Кому достанется иракский газ. На углеводородном поле Ирака снова обостряется борьба

Нет никакого сомнения в том, что на грядущих в Багдаде торгах основные международные игроки будут биться не на жизнь, а на смерть за право осваивать газовые месторождения Ирака. Прежде всего это объясняется тем, что помимо чисто экономических все заявленные на участие в тендере стороны преследуют весьма обширные геополитические интересы.

Министр нефти Ирака Хусейн аш-Шахрастани заявил, что 1 октября в стране запланирован тендер на разработку трех газовых месторождений: «Аккас» (западная провинция Анбар), «Мансурия» (восточная часть Ирака) и «Сиба» (юг страны).

По словам главы ведомства, руководство страны одобрило участие в торгах 45 международных компаний, в числе которых и «Газпром». Российскому участнику предстоит соперничать с британскими Royal Dutch Shell, BP, американскими Exxon Mobil, Chevron, ConocoPhillips, Occidental Petroleum, французской Total, итальянской Eni, японской Japan Petroleum Exploration Co Ltd и другими компаниями.

Суммарные запасы выставленных на международный тендер газовых участков составляют около 210 млрд. куб. м. Наиболее крупным является месторождение «Аккас», в недрах которого залегают 113,3 млрд. куб. м сырья. Далее следуют «Мансурия» с оцененными запасами в 93,4 млрд. куб. м и «Сиба», содержащее 3 млрд. куб. м газа.

Как ожидается, добытое иностранными компаниями топливо будет прежде всего поставляться на электростанции, а также использоваться для других внутренних нужд и только потом частично экспортироваться. Иракские власти готовы предложить компаниям двадцатилетние контракты, условия которых будут похожи на условия, предоставленные победителям аукционов по разработке нефтяных участков в 2009 году.

Учитывая слабое развитие газовой промышленности Ирака (суточная добыча газа составляет около 46,4 млн. куб. м), можно ожидать, что российская компания будет серьезно пытаться выйти на иракский газовый рынок и стать там одним из ключевых игроков.

Тендер без курдских месторождений

Надо сказать, что в потенциальные интересы «Газпрома» и некоторых других участников приближающихся торгов также входят богатые залежи голубого топлива в Иракском Курдистане. Однако месторождения, расположенные на его территории, на тендер не выставлены.

Вероятно, это связано с заявлением премьер-министра Ирака Нури аль-Малики относительно того, что государство не планирует больше привлекать иностранные компании для разработки новых месторождений, дабы избежать сильной зависимости от зарубежных игроков. Политический деятель отметил следующее: те месторождения, которые не выставлялись на тендеры или право на освоение которых никто не получил, Ирак будет разрабатывать самостоятельно. Для этого весной текущего года кабинет министров Ирака утвердил создание четвертой государственной компании по добыче нефти Midland Oil Co., которая позволит разгрузить уже существующие.

Как бы то ни было, но в перспективе при появлении на аукционе газовых участков, расположенных на курдской территории Ирака, с огромной долей уверенности можно ожидать активных действий «Газпрома», направленных на получение этих месторождений.

Ориентация на газ

До сих пор Курдистан поставлял лишь нефть, однако сейчас там идет масштабная подготовка к добыче и экспорту газа, залежи которого так же значительны, как и нефтяные. В настоящий момент нефтяные резервы Курдистана оцениваются в 45 млрд. баррелей, однако намеченное на ближайшие годы бурение 11 новых скважин может, по мнению специалистов, увеличить их объем до 115 млрд. баррелей. Кроме того, в недрах района расположены примерно 2,83 трлн. куб. м газа, что составляет около 89% всех иракских запасов.

Примечательно, что общемировая добыча данного вида сырья в последнее время возрастает довольно высокими темпами со средним ежегодным приростом в 3–4%. Как представляется, эта тенденция будет сохраняться и в будущем. Наиболее значительного пополнения мирового рынка природного газа следует ожидать за счет роста его добычи и экспорта из региона Ближнего и Среднего Востока, в том числе Иракского Курдистана, по трем главным причинам.

Во-первых, из-за солидных запасов топлива. Во-вторых, по причине близкого расположения к основным рынкам сбыта. В-третьих, вследствие крайне невысокой себестоимости.

Весной прошлого года австрийская энергетическая компания OMV и венгерская MOL подписали соглашения о покупке 20% акций (по 10% каждая) Pearl Petroleum Company, которой принадлежат два проекта по разработке курдских месторождений «Хор Мор» и «Чемчемал». По прогнозам, на этих месторождениях к 2015 году ежесуточно будет добываться до 85 млн. куб. м газа. Несложно догадаться, что часть указанного объема будет обеспечивать потребности самого Курдистана, а остальное сырье пойдет на экспорт.

Куда же собирается поставлять природный газ север Ирака? Каковы возможные варианты использования курдского голубого топлива?

Газовый маршрут Иран–Ирак–Сирия–Европа

Ирак в целом и Курдистан в частности нуждаются в развитии газовой отрасли как самостоятельной сферы топливно-энергетического комплекса. В связи с этим наладить бесперебойные поставки сырья в страны Старого Света было бы для курдской стороны отличным заделом для достижения данной цели.

Более того, выгодно расположенные запасы природного газа вполне могут стать для европейских государств ценным инструментом в их стратегии диверсификации источников поставок энергоносителей.

Совершенно очевидно, что появление такого конкурента «отнимает хлеб» у российского монополиста «Газпрома», экспортирующего три четверти всех объемов зарубежных поставок именно на рынок Европы. Однако путь достижения амбициозных планов российскому «тяжеловесу» может осложнить строительство газопровода в Европу через территорию Ирана, Ирака и Сирии.

Во-первых, это делается для давления на Турцию, с тем чтобы заставить ее пойти на подписание транзитного договора и отказаться от политики перепродажи иранского газа.

Во-вторых, подобный маршрут поможет остудить пыл турок, всеми силами пытающихся превратить Анкару в своего рода регулятор поставок газа для Европы, не говоря уже об их политических амбициях стать лидером региона. Являясь членом Совета Безопасности ООН, Турция представлена почти во всех европейских организациях, кроме ЕС, переговоры о вступлении в который она продолжает вести.

Надо сказать, что проект обладает определенной перспективой. Связано это прежде всего с тем, что страны Старого Света смотрят на богатый углеводородами север Ирака с неподдельным интересом. Ярким тому подтверждением стало стратегическое соглашение об энергетическом партнерстве, подписанное ЕС и Ираком в январе 2010 года. Согласно документу, стороны намерены укрепить сотрудничество в ряде областей, включая энергетическую безопасность, разработку месторождений природного газа и развитие возобновляемых источников энергии.

В свое время комиссар Евросоюза по энергетике Андрис Пиебалгс назвал Ирак ключевым звеном в энергопоставках ЕС и отметил, что эта страна скоро станет важным поставщиком природного газа и энергетическим мостом, соединяющим Средний Восток, Средиземное море и Европу. Кроме того, экспорт голубого топлива из Ирака поможет в какой-то степени снизить пресловутую зависимость ЕC от России.

Тем не менее возможный транзит газа через три ближневосточных государства в Европу беспокоит Россию не так сильно, как может показаться на первый взгляд. Почему?

Отечественные специалисты уверены, что данный газопровод вряд ли будет построен в среднесрочной перспективе, так как в Сирии и Ираке добыча газа является малоразвитой отраслью, кроме того, обстановка в последнем отнюдь не идеальна для осуществления проектов такого масштаба.

Таким образом, в обозримой перспективе российская сторона не считает данный маршрут конкурентоспособным российско-итальянскому проекту «Южный поток», чего нельзя сказать о Nabucco.

Курдистан реанимировал Nabucco

Эта крупная газотранспортная сеть должна пройти через Турцию и Балканские страны до Австрии, а затем в Германию. В реализующий проект консорциум Nabucco входят австрийская OMV Gas GmbH, венгерская MOL Natural Gas Transmission Company Ltd., румынская Transgaz, болгарская Bulgargaz, турецкая Botas и германская RWE. Согласно плану компаний, начиная с 2015 года по газопроводу должно прокачиваться 42,5 млн. куб. м газа в сутки. Позже ежесуточную мощность планируют увеличить до 85 млн. куб. м, или 31 млрд. куб. м газа в год.

Однако долгое время Европе не удавалось решить вопрос о наполняемости Nabucco, так как единственный законтрактованный поставщик Азербайджан не может обеспечить поставки топлива в нужном объеме, а договориться со среднеазиатскими странами в лице Туркменистана, Казахстана и Узбекистана не так просто. Газ для проекта удалось найти в Иракском Курдистане, власти которого согласились заполнить трубу в объеме, достаточном для запуска магистрали к 2015 году.

Для того чтобы сделать Nabucco рентабельным, через него следует пропускать ежегодно не менее 30 млрд. куб. м газа в течение примерно 30 лет, а для запуска проекта необходимы хотя бы 15 млрд. куб. м газа.

По заявлениям руководства РПК, на данный момент север Ирака в состоянии поддерживать некоторые из главных стратегических потребностей Европы, нуждающейся в диверсификации своих источников импорта газа. Он также способен поставлять природный газ в ЕC в течение ближайших десятилетий.

Это подтверждает и компания Crescent Petroleum (ОАЭ), заявляя, что она может качать на территории Курдистана объемы, необходимые для заполнения трубопровода на первом этапе.

Однако даже при условии выхода проекта на полную мощность это обеспечит лишь около 5% общих потребностей Европы в природном газе, в то время как Россия закрывает 26% потребностей региона.

Согласно планам, трубопровод должен пройти по территории Турции, претендующей на роль не только крупного транзитера, но и связующего звена в торговле углеводородами между Европой и Азией. Став посредником газового экспорта из Ирака, Анкара может усилить позиции в своем стремлении стать членом ЕС. Благодаря выгодному трансзональному географическому положению между Ближним Востоком, Центральной Азией и Европой Турция видит свой потенциал в том, чтобы стать стратегическим энергетическим партнером, что является для нее одним из аргументов в пользу присоединения к Европе.

Справедливости ради стоит заметить, что амбиции Анкары не устраивают ЕС, законодательство которого запрещает доминирование одной страны в энергетической сфере общего рынка.

С одной стороны, экспорт газа с севера Ирака на турецкий рынок может поставить Анкару в энергетическую зависимость от иракских курдов.

С другой – поможет не только удовлетворить газовые потребности Турции, но и уничтожить потенциальные препятствия для Nabucco.

Таким образом, становится понятным, что в перспективе турецкая сторона не прекратит получение углеводородов от иракских курдов, а, напротив, будет лишь наращивать объемы импорта, учитывая собственные экономические интересы. Причем, как представляется, этот процесс будет осуществляться независимо от судьбы Nabucco.

Если данная газовая магистраль и будет запущена, то ее лоббистам все равно придется решать множество задач, основная из которых – убедить потребителей российского газа перейти на газ из нового трубопровода. Добиться этого будет отнюдь не просто, особенно если учесть, что часть европейских стран около половины потребляемого топлива закупают в России, а некоторые и вовсе полностью зависят от российских поставок.

Ответ Москвы

Следует заметить, что на ближайшие годы «газовый вопрос» и для Анкары был успешно решен лишь с помощью Москвы, а не Тегерана, Каира и Баку, также экспортирующих топливо в Турцию. Наша страна согласилась продлить два контракта на поставку газа из России в Турцию, истекающих в 2011 и 2012 годах. Кроме того, сторонами было заключено соглашение о дополнительной ежегодной поставке 6 млрд. куб. м газа в год, с учетом которых турецкие потребители будут получать 30 млрд. отечественного сырья в год.

Надо сказать, что Турция в долгу не осталась. Заключив с Россией межправительственный протокол о сотрудничестве в газовой сфере, летом прошлого года она дала разрешение на проведение научных и технических исследований, геологоразведочных работ, сейсмических и экологических изысканий в исключительной экономической зоне Турции в Черном море в интересах реализации «Южного потока». Соучредителями проекта являются «Газпром» и Eni, подписавшие в июне с компанией Electricite de France меморандум о взаимопонимании по вопросу совместного развития морской части магистрали.

Согласно предварительным планам трубопровод пройдет по дну Черного моря от России до Болгарии, а затем разделится не на две, как было объявлено первоначально, а на четыре ветки. Проект стоимостью примерно в 25 млрд. долл. рассчитывают запустить в 2015 году.

Таким образом, нет никакого сомнения в том, что на грядущих в Багдаде торгах основные международные игроки будут биться не на жизнь, а на смерть за право осваивать газовые месторождения Ирака. Прежде всего это объясняется тем, что помимо чисто экономических все заявленные на участие в тендере стороны преследуют весьма обширные геополитические интересы.

Автор: Эльдар Османович Касаев - специалист по инвестициям в энергетику стран Ближнего Востока и Африки, соискатель МГИМО (У) МИД России.

Источник: Независимая

Метки: , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!