ЗА ГАЗОВОЙ ОСЬЮ РФ-ТУРКМЕНИЯ-ИРАН — БУДУЩЕЕ ГАЗА ЕВРАЗИИ

http://shafranik.ru/: За газовой осью Россия-Туркмения-Иран – будущее рынка Евразии, убежден председатель Совета Союза нефтегазопромышленников РФ Юрий Шафраник.
В эксклюзивном интервью корр. ИТАР-ТАСС Алексею Кравченко Шафраник, возглавляющий советы делового сотрудничества России со многими странами Центральной Азии и Ближнего Востока, прокомментировал состоявшееся в прошлом месяце в Ашхабаде открытие второго газопровода, связавшего Туркмению с Ираном, и значение этого события для России.

ВОПРОС: Юрий Константинович, Туркменистан и Иран активно наращивают сотрудничество в сфере ТЭК. Должен ли этот пример стимулировать и российскую власть совместно с бизнесом к активизации прямого диалога с Тегераном?

ОТВЕТ: Я полагаю, что Россия строит взаимоотношения с Ираном вполне самостоятельно, но и пример соседей, конечно, поучителен. Это относится и к открытию в начале января второго трубопровода, по которому в Иран будет поступать туркменский газ. Кстати, первый газопровод между этими странами был открыт еще в 1997 году. Несколько позже, будучи министром (топлива и энергетики), я всячески поддерживал стремление руководства Туркмении развивать трубопроводную систему. Богатая голубым топливом страна просто обязана укреплять свою экономику, используя данный природой шанс, обязана иметь трубы, идущие во все стороны света.

В этом плане Россия, я уверен, должна подать пример рачительного подхода к использованию углеводородных ресурсов, чему, полагаю, будет мощно способствовать «газовая ось» Россия-Туркменистан-Иран,  доктрину которой еще предстоит сформулировать. Разработка и активное воплощение в жизнь этой доктрины, уверен, позволило бы придать картине континентального газового рынка более цивилизованный вид.

Что я имею в виду? Дело, конечно, не столько в том, что Россия, Туркмения и Иран «пронизаны» меридиановой осью от Карского до Аравийского моря, хотя это и облегчает решение транспортных проблем. Важно, что они являются основными игроками на газовом рынке огромного континента, да и всего мира — по крайней мере в настоящее время. И у наших стран есть все основания, я бы сказал, даже историческая обязанность вести единую политику  в определении участников и объемов добычи,  направлении транспортировки ресурсов и — самое главное — в определении цен поставки газа.

Сразу подчеркну, о ценовом диктате не может быть и речи. Но абсолютно разумные и справедливые цены позволят нашим странам не только поддерживать добычу невозобновляемых ресурсов, но и развивать другие отрасли экономики. Такова, на мой взгляд, целевая суть Доктрины газовой оси. Ее содержательную часть проработать нетрудно. Важно не утопить идею в болоте нескончаемых согласований, давая пищу для не всегда конструктивных домыслов вокруг неначатого дела. Важно упорно, ежедневно действовать, и в первую очередь на дипломатическом фронте.    Особо замечу, что проект «газовой оси» может стать самым главным фактором экономического развития Туркмении, важным фактором для России и обернуться серьезным плюсом для глобальной экономики.

ВОПРОС: Если Доктрина заработает, сколько километров труб придется еще протянуть?

ОТВЕТ: Тут надо твердо усвоить простую истину… Чем больше труб прокладывает производитель углеводородов, тем в большей степени он оказывается зависим от потребителя. Вдобавок уместен вопрос: за чей счет строятся трубопроводы? Ответ: всегда за счет производителя? Если кому-то документально гарантируют поставку определенных объемов газа, то он без труда возьмет под эти объемы банковский кредит на строительство соответствующей трубы. И вроде бы он не прикоснулся к деньгам производителя, но, получается, уже торгует его продуктом.

Взять тот же проект «Набукко». Если он так нужен Евросоюзу, как там об этом говорят, то почему бы не выделить из бюджета влиятельной и состоятельной организации 10 миллиардов евро на строительство газопровода? И не надейтесь! Потому что Евросоюз не хочет зависеть от ресурсов, допустим, Ирана и Туркмении. Потребитель привык к обратной зависимости и отказываться от этой привычки — ради нахождения баланса интересов — пока не помышляет.

Следовательно, существует еще один веский стимул ускоренно создавать «газовую ось» для последовательных, несуетливых, тщательно скоординированных действий, направленных на достижение оптимального баланса интересов поставщиков и потребителей энергоресурсов.

Производителям ведь и в голову не придет перестать качать газ на Запад или взвинтить в 5 раз цены на топливо. Но обоснованные объемы добычи, обоснованные цены, обоснованные транзитные потоки, наконец, обоснованные программы совместного развития — все это исключительно значимо не только для процветания сторон предлагаемого межгосударственного проекта, но и для формирования реально взаимовыгодных отношений производителей и потребителей энергоресурсов. 

ВОПРОС: В последнее время идут интенсивные консультации Большой шестерки (США, Великобритания, ФРГ, Франция, Китай, Россия) по поводу ужесточения санкций против Тегерана. Насколько сложна здесь позиция России? Разве санкции не провоцируют Иран на изоляционизм, который не способствует развитию добрососедских отношений,  и на ресурсный национализм, который в конечном счете серьезно ударит по интересам потребителей углеводородов?

ОТВЕТ: Политика — не моя сфера. Но все, что касается международной координации действий ради общей энергетической безопасности и развития мирового топливно-энергетического комплекса (включая атомную энергетику), достойно поддержки. А в остальном… Человечеству и так хватает угроз, поэтому крайне нежелательно, чтобы еще какая-либо страна, пусть даже достойная во всех отношениях, обзавелась ядерной дубиной.

Кстати, то, что сейчас предпринимают в отношении Ирана Россия и Туркмения, как раз и способствует преодолению Тегераном экономической изоляции и, как следствие, политической.

ВОПРОС: По словам посла Ирана в Азербайджане, Иран желает увеличить объем покупаемого у Азербайджана газа. В связи с этим стороны обсуждают возможность прокладки дополнительного трубопровода. Разве Ирану недостает собственного газа?

ОТВЕТ: Иран обладает огромными запасами газа, но их основная часть находится в южной части страны. Напомню, что у нас в свое время юг Тюмени, Омск и Саратовская область получали газ из Казахстана. И это был абсолютно грамотный маршрут. Кроме того, в Иране слабо развита добывающая промышленность и инфраструктура. Тут отставание от «продвинутых» стран — на несколько десятков лет. Поэтому сейчас обеспечивать север Ирана газом гораздо проще (и дешевле), опираясь на азербайджанскую трубу. Добавлю, что для международной кооперации было бы весьма полезно, если бы в перспективе Азербайджан, Россия и Туркмения надежно снабжали газом север Ирана, высвобождая объемы южных запасов страны для транспортировки, например, в Индию и другие (подходящие для экономичного транзита) страны.

И в поставках голубого топлива на север Ирана, и в участии в освоении южных газовых проектов страны (включая строительство предприятия по сжижению природного газа, а также транспортировку СПГ) видится большая перспектива для всех государств Каспийского региона. Ведь говоря о предполагаемых основателях Доктрины газовой оси, я выделил трех основных игроков рынка только потому, что им проще дать старт этому стратегическому проекту, тогда как его «двери» должны быть открыты для всех.

Азербайджан, Казахстан, Туркмения, Россия, пройдя сквозь тяжелейший период обретения нового качества суверенных государств, имеют все основания и возможности играть влиятельную роль на мировом рынке углеводородных ресурсов, не противопоставляя себя стороне потребителей, но твердо следуя своим совокупным экономическим интересам.

Адрес публикации: http://www.itar-tass.com/level2.html?NewsID=14828352

     

Метки: , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!