Нефтеперерабатывающий заход. Китай осваивает энергетический сектор Ирана

Тегеран ищет пути для обхода санкций, наложенных на страну США и Евросоюзом. Вчера министр нефти Ирана Масуд Мирказеми начал визит в КНР, в ходе которого будут подписаны соглашения о новых инвестициях в иранский энергетический сектор. Эксперты отмечают, что Пекин ведет свою игру и становится ключевым инвестором в иранские недра, пользуясь бегством западных конкурентов и умело обходя режим санкций.

О начавшемся вчера визите Масуда Мирказеми в Китай сообщило иранское информагентство Shana, входящее в структуру министерства нефти. По данным Shana, господин Мирказеми возглавляет большую делегацию иранских чиновников и бизнесменов. В частности, компанию ему составляет управляющий директор Иранской национальной нефтяной компании Ахмад Галебани. А с минувшей пятницы в Китае на переговорах находится один из заместителей господина Мирказеми - Алиреза Зейгами, курирующий нефтепереработку. Shana сообщает, что основным вопросом на переговорах будет заключение соглашений об инвестициях китайских компаний в строительство НПЗ в Иране и об участии Пекина в освоении месторождений нефти и газа.

Строительство новых НПЗ критически важно для Ирана, отмечает аналитик Business Monitor International Сакет Вемпрала. Несмотря на то что страна обладает колоссальными запасами углеводородов, ей катастрофически не хватает мощностей по их переработке. Согласно июньской статистике министерства нефти Ирана, ежесуточно страна потребляет около 63 млн литров бензина, а производит всего 45 млн литров. Дыру в 18 млн литров Тегеран закрывает за счет импорта. К 2015 году Иран планирует резко нарастить мощности по переработке нефти и обеспечивать себя нефтепродуктами самостоятельно, а затем даже начать производить их на экспорт. Однако для строительства НПЗ нужны инвестиции и технологии, которых у Ирана нет.

Между тем в июле США и ЕС приняли пакеты санкций, вводящие запрет на инвестиции и передачу технологий Ирану в области нефте- и газодобычи, а также нефтепереработки. Таким образом Вашингтон и Брюссель надеются нанести удар по ключевому сектору иранской экономики и склонить Тегеран, который подозревают в планах создать ядерное оружие, к сотрудничеству с мировым сообществом. Примечательно, что американские и европейские санкции распространяются не только на компании США и ЕС, но и на все третьи страны. Если они будут уличены в поставках в Иран подпадающих под санкции технологий, им может быть отказано в работе на западных рынках.

Необходимо отметить, что на протяжении последних трех лет на фоне углубления противостояния между Тегераном и Западом глобальные энергетические компании, работавшие в стране, начали спешно покидать Иран. Их примеру последовали и российские компании, еще недавно вынашивавшие планы масштабных инвестиций в иранские недра. В этих условиях освободившееся место начали занимать китайские компании. По оценкам экспертов, сейчас Пекин стал крупнейшим иностранным игроком в иранском энергетическом секторе. “Китайцы воспользовались уходом западных компаний и превратились для Ирана в почти незаменимого партнера,- говорит эксперт RusEnergy Михаил Крутихин.- Особенно эта зависимость усилилась в ходе кризиса, когда ни у кого на Западе не было денег для инвестиций в рискованные проекты, а китайцы бегали по миру с мешками денег и скупали все скважины и шахты”.

Действительно, в ноябре прошлого года Тегеран одобрил первую фазу освоения одного из крупнейших нефтегазовых месторождений страны Ядаваран (по оценкам иранских властей, извлекаемые запасы составляют около 3,2 млрд баррелей нефти и около 80 млрд кубометров газа), которым будет заниматься китайская нефтяная госкомпания Sinopec. За три года планируется вывести производство на уровень 85 тыс. баррелей в день, стоимость проекта оценивается в $2 млрд. Тогда же Национальная компания Ирана по нефтепереработке (NIORDC) подписала с Sinopec меморандум о взаимопонимании, предусматривающий китайские инвестиции в размере $6,5 млрд в строительство НПЗ в Иране.

Как отмечает Михаил Крутихин, китайцы участвуют в самых лакомых нефтегазовых проектах в Иране, включая освоение крупнейшего в мире газового месторождения Южный Парс. Накопленный объем китайских инвестиций в нефтегазовый сектор страны заместитель министра нефти Ирана Хоссейн Ширази в субботу оценил в $40 млрд. Чтобы обезопасить эти вложения, китайские дипломаты долго блокировали принятие антииранских санкций в Совбезе ООН. А в июне Пекин согласился на них лишь после того, как предварительно вычеркнул из проекта резолюции все пункты, ущемляющие интересы китайских энергетических гигантов.

Новые контракты, которые будут заключены в ходе нынешнего визита Масуда Мирказеми в КНР, наверняка подпадут под действие санкций США и ЕС. Впрочем, эксперты убеждены, что китайцев это не остановит. “Китаю плевать на любые санкции. Интеллектуальная собственность тоже вроде как защищена разными документами, однако китайцы спокойно все копируют и ничуть не переживают”,- говорит Михаил Крутихин. Помимо этого Пекин всячески старается использовать для работы в Иране компании, не ведущие бизнес в Европе и США. Так, крупнейшим поставщиком нефтепродуктов в Иран является компания Zhuhai Zhenrong, официально с госкорпорацией CNPC не связанная. Александр Габуев

Источник - Газета “Коммерсантъ”

Метки: , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!