Новая стратегия НАТО: от войн балканских – к войнам энергетическим

fondsk.ru: Новая стратегия НАТО, которую генеральный секретарь этой организации Андерс Фог Расмуссен открыл для внутреннего обсуждения в сентябре 2009 года, начала воплощаться на практике, не дожидаясь своего официального принятия. Как и во времена развала Западом Югославии в 1990-е годы, новый сценарий опробуется на Балканах, а именно в сербском крае Косово. Его внешней формой стало радикальное сокращение численности действующих там под командованием НАТО многонациональных миротворческих сил КФОР, а главным смыслом – концентрация сил против главного и отныне даже не скрываемого официально противника в лице сербов с одновременной переброской высвобождаемых подразделений на новые фронта, определяемые лично США и их президентом Бараком Обамой. Среди этих фронтов, помимо официально декларируемого афганского, важное место занимают новые фронты «энергетических войн».

Как заявил на днях побывавший в Приштине командующий южным флангом НАТО в Европе американский адмирал Марк Фитцджеральд, миротворческий контингент КФОР завершает масштабное сокращение своей численности. К концу января текущего года их личный состав будет насчитывать 10 тысяч военнослужащих вместо 15-ти тысяч. Брюссель объясняет этот шаг стабилизацией обстановки в Косове, одновременно объявляя главной «угрозой безопасности» существующие на севере края сербские органы самоуправления. «Все нарушения резолюции 1244 Совета Безопасности ООН мы рассматриваем как угрозу безопасности. Поскольку параллельные структуры власти по этой резолюции неприемлемы, мы выражаем озабоченность», - подчеркнул адмирал.

То, что сербо-албанское противостояние способно взорвать хрупкое перемирие в Косове и в других районах Балкан, – секрет полишинеля. Уже к апрелю власти Приштины намерены объявить о создании в населенных сербами северных районах муниципалитета «Северная Митровица» (как албанцы именуют населенную сербами северную часть города Косовска-Митровица). Это станет возможным благодаря осуществляющейся с конца 2009 года властями Приштины перекройке административной карты сербских общин без согласия на то самих сербов. По имеющейся информации, в случае спровоцированного албанскими экстремистами нового сербо-албанского конфликта этот орган призван взять на себя властные полномочия. Иными словами - сыграть ту роль, которую грузинские власти в свое время отводили созданной ими марионеточной южноосетинской администрации Дмитрия Санакоева. К слову, именно к апрелю ожидается вердикт по Косову Международного суда ООН в Гааге, который, как уверены албанские сепаратисты, будет носить позитивный для них характер и развяжет им руки для подавления сербского сопротивления при активном военном содействии натовских сил КФОР.

Таким образом, угроза нового конфликта на севере Косова более чем реальна, но возлагать вину за это на сербские структуры означает грешить против истины. Еще более странными выглядят ссылки адмирала Фитцджеральда на резолюцию Совета Безопасности ООН № 1244 от 10 июня 1999 года, которую провозглашением независимости и ее последующим признанием попрали именно Приштина и Вашингтон.

Эти логические неувязки не случайны. На примере Косова НАТО переходит к новым методам обеспечения своих интересов. Уходя от абстрактного миротворческого присутствия в «горячих точках», силы альянса теперь заранее и с предельной четкостью объявляют своего врага в лице одной из сторон конфликта (которых они по международным мандатам призваны разводить) и концентрируют силы против него. В Косове такими врагами уже названы сербы, в Боснии и Герцеговине – это тоже сербы, но боснийские, в Македонии ими могут стать власти страны, если осмелятся ограничить растущие не по дням, а по часам аппетиты местных албанцев. Подобная «точечная стратегия» позволит НАТО держать под контролем ситуацию там, где «порядок по-брюссельски» уже частично наведен, перебрасывая высвободившиеся силы на новые фронты.

О том, что речь идет именно о новом стратегическом направлении в деятельности Североатлантического альянса, свидетельствует и содержание дискуссий, идущих в последние месяцы в его брюссельской штаб-квартире. К слову, группу из 12-ти экспертов, занимающихся обсуждением новой Стратегической концепции НАТО, возглавляет бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт, известная своей активной ролью в процессе разрушения Югославии и поддержкой албанских экстремистов. По имеющейся информации, содержание дискуссий выходит далеко за рамки принципов обеспечения безопасности собственно государств-членов НАТО, как это вроде бы вытекает из Атлантической хартии 1949 года. В настоящее время дебаты сфокусировались на разработке политико-правовых и военно-практических путей обеспечения глобальных интересов Североатлантического альянса на максимально широком мировом пространстве. Как отмечается в рабочих документах НАТО, речь идет о «поддержании эффективных военных возможностей во всем спектре миссий Альянса», а также о «кризисном менеджменте» - уже без конкретного упоминания географических регионов. Учитывая, что ареал действий натовских миссий в настоящее время уже простирается до Афганистана, – нетрудно нарисовать будущую карту военных операций и «кризисного менеджмента» натовских генералов.

А на 19 января в штаб-квартире НАТО в Брюсселе широко анонсирована лекция бывшего официального представителя Североатлантического альянса времен агрессии против Югославии 1999 года Джейми Ши на показательную тему: «Энергетическая безопасность: вызов для рынков или вызов также и для стратегического сообщества?». В нем докладчик намерен впервые четко заявить от имени альянса, что «растущая мощь» таких государств, как Китай, Индия и Россия, заставляет НАТО считать вопросы энергетической безопасности не только сферой «рыночных сил и регуляторов», а прежде всего «стратегическим вопросом, в решении которого такая организация, как НАТО, может сыграть полезную роль». А для того, чтобы сыграть подобную роль, натовским генералам нужно прежде подавить в Косове и других районах Балкан последние очаги сопротивления «новому мировому порядку».  Петр Искандеров
 

Метки: , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!