Неожиданное сближение Саудовской Аравии и Израиля

Вслед за Тунисом и Египтом как костяшки домино могут посыпаться Ливан и Иордания. Однако никто не знает, какие режимы выплывут на поверхность из этого хаоса

Американская администрация дискредитировала себя, в результате чего Израиль идет на сближение с Саудовской Аравией, чтобы помешать Ирану нагреть руки на дестабилизации ситуации в Сирии и Иордании. И здесь у него появился нежданный союзник: Россия.

Беспорядки в Сирии продолжают шириться, и режим, по всей видимости, теряет контроль над развитием ситуации. В Иордании также заметны признаки заражения вирусом арабской весны: люди внезапно перестали бояться требовать свободы. И если события в Ливии довольно мало значат для Израиля, то в случае Сирии дела обстоят совершенно иначе. Падение или дестабилизация режима Башара Асада самым серьезном образом отразится на всем Ближнем Востоке и, в частности, на Израиле.

Разумеется, Сирия – это не Тунис, Египет или даже Ливия. В тунисской и египетской революциях немалую роль сыграли военные, которые по сути и вынудили диктаторов отказаться от власти. Ливийцам же пришлось иметь дело с диктатором, которому удалось сохранить верность части армии при том, что сама страна далека от единства и в ней сохраняется влияние вездесущей племенной системы. Что касается сирийского бунта, он направлен против правящего государством алауитского меньшинства, однако у армии до настоящего момента были все средства для того, чтобы сдержать его распространение.

Так, Башар Асад приказал десантникам президентской гвардии провести 18 марта операции в Дараа и Дейр Эззоре (в результате были убиты по меньшей мере 54 человека), а затем поставил своего младшего брата Махера Асада во главе 4-й бронетанковой дивизии для подавления народного восстания 21 марта.

Сирия на грани взрыва

Главный предмет озабоченности Израиля - это расширение беспорядков до его границ. Революция вполне может стать неконтролируемой, если в конфликт вмешаются несколько сил. Сирийская оппозиция взывает к курдам, на которых приходится до десяти процентов населения. Это зажатое в турецко-сирийские тиски сообщество пытается извлечь выгоду из арабских революций, чтобы добиться автономии или даже создать собственное государство. Активизация курдов в свою очередь может стать для Ирана искомым предлогом для того, чтобы вмешаться или даже разжечь огонь гражданской войны, как в Ливане.

Башар Асад тесно связан с Ираном, который поставляет ему оружие и оказывает экономическую помощь. Контроль над Ливаном, который уже не первый десяток лет является краеугольным камнем сирийской политики, во многом основывается на получающей распоряжения из Тегерана “Хезболле”. Иран пообещал Дамаску модернизацию порта Латтакия, чтобы превратить его в свою базу на Средиземном море и склад для вооружения под контролем “Стражей революции”. Работы уже начались, но первая поставка оружия на корабле “Виктория” была сорвана израильским флотом, который задержал судно для досмотра.

Президент Сирии обратился с призывом о помощи к Ирану, который отправил вооруженных боевиков “Хезболлы”, чтобы подавить восстание. Тысячи исламистов пересекли сирийскую границу, чтобы принять участие в борьбе с мятежниками. Однако активизация курдов и вмешательство “Хезболлы” могут повлечь за собой крах режима. И как костяшки домино за ним могут посыпаться Ливан и Иордания, причем никто не знает, какие режимы выплывут на поверхность из этого хаоса. Победа исламистского фашизма в государствах с хрупким и неустойчивым обществом – вполне реальный исход. В Израиле даже подозревают, что за бунтом в Сирии может стоять Иран.

Тем не менее, Сирия – это не только иранская вотчина, но и протекторат России, которая обеспечивает поставки вооружения ее армии. Москва пристально следит за ситуацией (ее ухудшение означает прямые убытки) и стремится наладить диалог между руководством и народом Сирии.

Израильские власти в свою очередь отказываются говорить об арабских революциях. Они опасаются, что их слова могут быть использованы тем или иным лагерем. Как ни парадоксально, но эти страхи израильского политического класса так сильны, что он отдает предпочтение так называемым “сильным” режимам, которые в течение десятилетий пользовались ненавистью против Израиля, но сейчас гарантируют некую стабильность, хоть и содействуют или используют террористические организации. Таким образом, Иерусалим предпочитает сохранение сирийского режима риску перехода страны под контроль Ирана и “Хезболлы”.

В ответ на эту беспрецедентную ситуацию в регионе ускорилась геополитическая и дипломатическая перестановка. В Израиле полагают, что Барак Обама, который, кстати, не имеет влияния на Башара аль-Асада, также дискредитировал себя в глазах так называемых умеренных режимов (например, Иордании и Саудовской Аравии) после того, как бросил на произвол судьбы традиционного союзника США Хосни Мубарака. В результате Биньямин Нетаньяху отправился в поездку в Москву, чтобы обсудить с российским руководством назревающий сирийский кризис. Россия, по-видимому, намеревается воспользоваться ситуацией, чтобы укрепить возникшее разочарование в США и снова заполучить лидирующую роль в регионе.

Новый дипломатический курс Израиля

В то время как критики обрушились на израильское правительство с обвинениями в пассивности по проблеме возобновившегося ракетного обстрелов южных регионов страны из Газы, премьер-министр предпринимает все новые дипломатические инициативы. Он начал поворот от Америки в сторону создания общего фронта с умеренными арабскими странами. К тому же премьер-министр России Владимир Путин воспользовался присутствием в Москве своего израильского коллеги, чтобы провести тайное совещание с министром иностранных дел Саудовской Аравии принцем Саудом аль-Фейсалом и его помощником по вопросам разведки принцем Мукрином бин Абдулазизом.

В Израиле понимают, что ХАМАС сейчас использует все средства (прежде всего вооруженные нападения и теракты), чтобы вынудить его на ответные меры и дать Ирану возможность сыграть роль спасителя. В тоже время Нетаньяху испытывает на себе давление со стороны военных, которые полагают, что любое промедление может быть воспринято как признак слабости. В результате перед ним стоит задача создать союз с умеренными арабскими государствами для противодействия иранской угрозе.

При поддержке России он хочет наладить новый диалог Израиля и Саудовской Аравии, а также уравновесить ощущение предательства со стороны американцев. Израиль и Саудовская Аравия проявили более чем сдержанную позицию относительно военного вмешательство в Ливии, посчитав, что она создаст хаос и откроет дверь для исламизма. Они убеждены, что этот мятеж стал для Ирана наилучшим способом для того, чтобы заставить всех забыть о своей ядерной программе.

Саудовская Аравия гордится тем, что первой осознала грозящую Бахрейну из-за бездействия США опасность и отправила 14 февраля в страну свои войска в качестве противодействия угрозам Ирана в адрес короля Хамада ибн Исы аль-Халифы, который направил свои войска на подавление шиитского восстания. Совершенно ясно, что сунниты сегодня предпочитают Израиль шиитам.

У Саудовской Аравии и Израиля есть общий враг, исламская республика Иран, и они намерены помешать ей заполнить вакуум, который остался после падения потерявших поддержку народа режимов. Беньямин Нетаньяху даже попытался защитить сирийский режим и при этом не попасть в ловушку ХАМАС, которая хочет снова открыть фронт в Газе.

В то же время Россия постепенно возвращает себе одну из центральных ролей в арабо-израильской игре. В США сразу же ощутили опасность и немедленно отправили в Израиль министра обороны Роберта Гейтса, чтобы подтвердить военному руководству страны важность безопасности Иерусалима и поддержания привилегированного альянса в глазах Вашингтона. Дипломатические границы бурлят и меняются, как и арабские народы.

Оригинал публикации: Linattendu rapprochement saoudien-israélien

Источник: Война и мир

Метки: , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!