Главные потрясения ждут “европейский дом”, если волнениями окажется охвачена Саудовская Аравия.

Как пишет в статье для “Красной звезды” Андрей Диев, эксперт Института геополитической информации “Энергия”, анализ позиций стран Евросоюза и США в отношении событий в Ливии показывает, что они не идентичны.

Если США и Великобритания решительно настроены на устранение режима Каддафи, то другие ведущие члены НАТО более осторожны в декларации своих намерений. И причина такого диссонанса - различие в экономических интересах.

Совершим экскурс в недавнюю историю. В 1969 году группа офицеров ливийской армии, придерживавшихся левых взглядов, свергла короля Идриса I. Во главе страны встал 27-летний капитан Муаммар Каддафи, который в 1970 году добился от американцев и англичан вывода с ливийской территории военных баз. Но на этом новые власти не остановились и поставили под свой контроль добычу энергоресурсов - нефти и природного газа. Интересы американских энергетических концернов были ущемлены, поэтому в последующем режим Каддафи стал объектом политико-военного давления США и традиционно поддерживающих Вашингтон англичан.

Но самостоятельно обеспечить функционирование сложной добывающей инфраструктуры топливно-энергетического комплекса ливийцам оказалось не по силам, потребовалось взаимодействие с государствами, владеющими современными технологиями. Так постепенно, с середины 1980-х годов, в Ливии стали укрепляться позиции западноевропейских компаний.

Среди них - итальянские ЭНИ и “Аджип”, испанская “Репсоль”. Именно на испанцев и итальянцев приходится почти вся добыча природного газа в Ливии и примерно треть нефти. Они же организовали доставку энергоресурсов в Европу. Испанская компания Enagas закупала сжиженный природный газ, а в 2004 году началась эксплуатация подводного 520-километрового газопровода между Ливией и итальянским островом Сицилия (пропускная способность GreenStream - 9 млрд. кубометров в год).

Подтвержденные запасы газа в Ливии составляют свыше 1 трлн, кубометров. Однако потенциально, по предположениям западных геологов, в недрах может находиться газа в два раза больше. Запасы нефти оцениваются в 36 млрд, баррелей (4,9 млрд. тонн). Ежесуточная добыча нефти составляла в Ливии до начала гражданской войны 1,59 млн. баррелей (80 млн. тонн в год). Страны Евросоюза являются получателями 85 процентов экспортируемой ливийской нефти (для Ирландии это 23 процента потребляемых ее экономикой объемов, для Италии - 22 процента, Австрии - 21 процент, Франции - 16 процентов, Испании - 13 процентов).

В связи с начавшимися на большей части Ливии, в том числе в нефте- и газодобывающих районах, беспорядками добыча и экспорт энергоресурсов резко упали. Многие иностранные специалисты спешно выехали в Европу. Итальянскому энергетическому концерну ЭНИ пришлось перекрыть газопровод GreenStream. Объем нефтедобычи сократился более чем в два раза - до 700-750 тыс. баррелей в день.

Таким образом, события в Ливии стали вызовом стратегическим интересам ряда стран Евросоюза, которые сориентированы на получение энергоресурсов из Северной Африки и с Ближнего Востока. Найти замену арабским поставкам будет весьма непросто. Правда, проблему природного газа Евросоюз все же решил. На помощь пришел российский “Газпром”, которому несложно увеличить поставки “голубого топлива” в Италию (тем более что в 2009-2010 годах европейцы сократили закупки газа в России, и у “Газпрома” есть резервные объемы). С конца февраля “Газпром” увеличил поставки в Италию на треть (до 86 млн. кубометров в сутки).

С нефтью ситуация сложнее. Конечно, у ряда арабских нефтедобывающих стран есть резервные мощности. По данным Международного энергетического агентства, Организация стран - экспортеров нефти может нарастить добычу на 5 млн. баррелей в день. Саудовская Аравия, по некоторым сообщениям, уже увеличила добычу с 8,3 млн. баррелей в сутки до 9 млн., чтобы не допустить дальнейшего стремительного роста цен (в обстановке беспорядков в арабских странах цены на нефть для Европы поднялись выше 110 долларов за баррель).

Кроме того, у Италии, как и у других членов Международного энергетического агентства (структуры в рамках Организации экономического сотрудничества и развития), есть стратегические запасы на случай чрезвычайных обстоятельств. Каждая страна - член МЭА имеет запасы нефти, равные объемам ее не менее чем девяностодневного импорта, и обязана делиться ими, при необходимости, с другими членами Международного энергетического агентства. Система по перераспределению нефти вводится в действие, если ее нехватка в одной из стран превышает 7 процентов.

Основная проблема в компенсации ливийской нефти - ее высокое качество (низкое содержание серы и других примесей). Ни Россия, ни Норвегия такой нефтью не обладают. Для переработки нефти из Саудовской Аравии также надо осуществлять сложную технологическую переналадку оборудования нефтеперерабатывающих заводов. Итальянцам подошла бы нефть из Нигерии или с Каспия (Азербайджан, Казахстан). Но это удорожание транспортировки.

Конечно, драматизировать ситуацию на мировом рынке нефти пока не стоит. Член Европейской комиссии по вопросам энергетики Гюнтер Эттингер справедливо недавно отметил, что поставки из Ливии газа составляют менее 3 процентов всего европейского импорта “голубого топлива”, а нефти около 10 процентов, и поэтому они не имеют решающего значения для энергоснабжения Евросоюза. “По нефти, - сказал он, - у нас есть ощутимые резервы в ЕС. Нефтяные компании способны компенсировать несколько процентов сокращения поставок за счет этих резервов… Европейская энергосеть достаточно обеспечена, чтобы осуществить такие компенсации”.

Дальнейшее развитие ситуации в Ливии, спровоцировавшей рост цен на нефть, предвидеть сложно. Неясно пока, решится ли Вашингтон на военную операцию, будучи вовлеченным в события в Ираке и Афганистане. Армия страны с шестимиллионным населением, разумеется, серьезным противником для Пентагона не является. Тем более что часть личного состава перешла на сторону противников Каддафи.

Но существует и фактор издержек в плане международной репутации США, да и большинство стран Евросоюза не настроено на участие в боевых действиях в южном Средиземноморье. Их правительства вынуждены считаться с настроениями своего населения, значительный процент которого составляют исповедующие ислам выходцы из Северной Африки. Это касается особенно Италии, Франции и Испании.

В военных штабах США и Великобритании сейчас спешно прорабатываются различные варианты поддержки противников Каддафи. В списке возможных военных шагов: объявление зоной, запретной для полетов, воздушного пространства над Ливией, уничтожение ливийских авиабаз и позиций зенитных ракетных комплексов, переброска подразделений спецназа на ливийскую территорию, военно-техническая поддержка вооруженных формирований противников Каддафи…
Как следует из сообщений информационных агентств, американцы и англичане стягивают в район возможных боевых действий корабли, морскую пехоту, авиацию; спецназ, возможно, уже на территориях, контролируемых повстанцами.

Задействованы британские военные базы на территории острова Кипр (Акротири и Декелия). Но для создания полноценной ударной группировки и подготовки десантной операции требуется время. Военные эксперты отмечают, что американцам надо собрать в Средиземном море хотя бы две авианосные ударные группы, амфибийные силы, передислоцировать на авиабазы южной Европы тактическую авиацию, а главное - создать значительные запасы для тылового обеспечения.

Один из возможных вариантов развития ситуации - раскол Ливии на две исторические области: восточную (Киренаика) и западную (Триполитания). Районы Киренаики контролируются как раз противниками Каддафи. Если он не сумеет в ближайшие дни восстановить контроль над восточными территориями, то для американцев будет велик соблазн признать национальный совет, выполняющий функции временного правительства в городе Бенгази на северо-востоке страны (его возглавляет бывший министр юстиции Мустафа Абдель Джалиль).

СОБЫТИЯ в Ливии вместе с тем лишь верхушка айсберга проблем, с которыми может столкнуться западная цивилизация и прежде всего Евросоюз, если процесс дестабилизации охватит новые арабские страны. Член Еврокомиссии по вопросам энергетики Гюнтер Эттингер признал в беседе с журналистами, что цены на топливо зависят не только от поставок из Ливии. По его словам, “источник этого явления надо искать в нестабильности в Магрибе и на Ближнем Востоке в целом” (Магрибом, на арабском языке - Запад, принято называть западные территории Северной Африки. - Ред.). По мнению Эттингера, если и в других странах, как в Ливии, произойдет прекращение поставок в ЕС, “то пик цен еще впереди”.
Нетрудно представить, что случится, если, к примеру, Египет окажется во власти враждебных Западу исламских радикалов, и те перекроют Суэцкий канал. По этой водной артерии ежегодно поставляется в Европу более 100 млн. тонн нефти. В Каире, кстати, демонстранты в воскресенье, 6 марта взяли штурмом штаб-квартиру тайной полиции. Блогеры уже окрестили этот штурм “Днем взятия Бастилии”. Новые военные власти Египта с большим трудом удерживают ситуацию в стране под контролем.

Некоторые аналитики уже предсказывают, что в случае продолжения “революционных событий” в арабском мире прогноз цены в 200 долларов за баррель нефти может оказаться заниженным. Но надо констатировать, что главная причина этого не дефицит нефти на мировом рынке, а деятельность спекулятивных инвесторов, участвующих в торгах нефтяными контрактами (фьючерсами). Нынешние цены на нефть “рукотворны”. Они уже около десяти лет определяются не классическим рыночным механизмом (балансом спроса и предложения), а спекулятивной торговлей нефтяными фьючерсами.
Эта истина очевидна политикам Евросоюза. Премьер-министр Италии Сильвио Берлускони еще два года назад говорил о необходимости борьбы с международными спекуляциями, имея в виду прежде всего торговлю нефтью. “Цены за баррель повысились с 30 до 70 долларов, тогда как объемы потребления в 2009 году снизились”, - говорил он в сентябре 2009 года. “Все дело в том, - заметил итальянский премьер-министр, - что с момента добычи нефти из недр Земли и до момента, когда она достигает конечного потребителя, баррель переходит из рук в руки четыре-пять раз”.

Но сопротивление ведущих банков США, контролирующих торговлю фьючерсными нефтеконтрактами, столь велико, что лидеры государств Евросоюза бессильны пресечь спекуляции. Власти США подыгрывают Уолл-стрит, стремясь “связать” сотни миллиардов долларов, полученных банками для преодоления последствий первой волны мирового финансово-экономического кризиса. Если ограничить спекуляции с фьючерсными контрактами, то цена на нефть опустится на уровень 45-50 долларов.

Главные потрясения ждут “европейский дом”, если волнениями окажется охвачена Саудовская Аравия. Это не фантастика. Опытные аналитики из западных “мозговых центров” всерьез рассматривают возможность возникновения “революционной ситуации” на Аравийском полуострове. Волнения в Йемене и Бахрейне, то есть западнее и восточнее королевства саудитов, - это только первые раскаты грома надвигающейся геополитической грозы.

Симптоматично обнародование 1 марта с.г. размышлений американского информационно-аналитического центра Strategic Forecasting Inc. (сокращенно - Stratfor), где занято немало ушедших в отставку сотрудников ЦРУ США. Автор материала, глава ближневосточного представительства “Стратфора” Камран Бокари указывает, что в то время как внимание всего мира по-прежнему приковано к Ливии, “медленно закипающая ситуация в Персидском заливе гораздо важнее”. Бахрейн и Йемен уже пришли в движение, “зараза распространяется на Оман, где произошли ожесточенные беспорядки”, в других странах, таких как Объединенные арабские эмираты, Катар, Кувейт и Саудовская Аравия, власти пытаются упредить возникновение подобной ситуации (в начале марта просочилась информация о неудачной попытке военного переворота в богатом газом Катаре; обвиненного в коррупции эмира пыталась якобы свергнуть группа офицеров во главе с начальником генштаба).

“Нестабильность в этом регионе мира, - пишет Бокари, - будет иметь огромные последствия. Существуют очевидные последствия для мировых поставок энергоресурсов - около 40 процентов всех мировых поставок энергоресурсов по морю проходят через Персидский залив, но дело не только в нефти. В каждом из этих государств, от Омана и до самого Кувейта, расположены крупные американские военные объекты. Они жизненно важны для военных операций США в этом уголке мира”. Поэтому, считает аналитик, “пока мир по-прежнему сосредоточен на Ливии, необходимо перенести внимание на Персидский залив, где ставки гораздо выше, а ситуация гораздо сложнее”.

Беспорядки в арабском мире пока бьют главным образом по Евросоюзу. И неудивительно, что некоторые эксперты рассматривают гражданскую войну в Ливии как акцию против европейского евро в рамках реализации концепции “управляемого хаоса” и как процесс продолжающего после распада СССР передела рынка и собственности в мировом масштабе.

В заключение приведем статистические данные: в 2009 году страны Северной Африки экспортировали в Европу 81 млн. тонн нефти, в США - 28 млн. тонн; страны Ближнего Востока поставили европейцам 106 млн. тонн, американцам - 86 млн. Китайцы получили из Северной Африки всего 9 млн. тонн (из Восточной Африки - 12 млн. тонн), японцы - 0,3 млн. тонн. С Ближнего Востока Китай вывез 103 млн. тонн, Япония - 179 млн., Индия - 110 млн. Как видим, события в Северной Африке отражаются прежде всего на экономике Евросоюза. Для остальных мировых центров силы гром грянет при беспорядках на Аравийском полуострове (в Саудовской Аравии, Кувейте и Катаре).

Источник: «Нефть России»

Метки: , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!