Природный газ и международные отношения

Природный газ всегда был универсальным, эффективным и чистым топливом — а сегодня он ещё и очень дешев. Как объясняет президент Eni Паоло Скарони, это причина того, что газ будет играть все более и более важную роль в энергетическом будущем мира. Однако, предупреждает он, дешевый газ заставляет сокращать инвестиции в производство и инфраструктуру — тенденция, которая должна быть полностью изменена в ближайшие годы.

Почему природный газ будет играть всё возрастающую роль в мировой энергетике?

Ещё полтора года назад газовый рынок имел обыкновение быть очень предсказуемым, почти скучным. Ежегодный рост спроса составлял приблизительно 3% плюс-минус доли процента.

Поставки в Европу покрывались почти исключительно внутренним производством и плюс небольшими поставками из газодобывающих стран — России, Норвегии, Алжира и Ливии — которые были связаны с нами трубопроводами и долгосрочными контрактами (основанные на цене на нефть контракты «бери-или-плати»).

18 месяцев спустя ситуация выглядит совершенно по-другому.

С одной стороны глобальный спрос обрушился вследствие рецессии. В Европе потребление газа в 2009 году уменьшилось приблизительно на 6%.

С другой стороны «сланцево-газовая» революция в Соединённых Штатах сократила потребность Северной Америки в импорте газа и, таким образом, высвободила большие объёмы для поставок в другие части мира. Партии сжиженного природного газа (LNG - СПГ), которые обыкновенно направлялись прямо в Соединённые Штаты, теперь изменили маршрут и плывут в Европу и Азию.

Сокращение спроса и увеличение объёмов газа для поставок оказали огромное влияние на цены.

Цены оперативного рынка на СПГ в Европе упали примерно на одну треть от их пиковых значений 2008 года, тенденция, которая отразилась на Соединённых Штатах и Азии.

Но, в то время как оперативные цены рухнули, цены на газ в соответствии с долгосрочными контрактами остались прежними. Это произошло потому, что цена газа в долгосрочных контрактах «бери-или-плати» связана не со спросом и поставками, а — с ценой нефти. А цены на нефть значительно выправились после первого удара экономического кризиса.

Это ставит традиционных газовых поставщиков Европы и транспортировщиков — таких как Eni — в сложное положение. Мы всё ещё платим компаниям, таким как Sonatrach и Газпром, приблизительно 9$ за тысячу британских тепловых единиц газа (MBtu), (Btu - British Thermal Unit - единица измерения тепловой энергии примечание переводчика). С другой стороны те, кто покупает их газ в Центре Зеебрюгге в Бельгии или в NBP в Великобритании, могут получить его по цене где-то около 5$ за MBtu, что даёт им преимущество, когда дело доходит до приобретения новых клиентов.

В этих взаимоотношениях у поставщиков и транспортировщиков есть два очевидных приоритета. Прежде всего, никто не хочет потерять деньги. И второе — никто не хочет потерять долю на рынке.

В результате теперь мы видим определённую степень гибкости в долгосрочных контрактах с ценовыми пересмотрами и изменениями в терминах контрактов «бери-или-плати».

Неудивительно, что факт затопления европейского рынка импортным СПГ, понизил важность безопасности поставок на глобальной повестке дня.

Два года назад безопасность поставок — отношения ЕС с Россией, угроза, представленная Украиной, диверсификация источников поставок, вместимость газохранилищ — были в первых строках повестки дня любой многосторонней встречи, от G8 до встреч на высшем уровне ЕС.

Сегодня, безопасность только упоминается.

Но есть несколько серьёзных оснований полагать, что в недалеком будущем вопрос о безопасности поставок вновь появится на глобальной повестке дня:

  • Прежде всего, восстановление экономики будет стимулировать восстановление спроса на газ. В 2009-м потребление газа в Европе составляло 480 миллиардов кубических метров (bcm), упав с 515 млрд. куб.м (2008 г.). Эти 35 миллиардов кубов потенциально возвращаются уже в 2012 г.
  • Но рост потребления газа — также общемировая тенденция. Газ, безусловно, самое чистое ископаемое топливо, при сжигании для выработки 1 квт/часа электроэнергии он выделяет на 50% меньше CO2, чем уголь, и на 30 % меньше, чем нефть. Это означает, что газ, в настоящее время, — лучший способ, который мы имеем для совмещения экономического развития и экологической сохранности окружающей среды, — включая вопросы изменения климата.
  • Так же, будучи самым чистым ископаемым топливом, газ теперь ещё и более дёшев относительно нефти и угля. Исторически, эквивалент барреля нефти (то есть количество газа, которое содержит то же самое количество энергии, как баррель нефти) обычно стоил 70% стоимости барреля нефти. В этом году газ торговался по цене 30% от цены нефти.

Чистый и дешёвый — это хорошая комбинация, дающая стимул переключиться на газ везде, где только возможно. Это особенно верно для производства электричества, для обогрева жилья и даже в транспортном секторе, где почти безраздельно доминируют нефтепродукты. Весьма возможно, что структурные изменения в поставках потянут за собой структурные изменения в потреблении.

Влияние на потребление потенциально огромно. Только подумайте, что 60% европейского электричества произведено угольными или атомными станциями. Многие из электростанций, работающих на угле, являются устаревшими или просто древними. А некоторые из атомных станций уже настолько стары, что они должны быть постепенно закрыты. Если предположить, что половина европейской угольной и атомной энергетики будет заменена на газовую к 2020 году, то вы получите до 200 млрд. куб.м дополнительного спроса.

Если газ останется столь же дешёвым, он может занять существенную часть транспортного рынка. Существуют очень большие возможности для роста. Сегодня транспортные средства на природном газе составляют только приблизительно 1% от общего числа транспортных средств в мире.

Подводя итог: газ всегда был универсальным, эффективным и чистым топливом — а сегодня он ещё и очень дёшев. Именно поэтому он будет играть всё более и более важную роль в нашем энергетическом будущем. Так считаем мы, компания Eni (итальянская нефтяная и газовая компания – прим. perevodika.ru), и это является главным в нашей стратегии.

Но, в то же время, хотя дешёвый газ — это хорошая новость для экономики и для окружающей среды, мы должны также помнить, что это оказывает влияние на поставки, вызывая сокращение инвестиций в производство и инфраструктуру. По приоритетности и времени газовые проекты отходят на задний план.

Сложите вместе — повышение спроса на 35 млрд. куб.м вследствие восстановления экономики, плюс ещё 200 млрд. куб.м от замены угольных и атомных станций, — и европейский газовый рынок может вырасти с сегодняшних 480 млрд. куб.м до более чем 700 млрд. куб.м в 2020 г.

Весь этот рост должен быть покрыт из импорта, поскольку внутриевропейская добыча газа, как ожидают, к 2020 году уменьшится приблизительно на 100 млрд. куб.м. Поэтому импорт должен удвоиться с 300 млрд. куб.м до 600 млрд. куб.м. Это — огромное количество — эквивалентное существующему ежегодному потреблению Соединённых Штатов.

Если в то же самое время вы затормозите инвестиции в производство и транспортировку газа, то, в не слишком отдаленном будущем, безопасность поставок вернётся на повестку дня.

Европа должна продолжить вкладывать капитал — в новые источники поставок газа и в новую транспортную инфраструктуру, чтобы разносторонне развить транзитную и соединительную системы европейских стран. Конечно на рынке, где игроки-транзитёры подвергаются серьёзному давлению, это легче сказать, чем сделать. Но это — единственный способ гарантировать, что мы не попадем неподготовленными в следующий капкан с безопасностью поставок.

С точки зрения диверсификации источников поставок — самая большая возможность для Европы – Каспийский регион и огромные запасы газа в таких странах как Казахстан и Туркмения.

Eni вовлечена в работы в обеих этих странах, в гигантские проекты в Казахстане. В Туркмении, где мы — единственная крупная международная нефтяная компания, мы обсуждаем возможности использования нашего опыта и знаний для транспортировки газа от Туркменбаши через Каспийское море в Баку.

С точки зрения развития транзитных маршрутов, мы — активный игрок в «Северном Потоке», где наш филиал «Saipem» является главным подрядчиком. Мы также соучредитель «Южного Потока», который напрямую принесёт российский газ в Европу через Чёрное море, избегая стран-транзитёров.

Диверсификация источников поставок и сокращение транзитных рисков являются двумя главными столпами энергетической безопасности Европы. Но обе эти цели требуют сотрудничества вне ЕС.

Есть одна вещь, которую Европа может сделать сама, и которая имела бы большое значение для решения вопроса безопасности поставок: создание достаточного количества соединительных сетей, трубопроводов между странами-членами ЕС.

Реальная угроза безопасности поставок в Европу больше не Россия. Сегодня, российский газ представляет только 35% нашего полного импорта по сравнению с 75% в 1990 г.

Но для ЕС в целом число 35%, лежащее на поверхности, заслоняет совсем другие ситуации. Некоторые страны — Литва, Латвия, Словакия и Эстония — почти на 100% зависят от российского газа. Болгария зависит от России больше чем на 85% её потребления, Венгрия, Чешская Республика, Словения и Австрия — на 60-70%.

Недостаток соединительных сетей между европейскими государствами-членами ЕС означает, что если российский газ станет недоступен, некоторые из этих стран останутся в холоде, в то время как другие не смогут прийти к ним на помощь.

Это именно то, что произошло зимой 2009 г. 7 января, когда температура на улице достигала минус 25°C, Болгария, Moлдавия, Словакия и Чешская Республика проснулись в мире без газа вследствие торгового спора между Россией и Украиной. Ситуация была настолько плоха, что поставки газа промышленным предприятиям должны были быть нормированы, чтобы сохранять тепло в больницах и домах.

Этого кризиса можно было избежать, если бы мы были в состоянии транспортировать достаточно газа с одного конца Европы на другой. Действительно, если бы Европа имела достаточное количество соединений, мы были бы в состоянии обойтись без российского газа не только в течение нескольких недель, но и в течение целой зимы. Нехватка газа в Восточной Европе была бы компенсирована поставками излишков из других стран.

Это предполагает, что было бы глупо обвинять Россию или Украину в том, что произошло в Болгарии, Молдавии, Словакии и Чешской Республике. Было бы лучше, если бы мы поближе рассмотрели наши собственные приоритеты и определились, что мы должны сделать, чтобы гарантировать, что это не произойдёт снова.

Вместо того, чтобы волноваться о дроблении энергетических компаний, реальный приоритет для Европейской комиссии должен состоять в том, чтобы связать/соединить их и развить гибкую интегрированную сеть европейского газовых и энергетических связей, что привело бы к реальной выгоде для потребителей континента.

Примечание редактора «TheGlobalist»: Эта статья была адаптирована из речи, произнесённой президентом Eni Паоло Скарони во время семинара Совета Соединённые Штаты- Италия в Венеции 11 июня 2010.

Источник: Переводика

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!