Экс-министр иностранных дел Индии: В Азии разворачиваются две большие военно-политические игры

…старая «Большая игра» Редьярда Киплинга приобретает новых участников. Вместо экспансионистской русской империи, противостоящей имперской Великобритании, сейчас выступает Китай, жаждущий земли, воды и сырья, который демонстрирует свою силу, посягая на гималайские редуты и бросая прямой вызов Индии.

Вторжение Китая подтверждает древнюю стратегическую аксиому, что «география является реальным определяющим фактором истории» ‑ и, как результат, также внешней политики и политики безопасности. Роберт Каплан мудро замечает, что «индийская география состоит из истории вторжений с северо-западного направления», и «стратегические задачи Индии по-прежнему связаны с этим фактом», который объясняет, почему Афганистан, с точки зрения Индии, связан с историей субконтинента и, таким образом, с нашим будущим.

Кроме того, это объясняет существование «органической связи Индии с Центральной Азией», ключ к этой связи лежит в Гималаях, где в настоящее время сосредоточено соперничество Индии и Китая. К счастью, по крайней мере в настоящее время, это соперничество является гораздо менее эмоциональным, чем индийско-пакистанские отношения, которые не возникают из исторических претензий.

Китайский порыв заключается в выходе за пределы истории своей страны и, таким образом, собственной географии Китая. Напористый и относительно стабильный Китай, кажется, должен расширяться, чтобы сдерживаемое внутреннее давление не разорвало его на части. Сильная и стабильная Индия, с другой стороны, всегда будет державой, стремящейся сохранить свой статус-кво.

Последнее состязание между Индией и Китаем нужно оценить именно на этом фоне. Несколько тысяч войск НОАК бесспорно размещены на перевале Кунджераб на границе Синьцзян для защиты Каракорумского шоссе, которое солдаты НОАК ремонтируют сейчас в нескольких местах. Дороги, в конце концов, являются важным звеном в поисках Китая прямого доступа к Аравийскому морю. Но это также индийская территория, на которой находится препятствие, поскольку регион сейчас является жертвой медленного стяжательства Китая, при попустительстве Пакистана, как добровольного сообщника.

Несмотря на исторически сложившиеся территориальные претензии Индии в регионе, Китай определяет эту область как «спорную», описание, которое он уже начал распространять на весь индийский штат Джамму и Кашмир. Такой словесный обман, чтобы скрыть стратегическую цель, был заметен и прежде. Действительно, несколько лет назад, запланированный визит командира НОАК военного округа Ланьчжоу в индийский Ладакх был отменен на том основании, что Пакистан выразил протест ‑ подразумевая, что Пакистан имел законное право на этот регион.

Было бы ошибкой полагать, что огромное увеличение торговли между Индией и Китаем, которая в настоящее время составляет более 60 миллиардов долларов США в год (Китай сегодня является самым крупным торговым партнером Индии), должно привести к улучшению двусторонних отношений. Даже в то время как торговля увеличивается, Китай пытается ограничить Индию в значительно укороченных сухопутных и морских границах через так называемые «струны жемчужной политики».

Эти усилия, чтобы окружить Индию с моря стратегическим расположением военно-морских баз от Хайнань на востоке до Гвадара на западе, и с суши, поддерживая фиктивные претензии Пакистана, которые подрывают территориальную целостность Индии, выводит «Большую игру» на новый и более опасный уровень. В действительности, клещи Афганистана и Гилгит / Балтистана представляют серьезную угрозу государственности Индии после обретения независимости.

Более того, разворачивающаяся сейчас борьба на вершине мира может также определить, будет ли это «азиатский век» или «китайский век».

Автор: экс-министр иностранных дел Индии Джасвант Сингх

Источник: «Нефть России»

Метки: , , , , ,

Оставьте свой отзыв!