Рассорившиеся из-за нефти (”Foreign Policy “, США). Почему Россия враждует с Белоруссией, и что это означает для безопасности Европы

Голос России: Почти ровно через год после того, как в результате ценового спора с Украиной Россия приостановила поставки газа своим европейским клиентам, стремясь таким неприглядным способом заставить Киев расплатиться за газ, аналогичный спор между Россией и Белоруссией угрожает сорвать поставки в Европу российской нефти. Как и в случае с “газовой войной” между Москвой и Киевом в январе 2009 г., в ходе которой многие страны Центральной и Южной Европы остались без газа, спор с Белоруссией лишь отчасти связан с деньгами. Он также отражает меняющиеся отношения между Россией и ее бывшими партнерами по Советскому Союзу, многие из которых стремятся уйти из-под политического и экономического влияния Москвы . Последствия могут быть серьезными - не только для России, Белоруссии и их соседей, но и для общего равновесия сил в Европе.

Спор между Россией и Белоруссией вышел на поверхность сразу после Нового года: 31 декабря истек срок действия контракта о поставках российской нефти в Белоруссию по так называемому трубопроводу “Дружба”.

Согласно условиям контракта, Белоруссия не уплачивала таможенную пошлину на нефть, импортируемую из России. Однако Минск использовал не всю импортируемую нефть на внутреннем рынке, перепродавая значительную ее часть в Европу и сохраняя таможенные поступления, невзирая на участие в таможенном союзе с Россией. Прибыль от перепродажи российской нефти давно является важным источником твердой валюты для авторитарного режима президента Александра Лукашенко, составляя примерно треть экспортных доходов Белоруссии.

В 2001 году Белоруссия в одностороннем порядке разорвала контракт, предусматривавший раздел этой прибыли, что привело к существенным убыткам для российского бюджета и компании “Транснефть”, трубопроводного монополиста России. Теперь “Транснефть” требует от Белоруссии уплаты в полном объеме импортных пошлин за ту часть российской нефти, которую она перепродает на европейском рынке. Для Белоруссии это означает порядка 5 миллиардов долларов в год. Белорусское правительство утверждает, что таможенный союз между Россией и Белоруссией устраняет необходимость в выплате пошлин на импорт из России. Хотя на середину января поставки по трубопроводу “Дружба” не приостанавливались, европейские лидеры явно опасаются сценария, при котором “Транснефть” (возглавляемая вице-премьером России Игорем Сечиным, доверенным лицом премьер-министра Владимира Путина) перекроет вентили, чтобы добиться от Минска уступок, так как Европейский Союз импортирует из России примерно третью часть потребляемой нефти, главным образом через Белоруссию. Перспектива срыва поставок уже подтолкнула цены на сырую нефть в США до максимальной отметки за 15 месяцев. Надо полагать, это не может не радовать Москву.

В последние годы Белоруссия, долго бывшая ближайшим союзником Москвы среди постсоветских государств, стала головной болью для Кремля. Помимо участия в таможенном союзе Россия-Казахстан-Белоруссия, Минск и Москва образовали так называемое “союзное государство”, своего рода промежуточный этап на пути к политической интеграции. Однако, как и Украина несколькими годами ранее, Белоруссия стала опасаться излишней зависимости от России и стремится расширить пространство для маневров на международной арене, особенно после войны с Грузией в августе 2008 года. Как и другие постсоветские лидеры, Лукашенко обеспокоен прецедентом вторжения российских войск в регион, который президент России Дмитрий Медведев назвал “зоной привилегированных интересов” России.

Неожиданная тяга Лукашенко к независимости в большой мере связана с неуклюжими попытками Москвы навязать Белоруссии свою волю. После российско-грузинской войны Москва оказывала огромное давление на Белоруссию с тем, чтобы она признала мятежные республики Южную Осетию и Абхазию. Но, как и его коллеги из других бывших советских республик, Лукашенко не стал торопиться. Стремясь получить желаемое, в феврале прошлого года Россия устами министра финансов Алексея Кудрина посулила Белоруссии кредит в 2 миллиарда долларов на поддержку пошатнувшейся экономики. Не добившись от Минска сговорчивости, в июне Россия устроила бойкот белорусской молочной продукции. В условиях нарастающего финансового кризиса Россия сначала приостановила, а потом вообще отменила последний 500-миллионный транш этого займа. В ответ на молочный бойкот и непостоянство России по вопросу займа Лукашенко бойкотировал июньский саммит Организации Договора о коллективной безопасности - альтернативы НАТО, созданной Россией для постсоветских государств, - и открыто выразил свои замечания по поводу планов России по созданию совместных сил быстрого реагирования под эгидой этой организации.

С точки зрения России, еще тревожнее было то, что Лукашенко объявил об интересе Белоруссии к участию в Восточном партнерстве Европейского Союза, созданном для выработки соглашений о свободной торговле и стратегическом партнерстве, а также упрощения визового режима с рядом постсоветских стран Восточной Европы и Южного Кавказа. Европейский Союз отреагировал на заинтересованность Лукашенко в улучшении отношений - отчасти для того, чтобы белорусы не стали признавать мятежные республики, а отчасти - потому, что неожиданный интерес Лукашенко к сближению создал, по его мнению, возможность оказывать давление с целью либерализации в стране, иногда называемой “последней диктатурой Европы”. Несмотря на то, что Восточное партнерство занимается конкретными вопросами, связанными с визами и торговлей, официально оно объявлено инициативой по продвижению “общих ценностей, включая демократию, верховенство закона и уважение к правам человека” в постсоветских государствах на рубеже Европы. России, которая все чаще воспринимает продвижение либеральных ценностей как средство усиления влияния Запада за счет Москвы, “Восточное партнерство” представляется неприкрытой попыткой вторжения в российскую “зону привилегированных интересов”.

И вновь мы возвращаемся к проблеме льготных цен на энергоносители, которые Россия устанавливает для своих бывших вассалов в рамках двойной системы патроната и контроля. Эти субсидии создают нездоровые стимулы для стран-получателей, которые, как Белоруссия, имеют возможность перепродавать российские энергоносители на внутренних рынках по заниженным ценам, поддерживая неконкурентоспособные предприятия советской эпохи в ущерб эффективности. В то же время поставки энергоносителей по льготным ценам являются одним из важных источников коррупции, так как перепродажа российских нефти и газа за рубеж по мировым ценам является крупным источником прибыли для политических инсайдеров на Украине, в Белоруссии и других странах-получателях.

Кроме того, угроза отмены субсидий является одним из крупнейших козырей России в отношениях с государствами региона. Во время последнего спора с Минском о ценах на газ Москва предприняла агрессивные шаги по получению доли газопроводной сети Белоруссии в обмен на сохранение ценовых субсидий. В рамках стратегии оказания давления на Белоруссию “Транснефть” решила приостановить поставки по трубопроводу “Дружба”. Учитывая плачевное состояние белорусской экономики и отчуждение, царившее тогда в отношениях с Европой, Москва знала, что Лукашенко остается только согласиться на ее условия. Таким же образом Кремль пытался воспользоваться долгами Украины за энергоносители, чтобы получить контроль над ее распределительной сетью. Пока Киеву удается дать отпор.

С тех пор, как в 2000 году президентом России стал Путин, Кремль применяет эти субсидии избирательно. В 2005-2008 годах, когда мировые цены на нефть стремительно росли, Кремль оказывал давление на соседей, требуя платить за свои энергоносители по рыночному тарифу. В особенности это касалось тех соседей, которые становились его внешнеполитической головной болью. В таком повороте событий был положительный момент. Это соответствовало требованиям Международного валютного фонда о том, чтобы энергетические сделки совершались по рыночным ценам и, если бы начатое было доведено до конца, у покупателей возникли бы реальные стимулы к снижению безудержного энергопотребления. Кроме того, отношения между Россией и ее соседями встали бы на более предсказуемую, рыночную основу.

Но, хотя теоретически переход на рыночные цены в торговле энергоносителями имеет смысл, на практике этот переход, осуществленный путинским режимом, лишь усилил сомнения европейских государств, покупающих большую часть российских энергоносителей. Рыночные цены были введены для разных постсоветских государств в разное время, и изменение тарифов в значительной мере зависело от состояния их отношений с Москвой. Лояльность Белоруссии долго означала, что она покупает российские энергоносители по более низкой цене, чем остальные соседи России, хотя российский газовый монополист “Газпром” и “Транснефть” взвинтили цены для Украины и других государств, стремящихся покинуть российскую орбиту. Осознавая, что зависимость от России сделала ее изолированной и уязвимой, Белоруссия тоже приходит к выводу о том, что за внешнеполитическую гибкость приходится платить.

Долгосрочной целью Москвы является контроль над энергораспределительной инфраструктурой всего бывшего Советского Союза. Эта цель четко прописана в энергетической стратегии России, и одним из шагов к завершению предыдущего раунда спора между Белоруссией и “Транснефтью” было соглашение о передаче российской трубопроводной монополии 50 процентов акций белорусского оператора трубопроводов “Белтрансгаз”. Ссылаясь на долги Украины, “Газпром” оказывал аналогичное давление и на Киев. Если Москве удастся полностью взять под свой контроль белорусскую энергораспределительную сеть, то она не только окажется в более сильной позиции для воздействия на внешнюю политику Минска, но и укрепит свою рыночную силу и, тем самым, политические рычаги в отношениях с Европой. Неопределенность с поставками через Белоруссию также может повлечь за собой рост глобальных цен на нефть как раз в то время, когда западные экономики начинают выходить из рецессии. Это само по себе должно быть достаточно серьезной причиной для того, чтобы европейцы и их американские союзники начали обращать пристальное внимание на, казалось бы, невразумительный таможенный спор.

Джеффри Мэнкофф (Jeffrey Mankoff)

Метки: , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!