Геополитические качели Туркмении и трансафганский газопровод

Ни у одного из мусульманских народов нет столь яркого национального атрибута праздника жертвоприношения – Курбан- Байрам, как у туркмен. Это высокие – метров 6-7 – качели, на которых, “сдувая грехи” и проверяя жизненно необходимую способность балансировать, качаются в праздничные дни и стар, и млад. Эта традиция древнее ислама, она из зороастризма, который остался в национальной памяти туркмен и от которой они не стали отказываться. Поступили просто: жертвенность и всепрощение соединили в “Курбанлыке” и он стал самым любимым праздником туркменского народа. Высотные качели напоминает сегодня политика диверсификации газопроводных путей независимого и нейтрального Туркменистана, опирающаяся на признанное в мире четвертое место туркменских недр по запасам природного газа. Геополитическая заданность каждого действующего или будущего трубопровода определяет его место на той или иной стороне качелей и высоту полета, скорость которому придает, в первую очередь, сам Ашхабад. Главное на современном этапе – это именно раскачивание того или иного проекта, бесконечность переговорных процессов о новых путях экспорта газа, огромных его запасах, возможностях партнерства и инвестиций в разведку и добычу.

Сбалансировать сырьевую обеспеченность и ценовые условия между действующими газопроводами в Россию, Иран и Китай и будущими проектами транскаспийского и трансиранского газпроводов – в Европу, трансафганского – в Индию и Пакистан – дело не простое для руководства страны.

Ведя переговоры с настоящими или будущими покупателями газа, Ашхабаду приходится балансировать между интересами великих держав – России, Китая и США, а также стран Европейского союза, откровенно лоббирующих свои направления. При этом надо доказывать каждому из них преимущества своей роли центрального регионального партнера и не забывать о соседях, данных географией и историей.

Геополитика, как хорошо смазанные шарниры на перекладине качелей, позволяет усилить звучание того или иного газопроводного проекта, повысить высоту его обсуждения, увидеть сильные и слабые стороны предлагаемых вариантов, выстроить очередь из самых авторитетных нефтегазовых компаний мира у дверей в нефтегазовую отрасль страны.

В декабре 2010 года на туркменские геополитические качели был, как сейчас модно говорить, номинирован трансафганский газопровод Туркменистан –Афганистан-Пакистан- Индия /ТАПИ/. До доминанты ему пока далеко. Хотя на туркменских качелях он расположился как раз противовесом транскаспийского газопровода, рассчитывая, как и он, на ресурсы недавно открытого крупнейшего туркменского месторождения Южный Иолотань-Осман с запасами газа до 21 трл кубометров.

Нейтралитет Туркмении и трансафганский газопровод

День 11 декабря выдался в Ашхабаде очень насыщенным на события и высоких гостей. В первой половине дня состоялась представительная международная конференция, посвященная 15-летию нейтралитета Туркменистана, который был закреплен за страной специальной резолюцией ООН от 12 декабря 1995 года. Во второй половине дня три президента – Туркмении, Афганистана и Пакистана, а также министр нефти и газа Индии провели саммит и подписали межправительственное соглашение о реализации газопровода ТАПИ.

Отмечая неслучайность одновременного проведения этих двух крупных мероприятий, президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов в своей речи на конференции отметил, что “сегодня Туркменистан в своей международной деятельности делает особый акцент на экономическом аспекте нейтралитета”.

Саммит ТАПИ и юбилей нейтралитета отодвинули ранее признаваемую Ашхабадом приоритетность саммита СНГ, который состоялся 10 декабря в Москве. Бердымухамедов впервые за три года правления позволил себе не участвовать в нем, отправив в Москву вице-премьера. Это вполне позволительно для ассоциированного члена СНГ, каковым Ашхабад является с 2005 года. Тем более, что для выдвигаемого к исполнению проекта ТАПИ более важны другие региональные международные структуры – Организация Экономического сотрудничества /ОЭС/, полноценными членами которой являются Пакистан Туркмения и Афганистан, а также Шанхайская организация сотрудничества /ШОС/.

Паритет все же был сохранен – участниками юбилейных торжеств и свидетелями Ашхабадского саммита ТАПИ были как генеральные секретари ОЭС и ШОС – Мухаммед Яхья Маруфи и Муратбек Иманалиев, так и исполнительный секретарь Содружества Независимых Государств Сергей Лебедев и генеральный секретарь Организации Исламская Конференция Экмеледдин Ихсаноглу.

На юбилейном форуме выступили заместитель Генерального секретаря ООН Линн Паско и Генеральный секретарь Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Марк Перрен де Бришамбо.

Политические амбиции Ашхабада были более чем удовлетворены: принятие решения по строительству ТАПИ президентами трех государств региона проходило в праздничной обстановке и в присутствии руководителей всех значимых международных и региональных организаций. Не был забыт и предполагаемый главный инвестор проекта – в саммите принимал участие президент Азиатского банка развития Харухико Курода.

“Газопровод Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия – не просто взаимовыгодный энергетический и экономический проект, – отметил на саммите Бердымухамедов. – Он должен стать примером, когда при наличии политической воли и конструктивности достигается главная цель – обеспечения баланса интересов производителей, транзитеров и потребителей энергоресурсов”. “Начало строительства этого газопровода – результат реализации политики нашего нейтралитета, реализации одного из основополагающих его принципов – жить в мире и согласии с соседями, развивать с ними взаимовыгодные экономические и торговые связи”, – подчеркнул туркменский лидер.

Нейтральный статус Туркмении, действительно, может оказаться полезным именно для этого газопроводного проекта. Его риски очевидны всем, и поэтому несколько лет уйдет на организацию переговорного процесса по прокладке маршрута газопровода через территории Афганистана, где воинствуют талибы. Ашхабад может стать также удобным местом для пакистано-индийского диалога с целью устранения недоверия между двумя основными покупателями газа.

Проект предоставляет всем его участникам возможность решить застарелые конфликты региона путем заинтересованного созидательного сотрудничества. Строительство газопровода, проходящего через всю территорию Афганистана, как отмечалось на саммите, сплотит различные слои общества, заинтересованные в стабильном заработке и мирной жизни. Транзит туркменского газа сулит Кабулу до 300 млн долларов в год.

Проект ТАПИ, по сути, предлагает сменить применяемые до сих пор военные методы устройства мира в этой стране на созидательный всеафганский проект. Ведь для строительства газопровода понадобится создать обширную инфраструктуру – построить, прежде всего, современные дороги – авто и рельсовые, провести линии электропередачи.

Первым шагом, как предложил Гурбангулы Бердымухамедова на 65-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН, может стать “проведение в Ашхабаде под эгидой ООН международной встречи высокого уровня по укреплению мер доверия и согласия в Афганистане и развитию институтов государственной власти”. Вторым шагом – “подготовка долгосрочной программы по восстановлению Афганистана”. Основные проекты будут направлены на создание транспортно- коммуникационной сети, электрификации, формирование многоотраслевой промышленности, строительство школ, больниц и других социальных объектов. В этой программе огромное значение придается реализации крупномасштабного проекта строительства газопровода Туркменистан- Афганистан-Пакистан- Индия /ТАПИ/, как фактора долгосрочного мира и стабильности”.

История учит лишь тех, кто ее знает

Проект газопровода Туркменистан – Афганистан – Пакистан был впервые предложен Ашхабаду, Кабулу и Исламабаду в 1993 году аргентинской компанией “Бридас” /Bridas/, которая открыла большие запасы газа на туркменском месторождении Яшлар /недалеко от Южный Иолотань/, работая в Туркменистане в рамках совместного предприятия. Она планировала реализовать газ Яшлара в Пакистан.

Однако в 1996 году президент Туркмении Сапармурат Ниязов поручил разработку этого проекта более известным и солидным, по его мнению, компаниям – тандему американской “Юнокал”/Union Oil of California/ и “Дельта Оил”/ Delta Oil/ из Саудовской Аравии. В 1997 году “Юнокал” возглавляла уже консорциум “Центральноазиатский газопровод”, имея контрольный пакет акций/36,5/. В него входили также правительство Туркменистана /17 проц./, саудовская компания “Дельта гэс пайплайн” /15/, японская “Сиэко трансэйша гэс” /13/, южнокорейская “Хёндэ” /5/ и “Крешент групп” из Пакистана /3,5/. Кстати, в эти годы в американской компании работал Хамид Карзай – будущий президент Афганистана.

Консорциум просуществовал год. В 1998 году – после терактов в нескольких посольствах США в Азии и Африке – “Юнокал” вышла из консорциума, и он прекратил свою деятельность.

Удивительно, но факт – следующий консорциум во главе также с американской компанией “ПиЭс Джи”/PSG/, созданный в 1999 году для реализации проекта уже транскаспийского газопровода, тоже просуществовал немногим больше года. Это другая история, но сам факт заслуживает внимания.

В замороженном состоянии трансафганский проект находился до 2002 года. С приходом в Кабул миротворческих войск НАТО и избранием президента Афганистана туркменский лидер Ниязов попытался реанимировать проект, созвав в декабре 2002 года ашхабадский саммит по проекту Туркмения- Афганистан-Пакистан. Тогда было подписано Рамочное межправительственное соглашение о газопроводе Туркменистан- Афганистан-Пакистан.

Индия тогда только раздумывала – присоединяться к проекту или нет. Так как рассчитывала получать газ и Ирана по проекту “Мир”. Вашингтон убедил Дели не связываться с Тегераном, и как только прозвучало индийское “да”, проект получил огромный рынок, а Азиатский банк развития в 2005 году профинансировал разработку ТЭО. По его данным, газопровод Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия протянется более чем на 1700 километров с востока Туркмении /145 км/, по территории Афганистана /735 км/ и Пакистана /800 км/ до населенного пункта Фазилка /Индия/ на пакистано-индийской границе.

Стоимость трубопровода оценивается в 7,6 млрд долл. Он обеспечит поставки 33 млрд кубометров в год. По некоторым данным, в сутки будет подаваться 90 млн кубов, из которых Индия и Пакистан рассчитывают закупать по 38 миллионов кубов.

В 2005 году сырьевым источником трубопровода было обозначено месторождение Довлетабад – на тот период самое крупное в Туркмении. Долгое определение его запасов было одним из сдерживающих моментов в развитии проекта. Именно это месторождение было последние десять лет основным источником экспорта туркменского газа в Украину и Россию. К 2010 году оно обсуживало Россию и Иран. Правительство Туркмении в целях убеждения партнеров в сырьевой достаточности трансафганского газопровода на заседании Руководящего комитета проекта в сентябре провело презентацию ресурсов другого крупного месторождения – Южный Иолотань –Осман с запасами в 21 трл кубометров газа. Сейчас идет подготовка проектов по его разработке. Ашхабад уже заявлял, что его ресурсы планирует направить в Китай и в будущий транскаспийский газопровод с рынком в Европе.

“В качестве поставщика природного газа Туркменистан будет обеспечивать все возрастающие долгосрочные потребности экономик Пакистана и Индии”, – пообещал на саммите туркменский президент.

“Афганистан, – заявил, в свою очередь Хамид Карзай, – выполнит свои обязательства по проекту – и в плане безопасности, и в плане строительства”.

“Пакистану необходимо много дешевого топлива”, – сделал заявку президент Пакистана Асиф Али Зардари. – Газопровод является важной составляющей частью нашего будущего”, – отметил он.

“Наше партнерство, – сказал руководитель индийской делегации – министр нефти и природного газа Мурли Деоре, – предусматривает последовательное и долгосрочное наращивание объемов поставляемого туркменского газа”. “Динамично развивающаяся Индия нуждается в большом объеме энергоресурсов для развивающейся экономики”, – предупредил министр.

В выступлениях участников ашхабадского саммита 2010 года не были названы, правда, какие-либо характеристики будущего трубопровода. Не выполнена и озвученная ранее туркменским президентом цель саммита – подписание соглашения о купле-продаже газа, что в принципе означало бы существенное продвижение проекта и начало его реализации. Остались неясными вопросы создания необходимого для такого крупного проекта консорциума. Никто не обозначил следующие шаги по развитию проекта, а также возможные источники инвестирования.

Впрочем, на следующей неделе после саммита правительство Туркмении объявило о проведении серии международных инвестиционных форумов за рубежом. Так, в марте 2011 года планируется провести в Сингапуре конференцию “Нефть и газ Туркменистана. Шелковый путь – 2011″.

Россия и ТАПИ

“Россия рассматривает возможность участия в реализации проекта по строительству газопровода Туркменистан- Афганистан-Пакистан-Индия”,– заявил президент РФ Дмитрий Медведев в интервью газете “Times of India” в преддверии официального визита в Нью-Дели. Отвечая на вопрос о возможном подключении Индии к решению проблемы урегулирования в Афганистане, которой сейчас занимается “четверка” /Россия, Афганистан, Пакистан, Таджикистан/, и об участии в проектах по экономическому развитию региона, российский лидер отметил: “По-моему, такая инициатива полностью отвечает духу времени и согласуется с приоритетами регионального сотрудничества. Профильные российские компании обладают необходимым опытом, материально-технической базой и высококвалифицированным персоналом для прокладки этой магистрали”.

Риски региона разрешимы – необходимо время и терпение

На ашхабадском саммите, как и принято на Востоке, говорили в основном о приятном – будущей стабильности и расцвете региона уже в процессе строительства крупного проекта, создании тысяч рабочих мест, развитии промышленности Афганистана вплоть до добычи редкоземельных металлов, энергетическом обеспечении проектов развития экономик Пакистана и Индии.

Никто не говорил о сроках – все понимали, что мир не так скоро строится, как газопровод. Накануне ашхабадского саммита в двух провинциях, по территории которых планируется проложить газопровод, были взорваны заминированные автобусы, погибли американские и афганские военнослужащие.

Террористические вылазки продолжаются все годы присутствия в Афганистане иностранных военных. Государства- соседи Туркмения и Узбекистан уже прямо заявляют о неэффективности военных методов урегулирования ситуации. Понимает это и правительство Афганистана, ведя с талибами переговоры, главным условием которых является вывод коалиционных войск НАТО. Можно предположить, что появление американских компаний в проекте газопровода также не будет способствовать продвижению проекта.

В целом, ашхабадский саммит продемонстрировал миру готовность региона самостоятельно решить афганскую проблему, создав условия для национального примирении – а именно, подключив страну к строительству газопроводной инфраструктуры. И Туркмения, обладающая нейтральным статусом и имеющая на территории Афганистана значительную диаспору, – наиболее приемлемая для талибов страна– переговорщик.

“Уверен, что в скором времени этот газопровод будет построен и принесет афганскому и другим народам мир и благополучие, – заявил президент Туркмении. – Вспомните, всего три-четыре года назад идея строительства газопровода от Туркменистана до Китая казалась для многих несбыточной мечтой и, честно сказать, мало кто в этот проект верил. А недавно “несбыточная мечта” нашла свое реальное воплощение как сумма коллективных усилий четырех государств – Туркменистана, Китая, Узбекистана и Казахстана. Поэтому я могу с уверенностью сказать, что сегодня Туркменистан в состоянии выполнять любые международные и внутренние проекты, надо лишь проявить терпение, волю и настойчивость в достижении цели”. Источник: По материалам ИТАР-ТАСС

Источник: rodon.org

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!