Углеводороды Центральной Азии - борьба продолжается

ТУРКМЕНСКАЯ НЕФТЬ, как стало известно в середине августа, начала поступать в трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД), снабжающий топливом страны Европы. По данным компании “Бритиш петролеум”, являющейся оператором этого нефтепровода, сырье из Туркмении составляет около 5 процентов объема нефти, прокачиваемой в турецкий средиземноморский порт (пропускная способность маршрута - 40 млн. тонн в год). Транспортировка туркменского “черного золота” организована танкерами по Каспийскому морю до Баку.
Тем самым Ашхабад вслед за Баку начал поставлять нефть на мировой рынок, минуя Россию. Это событие в какой-то мере знаковое, свидетельствующее о некоторых тенденциях на постсоветском пространстве. Страны Центральной Азии, традиционно ориентировавшиеся ранее на экспорт своего углеводородного сырья по маршрутам советского времени (через российскую территорию), постепенно диверсифицируют маршруты. Казахстан уже несколько лет поставляет нефть по трубопроводу в Китай и вместе с Узбекистаном и Туркменией проложил в Поднебесную газопровод.
Особенно активен в диверсификации своих экспортных маршрутов Ашхабад.

В мае этого года президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов подписал указ о начале строительства газовой магистрали “Восток-Запад” (30 млрд. кубометров газа в год). Она свяжет месторождения “Довлетабад” и “Южный Йолотань” с Каспийским морем. Это создает возможность продолжить маршрут по дну моря и связать его с действующим газопроводом Баку-Тбилиси-Эрзурум (Турция). На это, по крайней мере, рассчитывают инициаторы проекта “Набукко”, призванного обеспечить доставку среднеазиатского газа в Европу в обход РФ.
Правда, есть одно не маленькое “но” - неурегулированность статуса Каспийского моря - его шельф так и не разграничен между пятью прибрежными государствами (Россия, Азербайджан, Казахстан, Туркмения, Иран). На это не раз указывали российские эксперты. Тем не менее в штаб-квартире Евросоюза надеются пролоббировать заключение соглашения между Баку и Ашхабадом, которое позволит построить Транскаспийский газопровод, невзирая на позицию России и Ирана.
Выступая в конце июля на международном форуме в Одессе, еврокомиссар по энергетике Гюнтер Оттингер заявил, что “можно изыскать пути решения этой запутанной проблемы”. По его словам, для постройки Транскаспийского трубопровода Евросоюзу, возможно, придется прибегнуть “к исключительным мерам”. Известно также, что два представителя Туркмении в этом месяце отправились в Нью-Йорк на переговоры с представителями ООН о создании специальной экспертной группы, которая займется выработкой документа по вопросам обеспечения безопасности международных трубопроводов.
Эксперты предполагают, что инициатива Ашхабада связана все же не столько с идеей Транскаспийского газопровода как составной части проекта “Набукко”, сколько с желанием проложить трубопровод до Индии через неспокойные территории Афганистана и Пакистана.
СКОРЕЙШАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ проекта газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ), по мнению президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова, позволит решить многие остро стоящие социально-экономические проблемы стран-участниц и будет способствовать долгосрочной стабильности в регионе. На недавнем заседании правительства в Ашхабаде он подтвердил намерение Туркменистана “и впредь активно участвовать в международных усилиях по созданию в соседнем Афганистане наиболее благоприятных условий для устойчивого мирного развития”. “Уже в этом году, - сказал Бердымухамедов, - планируется заключить договор о купле-продаже природного газа в рамках проекта ТАПИ”.
Судя по пресс-релизу МИД Туркменистана, эта среднеазиатская республика приступила к целенаправленной подготовке к строительству газопровода ТАПИ (с пропускной способностью в 33 млрд. кубометров газа в год, 5 млрд. из которых предоставят Афганистану). Его протяженность составит 1.680 километров. Протянется он от туркменского месторождения “Довлетабад” до населенного пункта Фазилка на индо-пакистанской границе. Идея постройки трансафганского газопровода возникла у американских бизнесменов еще в первой половине 1990-х годов, но гражданская война в Афганистане затруднила его реализацию.
Развивающейся экономике Индии в ближайшие годы новые источники энергоресурсов крайне необходимы. Своих запасов этой державе Южной Азии недостаточно, хотя они и весьма значительны (подтвержденные запасы газа - 1,2 трлн. кубометров). В год в Индии потребляется 57 млрд. кубометров, из которых около 46 млрд. добывается на национальной территории. Остальные 11 млрд. импортируются в виде сжиженного газа (основной продавец - Катар). Спрос на “голубое топливо”, по прогнозам, может возрасти к 2020 году до 150 млрд. кубометров. Пока в Индии широко используется уголь и планируется постройка атомных электростанций.
Помимо ТАПИ в Нью-Дели рассматривались три других проекта: газопровод “Мир” (Иран-Пакистан-Индия), MBI (Мьянма-Бангладеш-Индия), а также подводный газопровод из Катара или Омана. Но их реализация по разным причинам отложена. Индии, в частности, приходится учитывать санкции США и стран Евросоюза против Ирана, хотя с экономической точки зрения газопровод “Мир” привлекателен и построить его легче, чем “тянуть” трубу через земли воюющего Афганистана.
В то же время проект “Мир” окончательно не похоронен. Государственный министр нефти и газа Джитин Прасада, выступая недавно в индийском парламенте, сказал, что его страна заинтересована в сотрудничестве с Ираном по проекту строительства газопровода “Мир”, хотя вопрос безопасности доставки сырья через территорию Афганистана вызывает у нее обеспокоенность. “Правительство Индии, - отметил он, - хотело бы получать природный газ по этому трубопроводу в целях укрепления энергетической безопасности страны”. По его словам, со стороны Индии делается все возможное, чтобы проект строительства газопровода от иранского месторождения Южный Парс не откладывался, идут переговоры по вопросам стоимости газа и его транзита через Пакистан.

Наша справка. Газоконденсатное месторождение “Южный Парс” расположено в Персидском заливе и считается крупнейшим в мире месторождением природного газа. Его ресурсы оцениваются в 51 трлн. кубометров природного газа и около 50 млрд. баррелей конденсата. Месторождение охватывает иранский и катарский сектора Персидского залива. Иранская часть Южного Парса содержит около 14 трлн. кубометров “голубого топлива” (8 процентов от общемировых доказанных запасов). Индия хотела бы получать ежегодно по новому трубопроводу 33 млрд., а Пакистан - 22 млрд. кубометров.
В мае 2009 г. было подписано соглашение между Ираном и Пакистаном (без участия Индии) о прокладке укороченного маршрута от Южного Парса до города Навабшах на юге Пакистана. Мощность первой очереди - 11 млрд. кубометров с возможностью удвоения.

В СВЯЗИ С НАМЕРЕНИЕМ Ашхабада организовать поставки “голубого топлива” в Индию судьба “Набукко” весьма туманна. У специалистов вызывает сомнения способность Туркмении реализовать все декларируемые экспортные проекты. Запасы газа в республике действительно велики. По данным “Бритиш петролеум” за 2009 год, они составляют около 8 трлн. кубометров. Но число заключенных газовых соглашений также значительно. Ашхабад обязался поставлять в Китай 30 млрд. кубометров в год, в Иран - 14 млрд., намерен прокачивать в сторону Индии более 30 млрд.
И даже если продажи газа в Россию полностью прекратятся (”Газпром” закупил в 2008 году, до начала мирового экономического кризиса, 42,5 млрд. кубометров), “голубого топлива” для “Набукко” может все равно не хватить. Пропускная способность газопровода в Европу, чтобы обеспечить окупаемость проекта, должна составлять не менее 31 млрд. кубометров в год. Туркмения, поясним, добывает в год около 75 млрд. кубометров природного газа в год, часть которого используется внутри страны.

Наша справка.В связи с резким сокращением закупок туркменского газа Россией (”Газпром” получит в этом году около 11 млрд. кубометров) Ашхабад нашел альтернативного покупателя - соседний Иран, северо-западные провинции которого расположены вдали от собственных газоносных районов. С 1998 года они уже получают газ из Туркмении по трубопроводу Корпедже-Курт-Куи (до 8 млрд. кубометров в год). В 2009 году был срочно построен второй газопровод - Довлетабад-Серахс-Хангеран - к северо-восточным провинциям. Теперь можно экспортировать в Иран до 20 млрд. кубометров в год. Это позволило вновь ввести в эксплуатацию скважины на месторождении “Довлетабад”, временно законсервированные в связи с резким сокращением закупок сырья российским “Газпромом”.

Для увеличения добычи газа Туркмении необходимы дополнительные инвестиции и, главное, современные технологии. В Ашхабаде поэтому делают ставку на привлечение в страну крупных западных компаний. Так, американские нефтяные компании Chevron, TX Oil и ConocoPhillips, а также базирующаяся в Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ) компания Mubadala Oil and Gas выбраны для проведения разведочных работ на двух морских блоках в туркменском секторе Каспийского моря.
Одновременно привлекаются китайские финансовые ресурсы. Президент Гурбангулы Бердымухамедов на днях дал поручение руководителям топливно-энергетического комплекса провести переговоры с Государственным банком развития Китая о получении льготного кредита (4,1 млрд. долларов). Деньги требуются для дальнейшего обустройства месторождения “Южный Йолотань” в бассейне Амударьи. Ранее Пекин уже выделил Ашхабаду 4 млрд. долларов на реализацию первого этапа разработки месторождения.

Наша справка. Месторождение “Южный Йолотань”, расположенное на юго-востоке страны, входит в пятерку крупнейших газовых месторождений в мире. По данным британской исследовательской фирмы, запасы газа на месторождении могут составлять от 4 до 14 трлн. кубометров. Туркменская сторона ведет речь о 16 трлн. Государственный концерн “Туркменгаз” заключил с рядом иностранных компаний контракты на проектирование. Сервисные контракты предоставлены крупной китайской корпорации CNPC, двум южнокорейским фирмам и компании из ОАЭ.

ПРИМЕЧАТЕЛЬНО, что российские нефте- и газодобывающие компании не допущены к разработке туркменских участков каспийского шельфа, хотя они не раз заявляли о своей готовности принять участие в разработках. Выйти на туркменский рынок российскому бизнесу не удается, хотя он готов гарантировать большие инвестиции. Его предложения о совместном освоении шельфа Туркмении не принимаются. Формальный довод - сложный в освоении туркменский участок шельфа Каспия требует использования самых новейших западных технологий.
В республике работает только российская группа компаний “Итера”. В прошлом году ей удалось получить контракт на проектирование и строительство газопровода в Центральных Каракумах.
Еще один штрих к ситуации - экспортные цены на туркменский газ. Цена для России на этот год, как сообщалось в СМИ, - 190 долларов за тысячу кубометров, для Ирана - 170, для Китая - 120 долларов (по имеющейся информации, в этом году Ашхабад намерен поставить в Китай 10-13 млрд. кубометров, в Иран - 12 млрд. кубометров, в Россию - 10-11 млрд.).
Возвращаясь к вопросу о возможности поставок туркменского газа в Европу, минуя Россию, надо отметить, что новые технологии позволяют обойтись без прокладки газопровода по дну Каспийского моря. Итальянская компания “Эни” рассматривает вопрос о доставке туркменского “голубого топлива” по морю в сжатом виде (compressed natural gas, CNG). Тема организации доставки туркменского CNG в трубопроводную систему Азербайджана, а далее в связанную газопроводами с Европой Турцию находится в стадии активного обсуждения.
Речь идет о поставке газа не в Австрию, а в Италию, но, в конечном счете, для Евросоюза и США главное - направить туркменский газ не в Китай и в обход России.
Кстати, Азербайджан также отрабатывает новые способы экспорта газа. В мае с.г. Азербайджан, Румыния и Грузия подписали в Тбилиси протокол о создании совместного предприятия по поставкам азербайджанского сжиженного природного газа (СПГ) через Черное море в румынский порт Констанца. Проект предусматривает строительство двух терминалов для СПГ - в Грузии и Румынии. Азербайджанский газ по газопроводу будет поступать на черноморское побережье Грузии, где он будет сжижаться.
В Средней Азии не только Туркмения и Казахстан проводят многовекторную экспортную политику. Узбекистан также рассматривает вопрос об организации новых маршрутов экспорта своего сырья, помимо традиционного российского (газопровод Средняя Азия - Центр). Этим летом он заключил соглашение о поставках в Китай 10 млрд. кубометров газа. Они будут прокачиваться по газопроводу Туркмения-Китай. Изначально никаких врезов в этот магистральный трубопровод не планировалось. Но узбекская сторона выступила с подобной инициативой, отвечающей интересам Поднебесной. Ныне в Узбекистане добывается 60-65 млрд. кубометров газа и 8 млн. тонн нефти в год. Китайской национальной нефтегазовой корпорации (CNPC) разрешено вести геологоразведочные работы в акватории Аральского моря и ряде нефтегазоносных районов.
Другая китайская компания осуществит модернизацию газораспределительной системы Узбекистана. Финансирование проекта будет осуществляться за счет кредита китайского банка - при этом заем выдается на 20 лет по ставке всего 2 процента годовых.
Не отстают от китайцев “западники”. В июне с.г. Всемирный банк решил предоставить Узбекистану кредит для повышения энергоэффективности промышленных предприятий. Что касается стран Евросоюза, то Германия вложила в экономику Узбекистана более 1,5 млрд. долларов, создано 140 совместных предприятий.
ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ превратилась сегодня в пространство тесного переплетения интересов мировых центров силы. Налицо соперничество между США, Евросоюзом, Китаем, Индией и Ираном. Конкуренция в сфере экономики - явление естественное, но обращают на себя внимание попытки некоторых держав подкрепить свои экономические позиции военно-политическим присутствием.
Имеется информация, что США собираются строить военно-учебные центры в Таджикистане и Киргизии. Не исключено, что под предлогом борьбы с наркотрафиком и “международным терроризмом” часть афганской инфраструктуры НАТО попытаются перенести в бывшие советские республики. Об этом сообщало, в частности, Интернет-издание “EurasiaNet”. По линии Центрального командования вооруженных сил США (U.S. Central Command, USCENTCOM) могут быть выделены средства на создание военно-тренировочных центров в Оше (Киргизия) и Каратоге (Таджикистан), кинологического центра и вертолетного ангара под Алматы (Казахстан), а также для обустройства пограничных КПП в Киргизии, Туркмении и Узбекистане. Секретом не является и то, что в Пентагоне изучают вопрос о возможности размещения в Центрально-Азиатском регионе, который принято называть “мягким подбрюшьем” России, и неподалеку от западных границ Китая подразделений из состава 3-й группы специального назначения армии США, действующей в Афганистане.
Собственно говоря, подобное в мировой истории было не раз. “Пустым” геополитическое пространство оставаться не может. Распад СССР в 1991 году создал вакуум силы в Центральной Азии, и его стали заполнять другие “центры силы”. Тем более что Центральная Азия богата полезными ископаемыми. Как сейчас выясняется, их немало и в Афганистане. В северной провинции Балх обнаружено месторождение нефти с запасами в 240 млн. тонн. Эта надломленная многолетней войной страна располагает запасами меди, золота, железной руды, хрома, природного газа на многие миллиарды долларов. Так что борьба за ресурсы Центральной Азии продолжится.

Андрей ДИЕВ,
эксперт Института геополитической информации “Энергия”.

Источник - Красная звезда

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!