АККУРАТНЫЕ САНКЦИИ. Успешность санкций против Ирана зависит не от позиции Москвы и Пекина, а от происходящего в европейской энергетике

Иранская проблема в современных международных отношениях не ограничивается вопросом соблюдения Тегераном режима нераспространения ядерного оружия. Хотя для США, Европы, Китая и России разные грани этой проблемы имеют разное значение, закрыть глаза на происходящее вокруг Исламской республики сегодня не может позволить себе ни одна из ведущих держав. Например, для России иранский фактор может иметь значение с точки зрения поставок российских энергоносителей в Европу.

27 октября вступили в силу санкции ЕС против Ирана из-за несоблюдения последним международного режима ядерного нераспространения. Кажется, всё понятно, Тегеран реализует свою ядерную программу исключительно по собственному разумению, на МАГАТЭ и протесты ведущих держав внимания не обращая, США, Европа, после некоторых сомнений и с куда большей осторожностью Россия и даже Китай в ответ оказывают на Иран давление, стремясь вынудить Исламскую республику следовать указаниям МАГАТЭ. Однако на практике в расклад политических сил вокруг иранской ядерной программы активно вступает фактор обширных иранских запасов нефти и газа. Если бы проблема исчерпывалось лишь необходимостью найти инструменты, применение которых поставит иранскую ядерную программу под контроль, то санкции в энергетическом секторе стали бы самым эффективным решением.

Но роль Ирана в современной мировой энергетике настолько значительна, что теоретически самый эффективный инструмент, санкции, на практике против Исламской республики применять очень затруднительно. Даже когда крупнейшие мировые (неамериканские) энергетические компании «вызывают на ковёр» в Вашингтон и требуют санкции соблюдать, представители добытчиков либо отвечают, что соблюдать будут, но дальше деклараций не идут, либо даже и думают соглашаться. Бразильская государственная компания Petrobras на эти уговоры уже давно отвечает отказом, китайских нефтяников уговаривать даже и не пытаются, теперь же просьбы всё чаще игнорируют и крупнейшие европейские компании. После вступления в силу европейских санкций история эта приняла ещё более интересный оборот: из-под действия санкций оказалось выведено месторождение Шах-Дениз в Азербайджане, где работают иранские нефтяники.

На первый взгляд, странно – Баку, конечно, Брюсселю дружественная столица, но кажется, что не настолько, чтобы ради процветания Азербайджана нарушать режим санкций, направленных между прочим на борьбу с распространением ядерного оружия. Сомнения рассеиваются, если вспомнить, что газ с этого месторождения должен пойти с иранской помощью в Европу, тем самым, снижая зависимость от поставок газа из России.

Конечно, пока всё это планы. Строительство газопровода «Набукко», через который можно было бы пустить этот, альтернативный российскому газ движется черепашьими шагами, да и не очевидно, что в итоге энергетическую безопасность Европы может значительно повысить зависимость не от России а от Ирана и Турции, вызывающей на юго-востоке Европы чувства едва ли более тёплые, чем Россия, скажем, у представителей польских или прибалтийский правящих кругов.

Получается, что успешность санкций против Ирана зависит не от, как считалось совсем недавно, позиции Москвы и Пекина, а от происходящего в европейской энергетике. При этом Вашингтон со своей антииранской позицией всё больше оказывается оттеснён уже на план гораздо дальше второго. Представим, что по какому-то волшебству администрации Обамы завтра удастся полностью справиться с тяжелейшим экономическим и политическим кризисом, в котором сегодня находится Америка. Тогда появятся время и возможность активнее заняться внешней политикой, но всё равно не проясниться, как быть в случае с иранским участием в мировой энергетической системе.

Закачивать ресурсы в строительство и обеспечение газом «Набукко», тем самым помогая режиму в Тегеране? Или инвестировать ещё больше в создание инфраструктуры для поставок сжиженного природного газа в Европу, тем самым спонсируя и страны поставщики, например, Катар, и государства-члены Европейского Союза?

Времена плана Маршалла минули. Понятно, что в Вашингтоне найдётся немало тех, кто хотел бы, чтобы «Набукко» и другие альтернативные российским проекты снабжения Европы энергоносителями стали реальностью, но современная геополитика, точнее сказать, геоэконмика пока к этим проектам не благоволит. Как быть в этой ситуации России?

На время забыв о проблемах, которые может вызвать для национальной безопасности России появление у Ирана ядерного оружия, нужно заметить, что куда скорее проблемы могут появиться, если трубы «Набукко» наполнятся иранским газом. Но на такое развитие событий шансов пока не много. С другой стороны, совершенно очевидно, что и Европейский Союз, и США, и другие заинтересованные участники будут делать всё, чтобы эти шансы повысить – ситуация вокруг принятия экономических санкций против Ирана в этом только убеждает. Получается, не зря Москва поддержала последний раунд санкций против Тегерана.

Иран же тем временем, несмотря на санкции, чувствует себя достаточно уверенно. Хотя некоторые наблюдатели отмечают проблемы, появившиеся в иранской экономике из-за санкций, очевидно, что в обозримой перспективе эти ограничения не способны вынудить правителей Исламской республики пойти на большее сотрудничество с мировым сообществом – слишком много у Ирана энергоносителей для того, что исключить его из мировой экономики. Избирательность европейских санкций в этой связи неудивительна.

Николай Пахомов - эксперт Института демократии и сотрудничества (Нью-Йорк)

Метки: , , , , ,

Оставьте свой отзыв!