Кимерика против всего мира (”Der Spiegel”, Германия)

ИНОСМИ: На взгляд Иво де Боера (Yvo de Boer), все очень просто. “Американцы хотят, чтобы китайцы делали больше, а китайцы хотят, чтобы американцы делали больше, - заявляет главный человек ООН по климату, - так почему бы им вместе не делать больше?” Конечно, он говорил об уменьшении выбросов СО2. Цель заключается в том, чтобы ограничить глобальное потепление двумя градусами Цельсия.

Для этого потребуется радикальное сокращение потребления нефти, угля и природного газа. Цифры говорят сами за себя: в совокупности на долю Соединенных Штатов и Китая приходится около 40 процентов общемирового объема выбросов углекислого газа. Невозможно представить себе, что без участия этих двух стран в Копенгагене удастся найти выход из сложившейся ситуации и решение проблемы. В среднем объем выбросов СО2 на каждого человека в США в расчете на год составляет около 20 тонн - это в четыре раза больше аналогичного показателя в Китае. Но если говорить об абсолютных цифрах, то общий объем выбросов СО2 в Китае превышает выбросы в США. Однако значительная часть вырабатываемой в Китае двуокиси углерода получается от продукции, предназначенной для американского рынка.

Американские переговорщики любят приводить аргумент о том, что даже если Соединенные Штаты полностью прекратят выбросы парниковых газов, китайцы все равно будут вызывать глобальное потепление. “Китаю и Америке давно пора приложить больше усилий и положить на стол свои предложения”, - заявил в среду вечером председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу (Jose Manuel Barroso). Общее мнение таково: у двух сторон противоположные интересы, и они тянут воз в разные стороны.

Ни та, ни другая сторона не хочет удорожания собственного производства, особенно в связи с тем, что от некоторых стран требуется весьма скромное сокращение выбросов, а то и вообще никакого сокращения. И перебранка китайских и американских участников копенгагенской встречи создает впечатление, что разногласия непреодолимы. В преддверии саммита Китай совсем мало говорил о беднейших странах - однако сейчас, на конечном этапе переговоров, он пытается выступить в роли защитника их интересов.

Но что если у США и Китая больше общих интересов, чем думает Иво де Боер?

Американский банк и американский завод

С точки зрения финансовой перспективы Китай и Америка в последние годы стали очень тесно взаимосвязаны. Историк Найал Фергюсон (Niall Ferguson) и берлинский экономист Мориц Шуларик (Moritz Schularick) даже изобрели прозвище для этого новообразования - “Кимерика”. Экономики двух стран настолько тесно переплелись, что если одна страна икает, то вторая тут же начинает чихать. Китай дает Америке дешевую продукцию и неограниченный кредит. Это не только американский завод, но и американский банк.

Соединенные Штаты в ответ обеспечивают Китаю потребительский спрос и выплаты по процентам. Если бы после финансового кризиса Китай не предоставил США свежие кредиты, Вашингтон и Нью-Йорк погрузились бы в хаос. И пусть из Америки в Китай уплыли сотни тысяч рабочих мест, Соединенные Штаты совсем не заинтересованы в том, чтобы что-то мешало быстрому экономическому росту этой страны. В конце концов, это поставит под угрозу источники кредитования в самой Америке. Тем временем, китайцы тоже не заинтересованы в ослаблении экономики США из-за ограничения в ближайшем будущем выбросов СО2.

Такая взаимозависимость обязательно должна найти отражение в климатической политике. Так или иначе, но копенгагенский саммит это в большей мере экономическая, чем экологическая конференция. А благополучие Китая и США в ближайшей перспективе будет определяться дальнейшим потреблением органического топлива. Стало очевидно, что Кимерика, несмотря на связанные с глобальным потеплением риски, не очень-то заинтересована в том, чтобы взваливать на себя в ближайшей перспективе тяжелейшую финансовую ношу, связанную с планом действенной защиты климата. Ведь в результате ей придется делиться свои благополучием с остальными странами мира.

На удалении многих световых лет

Обе страны, несмотря на заверения в обратном, находятся на удалении многих световых лет от того момента, когда они откажутся от ископаемого топлива. Китайцы, подобно американцам, бросают в топку своей экономики в основном уголь и нефть - Соединенные Штаты даже держат гигантскую военную инфраструктуру глобального масштаба, чтобы защищать свой доступ к этой нефти. Неважно, в каких объемах звучит “зеленая” риторика из Вашингтона и Пекина - органическое топливо все равно останется основой их военно-промышленной мощи.

Пекин обещает сократить выбросы, что обязательно потребует уменьшения зависимости от органического топлива. Если следовать этой логике, такое обещание равносильно обязательству урезать свою мощь и влияние. Это немного напоминает симбиоз во взаимоотношениях наркомана и наркодилера. С такой точки зрения интересы пустынных, островных и прибрежных государств, которым глобальное потепление угрожает в первую очередь, становятся второстепенными. И настоящее противостояние, которое мы наблюдаем в Копенгагене - пусть на поверхности все выглядит иначе - это не противостояние между Китаем и Америкой. Это противостояние Кимерики и всего остального мира - двух стран против 190 государств.

Та пара, что придумала Кимерику - Фергюсон и Шуларик - считает необходимым покончить с тесными экономическими отношениями двух стран. Согласно их анализу, Кимерика весла огромный вклад в чрезмерное потребление в США и в финансовый кризис. По их мнению, урок этого кризиса таков: Кимерику надо ликвидировать.

Последний выход Кимерики на мировую сцену?

Этот анализ применим и к климатическому кризису. Если глобальная стратегия Кимерики мешает ей пойти на необходимое сокращение выбросов СО2, то это модель, не имеющая будущего. Беззубое соглашение в Копенгагене или его полный провал станет, как можно надеяться, одним из последних выходов Кимерики на мировую сцену в ведущей роли.

Самый разумный план действий заключается в том, чтобы две эти страны вступили в настоящее экономическое соревнование за самые “зеленые” технологии, за самые экономичные автомобили, а также за самый высокий рост занятости в природоохранном секторе. Если Кимерика - или Китай и Америка - сосредоточат на этом свое основное внимание, то действенное соглашение в Копенгагене должно соответствовать их интересам в полной мере. А неудача будет означать, что Кимерика упустила огромную инвестиционную возможность, что миллиарды долларов будут и дальше растрачиваться впустую на экономику, работающую на органическом топливе.

А в этом не заинтересован никто. Рано или поздно экономика на органическом топливе исчезнет, и произойдет это скорее рано, чем поздно, что бы ни случилось. На самом деле, когда речь заходит об экономических и технологических интересах, а также об интересах в сфере безопасности, увеличение энергоэффективности в сочетании с наращиванием производства внутри страны “зеленой” энергии, не дающей выбросов СО2, совершенно очевидно предпочтительнее сохранения зависимости от органического топлива.

В заключительные дни работы копенгагенского саммита Китаю и США лучше вступить друг с другом в войну конкурсных предложений - в соперничество, в котором каждая из сторон сможет выдвинуть свои целевые обязательства по снижению выбросов. Именно это рекомендует сделать климатический царь ООН Иво де Боер.

Оригинал публикации: Chimerica Against the World

Метки: , ,

Оставьте свой отзыв!