Перспективы третьего российско-германского союза

“Не надейтесь, что единожды
воспользовавшись слабостью России, вы
будете получать дивиденды вечно. Русские
всегда приходят за своими деньгами. И когда
они придут - не надейтесь на подписанные
вами иезуитские соглашения, якобы вас
оправдывающие. Они не стоят той бумаги,
на которой написаны. Поэтому с русскими
стоит или играть честно, или вообще не
играть”  (Отто фон Бисмарк)

 

5 июля 2010 года первая нитка газопровода Nord Stream выведена на берег Балтийского моря в районе германского города Лубмин близ Грайфсвальда. Известный аналитик Уильям Энгдаль заявил, что Лубмин стал “геополитическим центром Европы и России”. От Лубмина, который будет передаточной станцией, трубопровод OPAL пойдет 470 километров по Саксонии к чешской границе. Другие западные маршруты трубопроводов будет поставлять российский газ через существующий трубопровод в Голландию, Францию и Великобританию, значительно увеличивая энергетические связи между Россией и ЕС.

Признаем, что 5 июля 2010 год – это знаковая дата в истории геополитики.

Энгдаль в 2006 году акцентировал внимание на следующем: “Министр иностранных дел Польши неоконсерватор Радослав Сикорский, близкий союзник Вашингтона, сравнил консорциум Nord Stream с советско-германским пактом в 1939 года. После распада Советского Союза политика Вашингтона состоит в поддержке Польши в роли разделяющего клина, чтобы заблокировать наращивание российско-немецкого экономического и политического сотрудничества. В эти действия входит и решение о станции американской системы противоракетной обороны, а ныне ракет “Пэтриот” в Польше, нацеленных на Россию”. Запуск Nord Stream устраняет “клин” между Россией и Германией, и не только в формате Польши. А ряд аналитиков обозначили новую реальность, как третий российско-германский союз.

В работе “Новая геополитическая реальность: сетевые и континуальные межгосударственные союзы” было высказано предположение, что “Строительство “Северного потока” по дну Балтийского моря может заложить основу российско-германского сетевого межгосударственного союза”. Будет так или нет, покажет ближайшее будущее. Сегодня можно констатировать, что сближение России с Германией вызывает озабоченность и в США, и в Европе. Для нас важно проанализировать новую реальность, а также формализовать и объективизировать прецеденты трансформации Германии из союзника России в ее врага. Это позволит нам выявить перспективы третьего российско-германского союза

Контуры новой реальности

В 2007 году украинский русофоб В.Филин презентовал следующее видение: Проект “Северный поток”, как и “Южный поток”, - это тот же пакт Молотова - Рибентроппа в современном варианте - пакт Путина-Шредера. Экономически оба проекта бессмысленно дорогостоящие, цель у них одна - обойти буферные транзитные государства - Прибалтику, Польшу, Украину, Румынию, Беларусь”. Сегодня “Северный поток” уже реальность. К каким изменениям привела реализация этого “бессмысленно дорогого” проекта?

Экспортная мощность газотранспортной системы “Газпрома” в западной направлении  203.5 млрд.куб.м (в год):

·       Украинский транзит – 143.5 млрд.куб.м
·       Белорусский транзит – 35 млрд.куб.м:
·       Турецкий транзит – 16 млрд.куб.м
·       Поставки в Латвию – 2 млрд.куб.м
·       Поставки в Финляндию – 7 млрд.куб.м
 

Что дает России запуск Nord Stream? “Сейчас Европа потребляет 500 миллиардов кубометров газа (в год), а к 2015 году ей понадобится дополнительно еще 200 миллиардов. При этом “Северный поток” сможет обеспечить транспортировку 55 миллиардов кубометров”, - отметил бывший канцлер Германии Герхард Шредер. Шредер подчеркнул: “Эти цифры очень ясно демонстрируют, что газопровод, который пройдет по дну Балтийского моря, не имеет цели соперничать с существующими маршрутами транспортировки энергоресурсов через Украину или страны Балтии”. Но является очевидным, что при выходе “Северного потока” на проектную мощность Беларусь теряет даже теоретическую возможность влиять на России при помощи “газового рубильника”. Выгоды для России, да и для Германии, очевидны.

Неизбежность дальнейших изменений

В ходе состоявшегося в конце 2009 года визита в Москву глава МИД Германии Гидо Вестервелле заявил, что Германия хочет стать для России стратегическим партнером “без всяких “если” и “но”. Это больше, чем быть просто хорошим торговым и экономическим партнером. По его словам, такие отношения пойдут на благо народов обеих стран. Данное заявление вызвало озабоченность в Вашингтоне. Stratfor пишет: “За почти 65 лет дипломатии, последовавшие за поражением Третьего рейха, ключевой стратегией США в Европе было предотвращение появления единоличной,  мощной политической сущности, способной заблокировать интересы США в регионе. Германия 2009 года показывает США первые признаки такой сущности”‘.

Естественные опасения Россия

Не только история являет предостережения для России. Книга известного дипломата Ю.Квицинского “Россия–Германия. Воспоминания о будущем”.  Ю.Квицинский завершается четырнадцатью тезисами, характеризующими российско-германские отношения. Приведем ключевые тезисы:

“8. Надежды на превращение Германии в некий самостоятельный силовой полюс в мировой политике (в той или иной комбинации с другими странами ЕС) в настоящий момент скорее преждевременны. Поглощенная поеданием останков Российской Империи (СССР), она не желает отвлекаться и упускать свою часть добычи. Обострение же противоречий с США и, возможно, другими странами НАТО из-за чрезмерного сближения с Россией было бы чревато для немцев серьезными издержками и, кроме того, не диктуется пока жесткой необходимостью. Намного выгоднее и доходнее продвигаться на Восток в общей толпе западных крестоносцев.

9. Понимая опасность усиления Германии и встревоженные первыми признаками расхождений между США и Европой, западные союзники ФРГ по своей старой привычке пытаются канализировать возрастающую мощь немцев, направляя их на восток и юго-восток Европы. По сути дела, единство западного союза оплачивается за счет совместного оттеснения России на Восток и раскрытия ее природных кладовых для освоения и эксплуатации Западом. Пока эта линия будет успешной, надеяться на дифференциацию между Германией и ее нынешними союзниками, между Европой и США не приходится.

10. Цели восточной политики Германии получили свое наиболее полное и циничное отражение в 1918 году в Брестском договоре и “Дополнительном договоре” к нему, а затем в 1941 году в плане “Барбаросса” и “Генеральном плане “Ост”". После коллапса Советского Союза объединившейся Германии удалось реализовать эти цели в объеме Брестского договора (или даже несколько большем объеме) с позиций младшего партнера США и не прибегая на сей раз к войне и применению силы. Ее генеральная линия в отношении России состоит в том, чтобы при поддержке США и других западных союзников закрепиться на новых позициях, зацементировать и сделать необратимыми происшедшие перемены.

11. Важнейшим фактором, облегчающим Германии решение этих задач является приход в России к власти сил, которые отказываются от борьбы за восстановление позиций Российской Империи и Советского Союза как великих держав, смирились с крушением и расчленением нашего народа и тысячелетнего государства, и по существу проводят политику содействия закреплению этих невыгодных и унизительных для России сдвигов. Германия вместе со своими союзниками заинтересована в поддержке этих сил и как государство, традиционно ориентирующееся на экспансию в восточном направлении и укрепление своего потенциала и мощи за счет наших ресурсов, придает особое значение развитию дружественных связей именно с нынешним новым руководством России и его поддержке.

12. Подобное положение, однако, носит временный и неустойчивый характер. Прошедшие горькую школу Версаля и Потсдама немцы не могут в глубине души не сознавать этого. Однако они, скорее всего, окажут сопротивление неизбежным со временем переменам. Германия может явиться существенным тормозом выходу России из нынешнего “послебрестского” периода ее истории, с чем необходимо считаться при выстраивании отношений с ней.

13. Восточная политика Германии, а в более широком смысле и ее внешняя политика в целом, всегда были функцией мощи или немощи России. К сильной России Германия приспособлялась и иногда действовала с ней заодно, на слабую Россию она нападала и грабила ее. Нет никаких оснований полагать, что в будущем это будет иначе. Поэтому решение вопросов наших отношений с Германией лежит, прежде всего, на путях решения наших внутренних проблем. Если встанем с колен, то будет один рисунок игры, не встанем – так будет другой и отнюдь для нас не радостный.

14. Разборки с Германией и борьба за Германию будут и дальше оставаться одним из важнейших направлений российской внешней политики. Германия будет в силу объективных причин для нас желательным партнером, но в то же время и постоянной латентной угрозой для наших интересов. Смысл российской политики в отношении Германии по большому счету должен состоять в том, чтобы иметь такую Германию, которая была бы достаточно сильной, чтобы создавать противовес другим державам Запада, и достаточно слабой, чтобы не представлять прямой угрозы России и зависеть в достижении своих целей от России и ее поддержки”.

Данный трезвый взгляд на российско-германские отношения позволяет объективно анализировать отношения России и Германии.

Между евроатлантическим единством и российско-германским союзом

Евроатлантическое единство, или “нерушимый союз США с Европой” – это и краеугольный камень германской внешней политики. Это понимают в России. Тележурналист М.Леонтьев полон скепсиса: “Атлантический каток, который по-прежнему стоит на голове у германского народа, не позволяет возникнуть даже мысли о том, что у Германии есть собственные национальные интересы”. “Атлантизм уже изжил себя, и сейчас речь должна идти о единстве всего евроатлантического пространства от Ванкувера до Владивостока”, - заявил президент Российской Федерации Дмитрий Медведев, выступая 6 июня 2008 года в Берлине на встрече с немецкими политиками и предпринимателями. Германия в очередной раз в своей истории находится в состоянии выбора. Что может повлиять на выбор Германии?

На сегодняшний день можно выделить два ключевых аспекта:

  • Спланированное крушение зоны евро и Евросоюза в целом, как условие глобального лидерства США и становления краткосрочного союза под названием Chimerica (China + America)
  • Технологическое позиционирование мировыми СМИ Германии, как главного виновника новой фазы мирового кризиса
 Известный российский аналитик М.Муравьев делает мрачный прогноз: Евросоюз уже не жилец. Германия производит больше всех в ЕС, помимо этого она главный кредитор Европы. Но сейчас европейцы предъявляют им претензии – дайте нам еще больше кредитов и перестаньте так много импортировать. Мы сами хотим вам продавать. Получается, что Европа уже начинает раскалываться. В 2013-м мы наверняка увидим первых вылетевших из Евросоюза. ЕС в том виде, в котором мы его знаем, существовать не будет. Возможно, его разделят на два уровня Германия, Франция, Италия и все остальные. Возможно, ведущие страны просто выйдут из ЕС” (13.08.2010). Муравьев считает, что “У Евросоюза для обеспечения долгосрочной стабильности евро нет ничего, что есть у США. У них нет глобальных финансовых инструментов, которыми бы они умели пользоваться. Вот, к примеру, США свою игру с сильным и слабым долларом с 60-х годов проводили как минимум шесть раз. Они сначала накачивали весь мир дешевыми долларами. Доллар начинал падать и, казалось, что экономика США уходит в коллапс. Все радостно кричали: “Ура, ура! Надо брать кредиты в долларах! Потому что завтра их не придется отдавать”. После этого выяснялось, что отдавать-то все-таки придется, а доллар уже подорожал в два раза. В результате начинали взрываться Латинская Америка, Юго-Восточная Азия, Турция, Балканы и т.д. Европа ни разу такого не выкидывала. Она просто не умеет этого делать”.

Генрих Дауб видит очевидную несостоятельность системы евро: “По той простой причине, что здесь искусственно объединено то, что в принципе необъединимо, рано или поздно проявятся внутренние противоречия этой искусственной конструкции – финансовой системы евро. Как прогнозируют специалисты, это произойдёт ещё в настоящем десятилетии. За это время в разной степени увеличится государственная задолженность, в зависимости от чего на различных финансовых рынках будут устанавливать различные проценты. Отдельные европейские государства будут иметь большие проблемы с обслуживанием своих долгов. Вполне можно себе представить, что это принудит некоторые страны покинуть зону евро. Специалисты, правда, считают, что это начнёт происходить только во второй половине десятилетия. То, что вступление восточноевропейских государств в финансовую систему евро не будет фактором, укрепляющим эту валюту, по-видимому, в доказательствах не нуждается”.

В.Тодрес отметил: У кумиров прогрессивного человечества нарисовался новый козел отпущения. Совсем недавно в кризисных бедах американские политики винили Китай, который слишком много производит и сберегает и безответственно мало потребляет. Теперь козлом назначена Германия - за то же самое: за то, что пытается жить по средствам. Перед встречей двадцатки Барак Обама поругал немцев за сокращение госрасходов, которое вроде как сталкивает мир обратно в рецессию. Министр финансов США Тимоти Гейтнер призвал страны с торговым профицитом не самоограничиваться, а поддержать местного покупателя. А Джордж Сорос в публичной лекции обозвал Германию “застрельщиком кризиса евро”, разрушающим европейскую валюту. То есть еще раз: германский торговый профицит в 13 млрд евро только за апрель и 80-миллиардная программа сокращения бюджетных расходов - это нынче главное зло. Конец света и коллапс евро, оказывается, наступит из-за привычки считать деньги, не раздувать долг и вообще не шиковать, когда нельзя. Видимо, из-за немецкой тщательности греки набрали долгов под разбазаривание госфинансов, а испанцы надули пузырь приморской недвижимости. А вина немцев, выходит, в том, что они делают хорошие вещи, которые люди в мире хотят покупать. Вот я, к примеру, как присох к немецким автомобилям 14 лет назад, так до сих пор и не отсохну. Финансирую таким образом их торговый профицит, сталкиваю мир в пропасть” (09.07.2010).

P.S.           

Не исключено, что условием становления двухполярного американо-китайского мира является резкое ослабление России и распад Европейского союза. Европейский союз выглядит наиболее уязвимым, в первую очередь из-за критического числа проамериканских сил в самой Европе. Означает ли это, что Россия обречена на союз с Германией, и каким будет третий российско-германский союз?

Анализ мутагенеза германской внешней политики по отношению к России, в рамках Второго и Третьего рейха, позволяет выстроить систему мониторинга, которая даст возможность безошибочно определить время для запуска проекта “Троянский конь”, в случае, если в Германия вновь зазвучит “Drang nach Osten”. Окончательное решение немецкого вопроса в Европе будет лежать в плоскости трансформации Европы в Еврабию. Тем более что “сами европейцы уже раскрылись перед миром ислама, ввели этого троянского коня в свою Трою”.

Оптимальный вариант союза – это союз нейтральный, без каких-либо заверений и договоров о “вечной дружбе”. Союз, в рамках которого неукоснительно соблюдаются все текущие договоренности и могут быстро решаться возникающие проблемы. Мир стремительно изменяется и нейтральный российско-германский союз – это лучший вариант в преддверии высоковероятных негативных глобальных событий.

Источник (полный текст): Независимое военное обозрение

Метки: , , , , , , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!