“Набукко” вновь в центре политических дискуссий

Завершился визит в Азербайджан президента Турции Абдуллаха Гюля. Прошла встреча гостя с глазу на глаз с азербайджанским коллегой Ильхамом Алиевым, а затем переговоры делегаций в расширенном составе. Обсуждались новые соглашения по дальнейшему развитию двустороннего взаимодействия. Главный документ был подписан лидерами двух государств - договор о стратегическом партнерстве и взаимной помощи между Турцией и Азербайджаном, текст которого не разглашается, - передает “Новости – Азербайджан”.

Но уже тот факт, что высокого гостя сопровождала представительная делегация, в которую входили министр энергетики и природных ресурсов, сопредседатель межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству Турции и Азербайджана Танер Йылдыз, а также высокопоставленные чиновники промышленных министерств, бизнесмены, ученые и журналисты, говорит о большем экономическом, а в частности энергетическом уклоне данного договора. Более того, на этот раз президент Турции не взял с собой супругу, что указывает на сугубо деловой характер состоявшихся переговоров, в центре которых было сотрудничество в сфере энергетики.

И действительно, журналистам удалось выяснить, что президенты тет-а-тет говорили о транспортировке азербайджанского газа в Турцию по газопроводу “Набукко”. Этот проект получил одобрение Евросоюза, а сама труба, как известно, должна идти в обход России. Но Турция пытается навязать ЕС свои правила, в частности, хочет иметь решающий голос в вопросах ценообразования, объемов транспортировки и конечных пунктов назначения в Европе. Кроме того, Турция ищет пути, чтобы обойти санкции международного сообщества против Ирана и включить его газ в проект “Набукко”. Такая позиция Анкары вызывает раздражение Вашингтона, недовольного ее стремлением играть роль первой скрипки в регионе, пользуясь при этом скрытой поддержкой Москвы в энергетических вопросах.

Однако для реализации этих устремлений Турции без Азербайджана не обойтись. В последнее время Запад достиг существенного прогресса в переговорах с Туркменией о строительстве Транскаспийского газопровода - составной части “Набукко”. Теперь остается усадить за стол переговоров Баку и Ашхабад, чтобы снять спорные вопросы. А это порождает уже у самого Азербайджана желание последовать турецкому примеру и тоже диктовать свои условия. Он делал это уже не раз, демонстративно продавая газ России и Ирану, вместо того, чтобы продвигать “Набукко”. Анкара и Баку руководствуются одними и теми же мотивами: если Запад хочет осуществить этот проект, то пусть поддерживает политические режимы Турции и Азербайджана. Можно с большой долей вероятности предположить, что Гюль и Алиев посвятили большую часть переговоров согласованию именно этих моментов.

Действительно, визит Гюля в Азербайджан проходил на фоне первых конкретных шагов по реализации проекта “Набукко”, протежируемого Евросоюзом и отвечающего энергетическим планам Турции. Дело в том, что до конца августа в Анкаре с участием министров энергетики Австрии, Болгарии, Венгрии, Румынии и Турции должно состояться подписание меморандума по поддержке этого проекта. СМИ Азербайджана и Турции сообщают, что акционеры “Набукко” озадачены вопросами обеспечения газопровода сырьем. А также тем, что по новым прикидкам протяженность газопровода составит не 3,3 тысячи километров, как первоначально планировалось, а 4 тысячи километров, что приведет к удорожанию проекта на 10% и соответственно требует увеличения финансирования.

А такие вопросы решают на высшем уровне.

Ход событий показывает, что Евросоюз явно лоббирует идею строительства транскаспийского трубопровода для проекта “Набукко”, хотя источники в российском правительстве находят это предложение “абсурдным” и обещают ему противодействовать. На международном форуме в Одессе еврокомиссар по энергетике Гюнтер Оттингер отметил, что хотя по мнению аналитиков, “ни один институт, включая Евросоюз, не в состоянии открыть Южный коридор”, учитывая имеющиеся между прикаспийскими государствами разногласия, “Европейская Комиссия доказывает, что можно изыскать пути решения этой запутанной проблемы”. Он признал, что для реализации Транскаспийского трубопровода ЕС может понадобиться прибегнуть “к исключительным мерам”. Строительство трубопровода буксует на месте по причине нерешенных демаркационных проблем, не являющихся, однако, единственным препятствием. Так, основной объем азербайджанского газа пока закупает российский монополист “Газпром”, являясь очевидным конкурентом “Набукко”.

Недавно в Ашгабате побывал спецпредставитель США по энергетике Евразии Ричард Морнигнстар, который на пресс-конференции по итогам встречи с президентом Гурбангулы Бердымухаммедовым заявил, что они обсуждали различные проекты в рамках “комплексной стратегии”, над которыми США могли бы работать вместе с Туркменистаном. На вопрос об осуществимости проекта “Набукко” он ответил, что последние соглашения между Турцией и Азербайджаном касательно цены на азербайджанский газ, а также транзитных тарифов позволят продвинуться вперед в вопросе строительства Южного коридора, и туркменский газ имеет здесь большое значение. “Но вопрос о том, какой конкретно из проектов наиболее рационален, будут определять уже коммерческие интересы”, – заявил он.

Евразийские лидеры часто не склонны раздражать Россию и подписываться под европейскими проектами. Сами же лидеры полагают, что ЕС не столь активно, как Китай или Россия, вкладывает средства. В январе президент Азербайджана Ильхам Алиев подчеркнул, что ЕС должен со всей серьезностью отнестись к конкуренции “Набукко” с “Газпромом”. “В Европе много говорят о “Набукко”, но практически мало что делается”, – отметил в июле на совместном с канцлером Германии Ангелой Меркель брифинге для прессы и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Два туркменских чиновника в эти дни отправились в Нью-Йорк на переговоры с представителями ООН о создании специальной экспертной группы, которая займется выработкой документа об обеспечении безопасности международных трубопроводов. Хотя проблемы безопасности затрагивают в первую очередь такие страны, как Афганистан и Пакистан, инициативу Туркменистана в ООН в целом можно считать завуалированной попыткой заручиться содействием со стороны секретариата ООН и других стран-участниц организации для оказания противодействия российскому нажиму в вопросах создания энергетических коридоров в сфере влияния России. Таким образом Ашгабат может преодолеть вето России на прокладку транскаспийской трубы, пишут российские СМИ.

По официальным заявлениям создается впечатление, что Туркменистан располагает многочисленными обеспеченными претендентами на свои газовые месторождения мирового класса. На деле же негативное влияние на Ашгабат оказывает сложившаяся в стране валютная ситуация, отмечает эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов. “Газпром”, закупавший в прошлом 50 миллиардов кубометров туркменского газа, в этом году закупил лишь 12 миллиардов кубометров. Иран в этом году закупил порядка 11 миллиардов кубометров газа, поставки по новому трубопроводу в Китай пока не превышают 5 миллиардов кубометров, причем газ пока идет в оплату выданных ранее кредитов на постройку трубопровода. И в стране создался дефицит иностранной валюты в обменных пунктах, подскочили цены на черном рынке, где за доллар просят 3 маната.

Но в то же время российские СМИ отмечают, что влияние России в Туркмении все более ослабевает. «Газпром» теряет свои позиции на нефтегазовом рынке этой страны, где уже свое влияние укрепил Китай, который может обойтись и без участия российской стороны в поставках газа, начав работать напрямую с туркменской стороной. На сегодняшний день туркменский газ в Китай поставляет Россия. Но все может круто изменится, так как Туркмения может начать поставлять газ напрямую в Китай без посредничества «Газпрома».

Но хотя отношения между Москвой и Ашхабадом все более усугубляются, причем как в политических вопросах, так и в нефтегазовых, Туркменистан все же остается для нее практически безальтернативным и стратегически важным поставщиком газа. Обладая значительными запасами, Туркменистан является единственной страной на постсоветском пространстве, которая может экспортировать до 3/4 добываемого газа. Сам же Ашхабад перестает видеть в лице России и ее газового гиганта «Газпрома» стратегического партнера. Туркмения взяла ориентир на Китай и Америку. Американские компании Chevron, TX Oil и ConocoPhillips выиграли тендер на разработку туркменской части каспийского шельфа, который славится значительными запасами нефти. Активно работает на азиатских рынках Китай, участвуя в разработках природного сырья, инвестируя в нефтегазовые отрасли колоссальные суммы. Российские же компании пока никак не могут пробиться на туркменский рынок.

Перспективы дальнейшего развития российско-туркменских нефтегазовых отношений представляются неясными по причине активно проводимой Ашхабадом политики диверсификации своих внешних связей и балансирования между потребителями углеводородов. Также Туркмения стремится кардинально снизить зависимость от России, особенно в плане маршрутов транспортировки газа. В последние годы Туркменистан все более склонен рассматривать Китай в качестве главного и стратегического партнера в нефтегазовой отрасли. Сами же российские эксперты отмечают, что нежелание Туркмении сотрудничать с Россией в нефтегазовой отрасли произошло вследствие того, что “наши компании слишком политизированы.

Источник: «Нефть России»

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!