Что американцу пустыня, китайцу - медь. Не ввязываясь в войну, которую США и их союзники ведут в Афганистане, Китай постепенно превращается в крупнейшего игрока в афганской экономике

Президент Афганистана Хамид Карзай сегодня завершает визит в Китай. В Пекине афганский лидер и председатель КНР Ху Цзиньтао подписали соглашения, реализация которых позволит Китаю стать крупнейшим инвестором в афганские недра. На фоне крупных неудач, которые терпят в Афганистане другие игроки, в наибольшем выигрыше там может оказаться именно Пекин.

Нынешний визит в Поднебесную стал для Хамида Карзая первым после его прошлогоднего переизбрания на второй срок и уже четвертым в должности президента Афганистана. “Китай играет крайне важную роль в стабильности как Афганистана, так и всего региона”,- заявил он в среду на встрече с председателем КНР Ху Цзиньтао. Принимая афганского гостя, председатель Ху пообещал всячески помогать соседу. “КНР всегда будет помогать Афганистану в мирном восстановлении и поддерживать Кабул в деле установления суверенитета, независимости и сохранения территориальной целостности”,- сказал он.

Еще несколько лет назад ситуация в Афганистане волновала Пекин прежде всего с точки зрения безопасности. В годы советской оккупации КНР активно снабжала оружием моджахедов, опасаясь чрезмерного усиления позиций СССР в регионе. После вывода советских войск Китай потерял было интерес к стране и начал снова внимательно наблюдать за ситуацией уже после прихода к власти талибов - китайское руководство опасалось, что Афганистан может превратиться в базу по подготовке исламистов из Синьцзян-Уйгурского автономного района. После начала американской операции “Несокрушимая свобода” Пекин начал волноваться уже из-за усилившегося присутствия США и НАТО вблизи своих границ, но поддерживать талибов, разумеется, не стал. Однако после прихода к власти в КНР команды нынешнего председателя Ху Цзиньтао, при котором одной из главных задач внешней политики Пекина стало обеспечение китайской экономики минеральными ресурсами, тактика Поднебесной в Афганистане поменялась - упор был сделан на экономическую экспансию. Пекин решил не направлять в страну своих солдат, а заняться бизнесом, позиционируя это как помощь мировому сообществу.

Верность Пекина избранной тактике подтвердили и результаты нынешних переговоров Ху Цзиньтао с Хамидом Карзаем, главным итогом которых стало подписание пакета документов по экономическому и технологическому сотрудничеству, снижению тарифов на экспорт афганских товаров в КНР и подготовке афганских специалистов в китайских учебных заведениях. Детали соглашений ни лидеры, ни чиновники раскрывать не стали. Впрочем, Хамид Карзай обозначил главные сферы приложения китайского капитала в своей стране: строительство железных дорог, геологоразведка и добыча полезных ископаемых, энергетика и строительство. Он пообещал обеспечить китайским компаниям максимально благоприятные условия для инвестиций и юридические гарантии защиты средств, а также гарантии физической безопасности.

Реализация достигнутых соглашений может превратить Китай в крупнейшего игрока в афганской экономике. Согласно данным китайской таможенной статистики, уровень торговли между двумя странами пока незначительный - в 2008 году ее объем составил всего $155 млн. Впрочем, это лишь официальные данные, отражающие, прежде всего, передвижение товаров через узкий Ваханский коридор в горах Памира. Между тем значительная часть китайского ширпотреба, которым завалены все афганские рынки, поступает в страну также через соседей, в особенности центральноазиатских. Объем прямой помощи Пекина Афганистану с 2002 года составил $130 млн, а в прошлом году КНР пообещала предоставить еще $75 млн в ближайшие пять лет. Наконец, многие китайские фирмы выполняют подрядные работы в рамках проектов по восстановлению афганской инфраструктуры, которые финансирует Запад.

Однако главным объектом вожделения Пекина являются огромные минеральные ресурсы соседа, в разработку которых долгие годы никто не вкладывался из-за войны. Между тем в этом отношении Афганистан может быть крайне интересен для китайских инвесторов. Например, по данным геологической службы США, в недрах страны залегают 1,6 млрд баррелей нефти и 440 млрд кубометров газа (правда, рентабельность значительной части этих ресурсов вызывает большие сомнения). Еще интереснее запасы цветных и черных металлов. Большинство потенциально рентабельных месторождений сконцентрировано в спокойных провинциях на севере страны. Так, большие запасы железной руды расположены в провинции Герат, золота - в провинциях Бадахшан, Тахар и Газни, меди - в провинции Логар.

В ноябре 2007 года китайские инвесторы уже одержали первую крупную победу в борьбе за афганские ресурсы, выиграв тендер на освоение крупнейшего неразработанного медного месторождения в мире Айнка, расположенного в провинции Логар в 30 км на юго-восток от Кабула. Компания China Metallurgical Group, обошедшая на конкурсе входящую в империю Олега Дерипаски Strikeforce Mining, американскую Phelps Dodge и канадский консорциум, пообещала инвестировать в месторождение $3,5 млрд - крупнейшую сумму за всю историю Афганистана. Правда, в ноябре прошлого года американские СМИ обвинили China Metallurgical Group в том, что компания выплатила взятку в $20 млн наличными министру горнорудной промышленности Афганистана Мухаммаду Ибрагиму Аделю, но это не привело к отзыву лицензии. Не исключено, что на решение Кабула оставить актив у китайцев повлияли и крайне выгодные для страны условия соглашения. $500 млн китайцы пустили на строительство электростанции, причем половина вырабатываемой мощности пойдет на энергоснабжение населения. С 2014 года месторождение начнет работать на полную мощность, обеспечивая работой около 10 тыс. афганцев. Правительство будет получать в виде налогов и роялти около $400 млн в год.

Успех коллег из China Metallurgical Group явно воодушевил китайские компании. По крайней мере, как рассказывали “Ъ” в конце прошлого года чиновники афганской провинции Бамиан, команды китайских геологов приезжают в большом количестве и прочесывают местные горы в поисках месторождений. “Никто не питает иллюзий, что сюда когда-либо придут крупные инвестиции из ЕС или США. Единственным серьезным инвестором в этой стране может быть именно Китай, причем объектом инвестиций будет именно сырьевой сектор,- делился с “Ъ” один из работающих в Афганистане западных дипломатов.- Вопрос лишь в том, какая часть из этих инвестиций будет пущена не в карманы карзаевских чиновников, а на развитие инфраструктуры и улучшение жизни местного населения”.

Успешные действия в Афганистане Китая контрастируют с провалами других стран, вовлеченных в конфликт намного более активно. Судя по весьма сомнительным результатам недавних операций сил США и НАТО в провинции Гильменд, которые заставили Вашингтон задуматься о начале переговоров с талибами (см. “Ъ” от 17 марта), такими успехами Вашингтон похвастаться не может. Окончательный ответ на то, будет ли сопутствовать миссии НАТО в Афганистане успех, можно будет получить по результатам операции в провинции Кандагар. Однако уже сейчас многие партнеры Вашингтона начали постепенно сворачивать свое военное присутствие в стране - на этой неделе о грядущем сокращении контингента объявила Дания (в Афганистане размещены около 750 датчан). Американские же военные начнут покидать страну в 2011 году. Александр Габуев

Источник - Коммерсант

Метки: , , ,

Оставьте свой отзыв!