США отказываются от союза с Пакистаном в пользу стратегических отношений с Индией. Негативные последствия такой замены могут ощутить на себе все страны региона

Неудобный Пакистан
Соединенные Штаты уже давно недовольны региональной политикой, которую проводит Пакистан. Прежде всего это касается его участия в американской войне с “Талибаном”. В Вашингтоне надеялись, что Исламабад окажет посильную помощь в стабилизации ситуации в Афганистане, и даже выделяли на это Исламабаду миллиарды долларов. Однако, несмотря на это, пакистанские спецслужбы продолжали поддерживать афганских боевиков. Власти Пакистана не мешали этому процессу - не раз американцы пытались оказать давление на официальный Исламабад, требуя выгнать из силовых структур лиц, которые имели тесные связи с “Талибаном”, однако у Вашингтона ничего не получалось.

Власти Пакистана отдают себе отчет в опасности талибов для пакистанской государственности, но они не могут прекратить поддерживать афганских боевиков. Прежде всего потому, что отказ от этой поддержки вступит в противоречия с самими основами существования пакистанского государства. После распада колониальной Индии власти новообразованного Пакистана столкнулись с необходимостью создания нации на территории, где проживало множество разных народностей и племен, иногда откровенно враждебных друг другу: пенджабцы, синдхи, белуджи, пуштуны. В итоге пакистанскую нацию было решено создавать на основе двух идей, общих для абсолютного большинства жителей страны: ислама и ненависти к Индии. Эти идеи усиленно культивировались в обществе, и сегодня в 170−миллионном Пакистане весьма сильны позиции радикальных ветвей ислама.

“Индийский фактор” тоже играет свою роль в поддержке талибов. Исламабад с большой тревогой следит за тем, как Дели выстраивает тесные отношения с режимом Хамида Карзая. Пакистанский генералитет боится получить в лице карзаевского Афганистана индийского союзника в своем стратегическом тылу и поэтому оказывает поддержку противникам Карзая - “Талибану”. Военные заинтересованы в создании коалиционного правительства в Афганистане, в которое войдут талибы.

Наконец, еще один фактор в пользу поддержки “Талибана” - этнический состав пакистанских вооруженных сил. Среди офицеров среднего и высшего звена очень много соплеменников талибов - пуштунов (по численности в офицерском составе они занимают второе место после пенджабцев). Учитывая традиционные для Центральной Азии сильные внутриклановые связи, пуштунский офицерский состав Пакистана не может отказаться от поддержки своих соотечественников по ту сторону линии Дюранда.

Другой причиной недовольства США политикой Пакистана являются его тесные отношения с Китаем. Исламабад разрушает все американские планы по обеспечению контроля над торговыми путями Китая, а также маршрутами доставки туда энергоносителей. Через территорию союзного Пакистана Пекин планирует провести транспортный коридор, выходящий на Ближний Восток, а также построить трубопровод для импорта энергоносителей из Ирана (это позволит Китаю ликвидировать свою зависимость от Малаккского пролива). Кроме того, Исламабад отдал китайцам в аренду порт Гвадар, находящийся недалеко от выхода из Персидского залива.

Бросить не получится
По всей видимости, новым фаворитом США в регионе станет Дели. В отличие от “военного государства” Пакистана Индия - стабильно развивающаяся страна с устойчивыми демократическими институтами. Она является врагом идей радикального ислама, а также солидарна с желанием США во что бы то ни стало сдержать распространение влияния Китая в Южной и Юго-Восточной Азии. Вашингтон уже начал оформлять с Дели отношения стратегического партнерства - в частности, снял ядерные санкции (введенные после проведения Индией ядерных испытаний) и позволил своим компаниям участвовать в развитии индийской ядерной программы. Кроме того, стороны ведут переговоры о поставках в Индию американского оружия.

Однако если смена партнера произойдет слишком быстро, то регион могут ожидать непредсказуемые последствия. Прежде всего речь идет о дестабилизации Пакистана. Сейчас Исламабад полностью зависит от американских финансовых влияний - как в гражданский сектор (без американской помощи бюджет страны скроить невозможно), так и в военный (США тратят миллиарды долларов на вооружение Пакистана и усиление способности его вооруженных сил бороться с боевиками). Если Белый дом откажется от союза с Пакистаном в пользу Индии, ему будет очень сложно убедить Конгресс продолжить выделение многомиллиардной помощи Исламабаду. А без этой помощи Пакистан, вероятнее всего, ждет финансовый коллапс и резкое усиление и без того не слабых сепаратистских движений, прежде всего в Белуджистане, где сосредоточено большинство газовых месторождений страны, а также в населенных пуштунами северо-западных районах. Ситуацию усложняет наличие в Пакистане ядерного оружия (поскольку главным соперником страны виделась Индия, большинство ядерных объектов было размещено вдоль границы с Афганистаном, ныне кишащей исламистами). В случае дезинтеграции страны ядерные компоненты и документация могут попасть в руки “Талибана” и затем выйти на международный черный рынок.

Свою роль в дестабилизации сыграет и пакистанский генералитет. Руководство пакистанских вооруженных сил давно испытывает комплексы из-за превосходства Индии в области обычных вооружений и рассматривает тесные отношения с США как своего рода защиту от возможной индийской интервенции. Если щит исчезнет, то пакистанские генералы могут посчитать, что баланса сил больше нет и что Индия захочет решить все свои проблемы с Кашмиром и мусульманскими боевиками с помощью локальной операции против Исламабада. Или, что более вероятно, на фоне необратимых дезинтеграционных процессов в Пакистане у индийцев может возникнуть соблазн провести совместно с Китаем и США операцию по лишению Пакистана ядерного оружия. В этой ситуации пакистанский генералитет может пойти на крайние меры.

Если США бросят Исламабад и уйдут из Афганистана, Пакистан превратится в классическое несостоявшееся государство. Однако, в отличие от других подобных стран (Судан, Ирак, Мьянма), Пакистан будет оказывать колоссальное дестабилизирующее влияние на весь регион. 170−миллионная исламская страна с ядерным оружием - для нейтрализации этой угрозы понадобятся совместные действия всех региональных великих держав. В ином случае Центральная Азия превратится в новый Ближний Восток.

Геворг Мирзаян, специальный корреспондент журнала “Эксперт”.

Источник - “Эксперт”

Метки: , , , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!