World Politics Review: Перемены для прикаспийских государств?

18 ноября, впервые после саммита 2007 года, который прошел в Тегеране, лидеры пяти прибрежных государств Каспийского моря – Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркмении – собрались в Баку, чтобы обсудить вопросы делимитации морских границ, безопасности и защиты окружающей среды. Несмотря на драматические изменения, произошедшие в этом регионе со времени последнего саммита, встреча в Баку мало что дала в плане содержательных решений. Но последние тенденции указывают на возможные прорывы в будущем, - пишет американское издание World Politics Review.

Что изменилось после тегеранского саммита?

Произошло потепление в отношениях между Вашингтоном и Москвой; в частности, они начали активно сотрудничать по Ирану и Афганистану. Чтобы не восстанавливать против себя Россию, Соединенные Штаты отодвинули на второй план вопрос о строительстве трубопроводов на Каспии.

Иран оказывается во все большей изоляции в связи с принятием этим летом санкций ООН, а также США и ЕС. Связи между Тегераном и Москвой ослабли, и этому способствовало сближение между Россией и Соединенными Штатами. Что касается внутриполитической ситуации в Иране, то после беспорядков 2009 года в структуре иранского руководства возник разлад и усилилась нестабильность.

Азербайджан считает, что его предали западные партнеры, в том числе, Турция, которая активно стремится к примирению с Арменией. До сих пор вакантным остается место посла США в Баку. Вторжение России в Грузию в 2008 году, подорвавшее веру в прочную стабильность на Южном Кавказе, также привело к фактической изоляции Азербайджана от Запада.

Китай превратился в экономического тяжеловеса на восточном побережье Каспия, поскольку из Казахстана и Туркмении к нему протянулись и начали перекачивать нефть и газ трубопроводы. Если нефтепровод Атасу-Алашанькоу из Казахстана в Китай на момент проведения тегеранского саммита уже действовал, то туркменский газовый коридор в КНР был открыт лишь в декабре 2009 года. Астана также планирует начать экспорт природного газа в Китай в среднесрочной перспективе.

Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов, который на момент проведения саммита в Тегеране пробыл на своем посту менее года, сейчас ощущает себя в этом качестве более комфортно, и более настойчиво и напористо отстаивает интересы свое страны. Двусторонние отношения с Россией после отказа последней от закупок газа в Туркмении в период с апреля по декабрь 2009 года пока не улучшились. Ашхабад пострадал из-за снижения экспортных поступлений от продажи газа, и теперь изучает возможности для создания новых маршрутов экспортных поставок, включая транскаспийский.

Несмотря на эти перемены, между прикаспийскими государствами сохраняются фундаментальные разногласия по поводу делимитации морского дна и правового статуса Каспийского моря в целом, а также по вопросам транснациональных трубопроводов и региональной безопасности. В итоге участники бакинского саммита рассмотрели только тему региональной безопасности – и то лишь вскользь.

Главы пяти государств подписали соглашение о сотрудничестве в области безопасности, в котором предусматриваются меры по борьбе с терроризмом, организованной преступностью, контрабандой оружия и отмыванием денег. Но вряд ли данное соглашение, содержание которого не раскрывается, многим отличается от декларации, подписанной на саммите в Тегеране. Как отмечалось в тегеранском документе, стороны «договорились о том, что никогда не будут осуществлять военное нападение против другого прибрежного государства», а также «не позволят ни одной другой стране использовать свою территорию для осуществления вооруженного нападения на прибрежные страны Каспия». Эти положения имели целью снять озабоченность Казахстана, Азербайджана и Туркмении по поводу возможных враждебных акций России и Ирана, а также заверить Тегеран в том, что его северные соседи не позволят использовать свою территорию для военной интервенции США против Ирана, проводящего свою ядерную программу.

Действуя в этом ключе, российский президент Дмитрий Медведев в своем выступлении подтвердил стремление Москвы к снижению западного влияния в прикаспийском регионе, заявив: «Если мы в какой-то момент ослабим взаимодействие, можете не сомневаться, нашими вопросами захотят заниматься другие государства, которые никакого отношения к Каспию не имеют, но которым интересно здесь появиться для решения собственных экономических, а то и политических задач».

Однако влияние России в прикаспийском регионе ослабевает. Взаимоотношения Москвы с Тегераном и Ашхабадом значительно хуже, чем прежде. В Баку Медведев провел двусторонние встречи со всеми главами государств, за исключением туркменского президента Гурбангулы Бердымухамедова. (Согласно имеющейся информации, последняя встреча Медведева с Бердымухамедовым, состоявшаяся в конце октября в Ашхабаде, прошла не очень хорошо.)

Демонстрируя отдаление Туркмении от Москвы, Бердымухамедов разъяснил политику своей страны, отметив, что для прокладки транскаспийских трубопроводов необходимо «согласие только тех стран, по акватории которых эти трубопроводы будут проходить». Такую точку зрения высказывал на саммите в Тегеране в 2007 году Казахстан, но не Туркмения. Россия и Иран придерживаются мнения о том, что согласие на прокладку любого транснационального морского трубопровода должны давать все пять прикаспийских стран. Таким образом, у каждого из этих государств должно быть право вето на строительство транскаспийских трубопроводов.

Параллельно с бакинским саммитом Ашхабад организовал конференцию по нефтегазовой тематике, на которой заместитель премьер-министра Туркмении объявил, что у его страны в пятилетний срок появится возможность поставлять на экспорт в западные страны до 40 миллиардов кубометров газа ежегодно: 10 миллиардов кубометров с шельфовых месторождений, начиная с 2011 года, и 30 миллиардов кубометров с богатых газовых промыслов на востоке страны, когда к 2015 году будет завершено строительство внутреннего газопровода «Восток-Запад». Безусловно, в этих цифрах есть элемент преувеличения, но Туркмения четко просигнализировала о своем желании открыть транскаспийский маршрут для экспорта газа совместно с Азербайджаном.

Данные тенденции – снижение влияния России на Ашхабад, усиление изоляции Ирана и явное потепление в отношениях между Туркменией и Азербайджаном – свидетельствуют о том, что в сложившейся ситуации на Каспии могут произойти изменения. Россия проложила путь к заключению двусторонних соглашений, подписав в начале 2000 годов договоры по делимитации границ с Казахстаном и Азербайджаном. А это значит, что двусторонняя договоренность между Баку и Ашхабадом по вопросу морской границы и транскаспийского газопровода не столь уж и немыслима. Но такая сделка повлечет за собой увеличение заинтересованности и участия Турции, Европы и Америки в поддержании стабильности в прикаспийском регионе. Такое развитие событий вызовет огромное беспокойство в Москве и Тегеране. Перспектива заключения этой сделки во многом зависит от того, какие гарантии безопасности, по мнению Баку и Ашхабада, они заслужили в результате своего сотрудничества с НАТО по Афганистану.

Перевод опубликован “ИноСМИ” и «Нефть России»

Метки: , , , , , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!