увеличивает влияния американской “мягкой силы”. Сразу после обретения независимости странами Средней Азии, США надеялись посредством экономической помощи способствовать предотвращению в них хаоса, который мог бы повлиять на безопасность самих США и их союзников, а также помочь в перестройке экономических систем среднеазиатских стран.

Однако американская помощь являлась лишь временной и вынужденной мерой, в перспективе было необходимо поставить среднеазиатские страны на правильный путь и ввести их в мировую экономическую систему, укрепить их конкурентоспособность и способность к самостоятельному развитию, с тем, чтобы впоследствии они не нуждались в помощи извне. Среднеазиатские страны являлись для Америки не только основным подспорьем в борьбе с терроризмом, но и объектом мечтаний о продвижении в них демократических ценностей. Сразу после распада Советского Союза среднеазиатские страны выбрали курс на политическую демократизацию, экономическую свободу и развитие по примеру светских государств. Воспользовавшись случаем, Соединённые штаты посредством дипломатического давления, оказания экономической помощи и других ухищрений направили “новые демократии” Средней Азии на переход к рыночной экономике и “демократической системе правления”. По мнению США, только построение “демократической системы” может гарантировать этим государствам подлинную независимость, и тем самым весьма эффективно вывести их из-под российского контроля, а также оградить от ударов возрождающегося исламского движения для достижения баланса политических сил на Среднем Востоке. Особые надежды Америка питала на создание в странах Средней Азии успешного образца для перестройки исламского мира.Таким образом, в 2005 году администрация Буша полагала, что ситуация с безопасностью среднеазиатских стран на первом этапе стабильна, американские войска успешно вошли в страны Средней Азии, поставив во главу угла продвижение демократии, после чего начали добиваться осуществления “цветных революций” в Кыргызстане, Узбекистане и Казахстане, но потерпели поражение. Затем США разработали более сбалансированный план “Большой Центральной Азии” (Greater Central Asia Plan — прим. перев.) основанный на продвижении концепций безопасности, демократии, рыночной экономики и других. Однако, несмотря на все усилия, практический результат был никаким. После прихода к власти Обамы в январе 2009 года, он пересмотрел точку зрения по вопросам безопасности, и выдвинул концепцию “невозможности навязывания демократии силой и необходимости учёта существующей в стране общеполитической ситуации”.

Интересы США заключаются в достижении источников энергоресурсов 5 среднеазиатских стран, составляющих костяк Большой Центральной Азии. По причине продолжающихся волнений на Среднем Востоке, Америка стремится к диверсификации рисков энергоснабжения и ищет надёжную запасную базу для бесперебойных поставок. В этом плане среднеазиатские страны, а в особенности страны Каспийского бассейна как раз удовлетворяют всем американским стратегическим требованиям. Каспийский и прилегающие к нему регионы обладают одними из богатейших в мире запасов энергоисточников и являются одним из углов мирового “энергетического треугольника”. По подсчётам Министерства энергетики США возможные запасы нефти в Каспийском море составляют 250-270 млрд. баррелей нефти, и более 1,6 трлн. кубометров природного газа, ныне же разведанные запасы составляют от 17,5 до 34 млрд. баррелей и 690 млрд. кубометров газа соответственно.Согласно данным подготовленного компанией BP “Статистического отчёта о мировой энергии 2005″, опубликованного в июне 2005 года, запасы легкодобываемой нефти-сырца (включая газовый конденсат) в Каспийском регионе колеблются в рамках от 17 до 33 млрд. баррелей (2,3 - 4,5 млрд. тонн), что совпадает с американскими оценками. Содержащая нефть и газ котловина Каспийского моря известна (в мире) как “второй Средний Восток”. Цель активного ввязывания Америки в среднеазиатские дела — гарантии будущей энергетической безопасности и удовлетворение потребностей в энергоресурсах. Независимо от того, где пролегают экспортные трубопроводы, потребности стран-импортёров полностью совпадают с желаниями США, и США для ослабления России старается установить контроль над энергоэкспортирующими регионами, по мере возможности поощряя строительство трубопроводов где бы то ни было. Кроме энергоисточников, среднеазиатские страны также богаты другими природными ресурсами, многие из которых являются чрезвычайно необходимым стратегическим сырьём для развития американской экономики. Многие из этих ресурсов ещё не освоены, поэтому в XXI веке данные регионы будут чрезвычайно перспективными как для разработки энергоисточников, так и для разработки таких ресурсов как золото, хлопок и других, что имеет чрезвычайно важное значение для мировых рынков. Принимая во внимание имеющиеся в Средней Азии обширные запасы стратегического сырья и большое количество потребителей, Америка надеется овладеть гигантским потенциалом этого рынка. Безусловно, на данный момент процент получаемой Америкой из Средней Азии нефти сравнительно мал, и составляет всего 1-2% всего американского нефтяного импорта, однако Америка уделяет энергоресурсам региона такое пристальное внимание в расчёте на длительную перспективу.

Ци Юньхун, ′China Review News′, Китай

Метки: , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!