Туркменистан крайне нуждается в газовом рынке

Как сообщают источники “Stratfor” из Ашгабата, Туркменистан погрузился в серьезный кризис, связанный с резким снижением экспорта природного газа, что, в свою очередь, сокращает ВВП страны вдвое. Целью визита Бердымухамедова в Китай является максимальное смягчение этого кризиса. Но даже с помощью Китая Туркменистан не сможет выйти из кризиса до тех пор, пока страна не обратиться за помощью к другому “тяжеловесу” в регионе - к России.

Туркменистан обладает одними из крупнейших в мире запасами природного газа, и на 2009 производительная способность страны составляла примерно 75 млрд. кубометров газа в год. Помимо этого, население Туркменистана составляет лишь около 5 млн. человек, в стране нет реального сектора промышленности, что означает, что внутренний спрос на энергоресурсы весьма низок. В 2009 году уровень потребления составил 21 млрд. кубометров. Это переводится в экспортную способность в 54 млрд. кубометров, делая Туркменистан одним из ведущих мировых экспортеров природного газа.

Традиционно, почти весь экспорт туркменского газа направлялся в Россию со скидкой. Затем Россия экспортировала этот газ в Европу по более высокой цене. Однако трубопровод, по которому проходил туркменский газ в Россию, взорвался в апреле 2009 года после того, как Москва не предупредила Ашгабат о существенном снижении импортируемого газа, вызвав тем самым взрыв трубопровода из-за повышения давления. Хотя Москва заявила, что случайно не успела предупредить Ашгабат, Россия просто не нуждалась в газе ввиду существенного падения европейского спроса, связанного с финансовым кризисом и относительно теплой зимой.

Будь то случайность или Москва намеренно не предупредила Ашгабат о своих планах по сокращению импорта, эффект был тем же самым. Большая часть энергетического сектора Туркменистана буквально парализовалась из-за взрыва трубопровода. До взрыва Россия импортировала почти 48 млрд. кубометров газа, но прекратила импорт полностью почти на год. Туркменистан впоследствии был вынужден закрыть более 200 скважин, поскольку отправлять газ было просто некуда. Это обернулось тяжелым финансовым ударом для Ашгабата в виде 1 млрд. долларов США потерянных доходов за каждый месяц. Экспорт энергоресурсов составляет более половины национального бюджета Туркменистана, и Ашгабат был обеспокоен тем, что окажется не в состоянии покрыть свои расходы.

Тогда Туркменистан сконцентрировал свое внимание больше на альтернативные рынки, надеясь отправлять свой газ другим региональным державам, как Китай и Иран. До взрыва трубопровода Туркменистан не столь энергично искал такие проекты, поскольку он мог рассчитывать на российское потребление. Однако после прекращения поставок эти маршруты стали необходимыми. Строительство трубопровода в Китай и Иран шло полным ходом, и оба проекта были завершены в начале 2010 года. Тогда как трубопровод в Иран был относительно небольшим расширением трубопровода, трубопровод в Китай был провозглашен как огромное благо для Туркменистана, нуждающегося в потребителе. В 2010 году Туркменистан подписал контракт с Китаем на экспорт газа в размере 5 млрд. долларов США и запланировал увеличить этот экспорт до 40 млрд. кубометров к 2012 году, что предоставит Ашгабату больше необходимого рынка для сбыта своего природного газа.

Но даже с этими новыми трубопроводами, экспорт туркменского газа составляет лишь 70-84%, поскольку поставки газа в Китай и Иран все еще находятся на начальной стадии. Туркменистан заключил контракты с Россией по возобновлению поставок газа в январе, однако объем поставок теперь вдвое меньше, чем до взрыва трубопровода. Вместе с объемом газа, который отправляется в Китай и Иран, возобновление поставок увеличит экспортный уровень только наполовину того объема, который способен экспортировать Туркменистан. Таким образом, Туркменистан всё еще вынужден искать другие варианты для того, чтобы продавать свой газ, которого у него в избытке.

Европа является одним из альтернативных рынков, выразивших интерес в туркменском газе. Европейцы уже давно обсуждали возможность участия Туркменистана в таких крупных проектах, как “Набукко” или “Транскаспийский проект”. Однако эти проекты будут реализованы не скоро, а Ашгабат нуждается в срочной помощи.

Увеличение экспорта в Иран также является проблематичным, поскольку нынешний трубопровод из Туркменистана в Иран имеет относительно низкую пропускную способность. Несмотря на планы по увеличению ежегодного экспорта в Иран до 20 млрд. кубометров, на это потребуется строительство другого трубопровода. На это потребуется время, которого у Ашгбата нет.

При ограниченном потенциале или выполнимости этих альтернативных проектов, Китай является лучшей надеждой для Туркменистана. И именно это задает тон визиту Бердымухамедова в Китай 30 апреля. Источники “Sytatfor” сообщают, что во время встреч будет обсуждаться вопрос об увеличении Китаем уровня импорта. Однако Китай способен увеличить свой импорт только на 10 млрд. кубометров в год, помимо нынешних 5 млрд. кубометров – это небольшое количество, однако Туркменистан будет рад любому предложению – до тех пор, пока не будет построен второй трубопровод (самое раннее в 2011 году). Таким образом, Китай может предложить Туркменистану временное облегчение, однако с любым существенным повышением импорта придется подождать.

Китай может помочь Туркменистану другими способами, например, предложив прямую финансовую помощь. Пекин пообещал Туркменистану выделить кредит в размере 5 млрд. долларов США в рамках подписания первой “трубопроводной” сделки с 2009 году, однако с тех пор прошел уже год, а деньги все еще не поступали. Сейчас этот кредит пересматривается по двум причинам. Первая причина – это Россия, которая продемонстрировала свое влияние и “добралась” до Центральной Азии через государственный переворот, состоявшийся в Кыргызстане 7 апреля, что расстроило Пекин. Вторая причина заключается в том, что китайцы пообещали выделить много подобных кредитов, пытаясь получить доступ к стратегическим ресурсам по всему миру, а сейчас они очень тщательно думают о том, какие кредиты должны быть выделены.

Всё это оставляет Туркменистан без вариантов, за исключением одного - России. В следующий год или два не будет такого трубопровода, который сможет помочь Туркменистану существенно увеличить свой экспорт другим странам, за исключением одного, который первоначально служил экспортным маршрутом в Россию. Несмотря на то, что Россия все еще не нуждается в природном газе, она, возможно, захочет рассмотреть вопрос об увеличении импорта за определенную цену. Для Москвы этой ценой является всецелая политическая лояльность со стороны Туркменистана. Не имея других альтернатив, Ашгабат, возможно, будет вынужден принять это.

Источник: Zpress.kg

Метки: , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!