Будет ли “нефтяная война” между Россией и Беларусью? (”Radio France Internationale”, Франция)

Голос России: Очередной раунд переговоров между Москвой и Минском об условиях поставок и транзита нефти в Беларусь успехом не увенчался. Российская и белорусская стороны не смогли договориться по принципиальным вопросам. Россия настаивает на введении таможенных пошлин на импортируемую нефть, в то время как Минск утверждает, что транзит российской нефти через Белоруссию, а также нефть-сырец, которая поставляется на белорусские НПЗ для переработки и реэкспорта, должны быть беспошлинными. Минск грозился даже выйти из недавно созданного таможенного союза с Россией.  Что кроется за нефтяной войной между странами, которые только что заключили между собой Таможенный союз? Чего добивается Россия – чисто экономической выгоды? Или же она использует энергетический козырь для политического давления на Беларусь? С таким вопросом мы обратились к французской специалистке по Беларуси и Украине, лектору университета Бургундии, Александре Гужон.

Александра Гужон: Мне представляется, что у России единая политика в отношении «ближнего зарубежья». Эта политика основана не только на традиционной дипломатии, но также на «экономической дипломатии». Она пользуется теми формами взаимозависимости между республиками, которые существовали в советское время, чтобы сохранить зависимость пост-советских государств от России. В первую очередь, речь идет об энергетической зависимости. Регулярно проходят нефтяные или газовые войны между Украиной и Россией, а теперь и между Беларусью и Россией. Таким способом Россия пытается поддержать свой статус региональной державы и хочет помешать экономической автономии бывших республик, что естественно отражается и на их политическом статусе. Если бы Беларуси удалось достигнуть экономической независимости, она получила бы и больший политический вес в регионе. Россия же использует экономические рычаги, чтобы получить от бывших республик и политические дивиденды. Россия в частности пытается добиться, чтобы Беларусь признала два сепаратистских государства – Южную Осетию и Абхазию. Ранее Александр Лукашенко обещал признать эти сепаратистские образования, а затем сделал шаг назад, чтобы сохранить хоть какую-то свободу действий по отношению к России.

Галина Аккерман: Какова позиция Лукашенко? С одной стороны, он подписывает Таможенный союз с Россией, а с другой пытается потихоньку сблизиться с Европой.

Александра Гужон: Я думаю, что президент Лукашенко в своих отношениях с Россией и с Евросоюзом руководствуется как убеждениями, так и прагматизмом. Россия – это необходимый экономический союзник Беларуси. В то же время он прекрасно знает, что если он склонится перед всеми экономическими требованиями России, то Беларусь попадет в полную зависимость от нее. Именно поэтому он пытается сохранить хоть какие-то рычаги влияния. Что касается убеждений, то Лукашенко уверен, что США и в целом западные страны пытаются руководить миром. Чтобы противостоять этому, он  выступает за многополярный мир, где действуют разные региональные державы. Эта позиция имеет свою логику.

Галина Аккерман: Я так понимаю, что Союзное государство, о котором столько говорилось, завтра не возникнет.

Александра Гужон: Идея этого Союза основывалась на таком аспекте, о котором редко говорят. В основе создания союза лежала идея конфедерации, то есть союза двух равноправных государств. Речь не идет о военном или экономическом равенстве (ясно, что Россия и Беларусь несопоставимы по весу), но о равенстве политическом. В течение нескольких лет Лукашенко тщетно пытался добиться от российской стороны конституционного акта, который предусматривал бы поочередное президентство российско-белорусского Союза. Но ни Медведев, ни Путин, разумеется, на такой вариант не согласны. Они не готовы в один прекрасный день оказаться под пятой президента Лукашенко. Лукашенко всегда стремился выпятить этот аспект, а российская сторона пыталась ему объяснить, что между двумя членами союзного государства такая разница, что белорусский президент не может претендовать на подобный пост. Таким образом, создание политического союза буксует, а пока продвигается создание таможенного союза между Россией, Беларусью и Казахстаном. Понятно, что если у Беларуси нет перспектив войти в общеевропейское экономическое пространство, то общее экономическое пространство создается по другую сторону границ единой Европы.

 Галина Аккерман: Так что нового Советского Союза не будет.

Александра Гужон. Это не всегда понимают, но конец Советского Союза произошел уже почти два десятка лет назад. Политические элиты «ближнего зарубежья» полюбили власть, и они пытаются показать России, что и у них есть пространство для маневрирования. 

Метки: , , , ,

Оставьте свой отзыв!