Энергоресурсы и безопасность

Трубопроводные проекты Европейского союза в аспекте энергетической безопасности и глобальной политики властиЕвропейский союз с помощью Лиссабонского договора (2007 г.) осознал институциональную основу для закрытых игр, действующих  в международной системе. Распад в конце XX века биполярной системы привел к проблеме, заключающейся в том, что отдельное государство или группа стран, не способны доминировать самостоятельно в мире. Единственно оставшаяся сверхдержава - США способна сотрудничать с другими странами. Исходя из представлений Джозефа Найя младшего о многоуровневой системе, мир основывается на трех уровнях: военном, экономическом и геополитическом. Иерархическое разделение мира Найем может быть дополнено дополнительными факторами В. Панина: Информация, Геоэкономика, Энергетические ресурсы и Цивилизация. Энергетическая безопасность или точнее доступ к энергетическим ресурсам (Нефть и Газ) составляет в дифференцированном соотношении отдельные власти. Могут ли оказывать влияние в международной системе трубопроводные проекты на переформирование групп государственных субъектов в качестве факторов власти? Может ли трубопроводное соединение и планирование новых трубопроводов привести к построению евразийского континентального блока?

Строительство трубопроводов и евразийский континент в глобальной системе

На территории Евразийского континента располагается большинство государств, которые имеют важнейшее геостратегическое значение. На их долю приходится большая часть мирового производства и около 3/4 мировых энергетических запасов. По мнению одного из ведущих геополитиков современности З. Бжезинского господство над Евразийским континентом продолжает оставаться необходимым условием для сохранения  глобального доминирования. Уже в начале 20 века Британский геополитик Хэлфрод Макиндер осознал  потенциал власти  Евразийского континента. В ходе появления железных дорог стало возможным контролировать и стратегически осваивать  большие участки земли, что стало преимуществом по сравнению с типичными морскими державами, такими как Британская империя, а также США (Mackinder 1998, S. 29-30). Он также признал, что для установления мирового господства со стороны “морской силы” было бы безусловным - предотвратить распространение единой власти на континентальные массы. Вопрос железнодорожного объединения для унификации континентальной массы можно было бы сравнить с энергетической транспортной структурой. Трубопроводная сеть могла бы предоставить возможность более тесно связать евразийский континент и образовать единый силовой блок.

Европейский союз и инициированные  им трубопроводные проекты

Строительство или планирование нефте- и газопроводов в настоящее время происходит между ЕС и Россией, между  Китаем, Казахстаном, странами Каспийского региона и Россией, также как между ЕС и Каспийским бассейном и, особенно, Персидским заливом. Европейский союз имеет выгодное географическое положением с точки зрения доступа к энергетическим ресурсам. 78,1% мировых запасов нефти располагаются в регионах вблизи Европейского союза, из которых 4% приходится на Каспийский регион, 11% на Иран, 50,1% - Ближний восток, не включая Иран, а также 6,6% на Россию (British Petroleum 2007, S.6). В отношении запасов газа ситуация выглядит следующим образом: на долю   Каспийского региона приходится 5%, Ирана - 15,5%, Ближнего востока, без Ирана - 25% и на Россию - 26, 3%, всего 71,8% (там же, с.22). Ближайшие к ЕС запасы в Северном море в несколько раз дороже в разрезе мировых запасов (Casny 2007, S.32).   Дополнительное увеличение потребления энергии требует необходимое увеличение импорта энергоресурсов из Ближнего Востока, России и Каспийского Региона.

Проект трубопровода “Набукко” и “Южный поток”

Планируемый трубопровод Набукко имеет своей целью обеспечить поставку газа через Территорию Турции в Австрию. Трубопровод должен обеспечить поставку  каспийского и иранского  газа через территорию государств Южного Кавказа, Армению и Грузию, Турцию, Болгарию, Румынию и Венгрию в распределительный центр в Австрии (Nabucco Gas Pipeline International 2008). Географически аналогичный проект должен доставить в Австрию газ из России, через Черное море, Болгарию, Сербию, Венгрию, с ответвлением через Грецию в Италию. Согласно заявлению министра экономики Австрии Райнхольда Миттерленера реализация проекта Набукко обеспечит 5% европейского спроса на газ. Таким образом, проект не имеет решающего значения для развития европейской экономики (…). В политической литературе часто описывается не возможность конкурентности проекта и его спорность. На конференции по энергетической безопасности в Тегеране 5 октября 2008 года президент объединенного концерна по строительству трубопровода Набукко отметил ведущее значение Ирана для успешной реализации проекта и будущего мирового производства природного газа. Через два дня после заявления в отношении важности Ирана в реализации проекта последовал ответ представителя правительства США. Заместитель госсекретаря Мэтью Брайза заявил, что Вашингтон категорически против развития Набукко в качестве транспортного коридора для поставки газа в Европу (Sarukhanyan, 2008).  До августа 2010 года США не получали газ из Каспийского региона или из Центральной Азии. На импорт нефти приходилось на тот же период времени лишь 0,67% из Азербайджана, около 0,3% из Турции равно как и соответственно ниже 0,1% из Казахстана и Грузии (Energy Information Administration 2010). Поэтому было бы возможным предположить, что США хотели помешать совместной энергетической политике в западной части континента, реализуя стратегическую концепцию Бжезинского.

Безопасность трубопроводной системы и кооперация 

Большая часть трубопроводных проектов проходит через территории со слабой государственной властью и повышенными рисками в области безопасности (за исключением России и ЕС). Для их безопасности необходима выработать концепцию - какие трубопроводы необходимо защищать от терроризма, уголовных банд и стихийных бедствий. Так называемая “Critikal Energu Infrastructure” - идеальная цель для деятельности террористических структур и криминальных групп. Риски исходят от экономического ущерба до социальной запущенности. Исходя из исследования Jianxinang Bi ни одно государства самостоятельно не может защитить “Critikal Energu Infrastructure”  с отсталыми районами и транспортными маршрутам. Для этого необходимо подключение к  инфраструктурным проектам в Центральной Азии и Юго-Восточной Азии, особенно  Китая,  на основе общих интересов безопасности. Если с ростом мировых цен могут возникнуть последствия на китайском трубопроводном обеспечении, то эти недостатки отразятся и на европейских клиентах.

Резюме

Развитие энергетических трубопроводов демонстрирует сближение трех полюсов ЕС, России и Китая  на евразийском континенте. Европейский союз (как посредник США) мог бы претерпевать процесс возрождения в качестве силы, которая позиционируется как самостоятельная в международной политике. ЕС может занять  самостоятельную позицию в качестве глобального игрока. Сотрудничество с Россией и Китаем получит в следующие 5 лет новое измерение в плане реализации начатых проектов. Принимая во внимание формирование оси Брюссель-Москва-Пекин как континентального блока энергетической безопасности - ЕС мог бы развернуть свой потенциал политической власти для позиционирования и дальнейшего существования в системе международных отношений.

Питер Касни (Австрия)

Полная версия статьи опубликована в печатной версии журнала “Геополитика”.

Источник: Геополитика.Ру

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!