Негативные геополитические и технологические факторы для российского сырья

Независимая: Инвестиционная емкость энергетического сектора может составить до 200 млрд. долл. в следующее десятилетие, даже если доля ТЭКа в общих инвестициях в экономику страны уменьшится от 31–33% в 2006–2010 годах до 20–24% к 2020 году (в некоторых программах и стратегиях на нужды ТЭКа без тени сомнения запрашивалось до 400–500 млрд. долл.). Планировать эти огромные инвестиции нужно уже сейчас, между тем при расчетах выявились новые и серьезные негативные факторы.

Минусовые факторы

Они связаны с повышением неопределенности закупок нефти и газа основными потребителями российских энергоресурсов – странами ЕС и США. Известно, что в текущем году ЕС сократил импорт российского газа примерно вдвое при снижении закупочных цен. Принято утверждать, что это связано в основном с кризисным сокращением потребления, а также с успехами энергосбережения. Мы полагаем также, что проявились последствия газовой войны России с Украиной и нарушения энергетических коммуникаций Грузии. Европа заявляет о намерении значительно снизить долю импорта энергоносителей из России. Мировая торговля энергоресурсами явно вступила в фазу рецессии, текущие цены на нефть и соответственно сжиженный и природный газ пока стабильны, прогнозные – падают.

Теплая зима наряду с этими факторами снизила потребление газа, в связи с чем у в настоящее время в балансе «Газпрома» образовалась дыра около 2 млрд. долл. В этих условиях закономерен вопрос: будут ли у государственной монополии требуемые инвестиционные ресурсы?

Все ранее перечисленное – прогнозируемые долговременные геополитические факторы. Буквально в последний год возник и новый, уже технологический фактор. По имеющимся и пока косвенным сведениям, обозначился прорыв в технологиях добычи газа из рыхлых пород на шельфах, прорыв, который может самым решительным образом изменить ситуацию на глобальном газовом рынке. Новые технологии немедленно привлекли внимание, быстро раскупаются пакеты акций компаний, обладающих технологиями и месторождениями газовых сланцев. «Газпром» десятилетиями не вел системных исследований по новым технологиям добычи природного газа в сложных условиях, не прислушивался к мнению отечественных экспертов, а потому оказался не готов к этим изменениям.

Запасов газа сложных месторождений на территории США и Канады, по скромной оценке, хватит на 200 лет (при нынешних объемах потребления), в оптимистическом сценарии – почти на 700 лет. Гигантские запасы газа обнаружены при первом же бурении на балтийском побережье Польши.

Сама перспектива возможного появления новых месторождений на американском и европейском энергетических рынках, а значит, и на мировом рынке явилась одной из причин резкого падения цен на газ. Разумеется, новые возможности пока имеют чисто эвентуальный характер, но уже сейчас они внесли мощный фактор неопределенности в инвестиционные программы газовой и нефтяной отраслей.

Между тем Россия намерена как можно быстрее вводить новые «газовые» провинции и мощности по добыче и транспорту природного газа. Уже сейчас «Газпром» вовлечен в северные проекты освоения новых провинций. Все больше месторождений осваивается в регионах со сложными условиями, на шельфах морей, в том числе арктических.

Независимые аналитики согласны в следующем: «Сейчас ситуация сложная – не исключено, что в середине будущего года мировая конъюнктура нефтяных и газовых цен не изменится к лучшему и «Газпрому» придется серьезно снижать расходы и концентрироваться на стратегических проектах Ямала и Штокмана».

Почему так важны инвестиции в ТЭК?

Российская экономика основана на торговле природными ресурсами, в первую очередь энергетическими. И ситуация не может кардинально измениться в ближайший период, по какой бы траектории ни пошло развитие страны. Газ сохранит значение важнейшего экспортного ресурса и будет основой внутреннего потребления энергии, пусть даже снизится его доля в расходной части баланса энергоресурсов. Даже по критическому варианту развития событий добыча газа стабилизируется к 2020 году на уровне 450–500 млрд. куб. м в год.

Это и определяет ориентировочные уровни инвестиций на следующее десятилетие – от 170 до 200 млрд. долл.

К настоящему времени базовые месторождения Западной Сибири, обеспечивающие основную часть текущей добычи, в значительной мере уже выработаны (Медвежье на 75,6%, Уренгойское на 65,4%, Ямбургское на 54,1%), в 2007 году на месторождениях с падающей добычей получено свыше 80% газа в России. Основным газодобывающим районом остается Ямало-Ненецкий автономный округ, где сосредоточено 72% всех запасов России, а также акватории северных морей.

Ямал является главной инвестиционной площадкой газовой промышленности в западной части страны. Здесь уже открыто 11 газовых и 15 нефтегазоконденсатных месторождений. Суммарные запасы крупнейших месторождений составляют 5,9 трлн. куб. м газа, 100,2 млн. тонн конденсата и 227 млн. тонн нефти. Вместе с тем эти северные проекты весьма затратны и могут быть реализованы лишь при сравнительно высоком уровне мировых цен на нефть и газ.

Минэкономразвития РФ в феврале 2009 года проведены детальные расчеты эффективности освоения континентальных шельфов России, включая Каспий, Балтику, Штокман, Сахалин и другие (всего 18 районов). Установлено что при расчетной цене нефти 50 долл./баррель, газа – 225 долл./1 тыс. куб. м освоение почти всех месторождений, за исключением некоторых районов Балтики, неэффективно: удельные затраты на освоение достигают 200 долл./1 тыс. куб. м.

Иностранные инвестиции – бесплатный сыр в мышеловке

Для крупномасштабных проектов собственных средств государства уже недостаточно хотя бы потому, что импорт российских энергоносителей сокращается, а мировые цены – падают. А также потому, что необходимы иностранные технологии.

Мировой опыт показывает, что автаркическая экономика обречена на застой и техническое отставание. Напротив, чрезмерное привлечение иностранных инвестиций, пусть даже и в обновление промышленности, может удушить национального производителя. Из широкого спектра мнений для наглядности выделим полярные позиции.

1. Не вводить никаких формальных ограничений для инвестиций по критерию стратегической важности, у нашего государства и без того в избытке инструменты для защиты своих интересов.

2. Считается, что в ходе перестройки российская экономика чрезмерно открылась для иностранных инвестиций и желательно развивать модель государственного протекционизма. Предлагается: запретить иностранный и частный российский капитал в сфере исключительно государственной компетенции ограничивать иностранный капитал в отраслях, в которых наши мировые позиции пока слабы, например, банковская система, а также ввести запрет на закупку земли иностранцами. Ввести перечень «стратегических отраслей»: ВПК, золото и цветные металлы, уран, нефть, газ, уголь, металлургия, химия, электроэнергия, разведка и освоение месторождений, транспортная инфраструктура федерального уровня. Принятие такой идеологии, по нашему мнению, приведет к изоляции и регрессу страны.

Другая сторона вопроса: какие сектора нашей экономики интересны для иностранного капитала и, напротив, где именно и когда этот капитал нужен?

Алексей Давыдович Хайтун - доктор экономических наук, профессор (Центр энергетической политики Института Европы РАН).

Метки: , , ,

Оставьте свой отзыв!