Турция и Иран: сближение и конкуренция?

Ближний Восток снова стал центром событий, притягивающих внимание всего мира. Бывшие империи — Турция и Иран, сближаясь друг с другом, одновременно жестко конкурируют между собой. Ставка в этой нешуточной борьбе — арабский мир. Это, немного немало, 350 миллионов сердец, голов и кошельков.

Турция очень напоминает Россию. Так же, как и РФ, это страна, позиционирующая себя в качестве Евразийской державы. Но, если Россия, на самом деле, страна европейская и азиатский её лик — это, скорее, возможность влияния на азиатско-мусульманском направлении, с Турцией всё наоборот. Несомненно азиатская страна использует свою европейскую виртуальную идентичность в качестве инструмента проникновения в Европейский Союз, желая воспользоваться благами принадлежности к «золотому миллиарду». Одновременно Турция постоянно демонстрирует Европе и США своё влияние в мусульманском мире, повышая свой рейтинг на Западе. Таким образом, идеологически Турция очень важна для Запада как живое воплощение демократии западного типа на мусульманском пространстве, «опровергая» тезис о том, что восточная демократия не может быть даже похожа на западную в силу непреодолимых различий религиозного, исторического и ментального характера. Опасения Запада о возможном «дрейфе» Турции в сторону Ирана на самом деле, скорее всего, безосновательны. Турция — естественная соперница Ирана и в этом качестве потенциально является проводником европейского влияния на Ближнем Востоке.

Иран и Турция — две страны-наследницы великих империй — Персидских и Оттоманской. Западные и Арабские страны вместе с Израилем больше всего боятся их сближения. Две этих крупных страны, каждая из которых насчитывает около 74 миллионов жителей, имеют различные взгляды, но одинаковые и взаимоисключающие претензии на роль регионального лидера. Различны и их интересы. Демократическая суннитская Турция, в большей степени светская, чем остальные мусульманские страны, интегрирована в Западный мир, будучи членом НАТО и группы G20. Теократический шиитский Иран, богатый углеводородами, стремится экспортировать свою политическую модель в соседние страны и обречен на конфронтацию с Западом.

Ещё 20 лет назад термин Ближний Восток относился к арабскому миру и Израилю. Союз Саудовской Аравии, Египта и Сирии гарантировал стабильность в регионе. Дополнительным элементом, скрепляющим арабский союз, был палестинский вопрос и мирный процесс. Со временем внутренние раздоры, авторитарный характер государств, пренебрежение правом и углубляющаяся пропасть между властями и гражданами, а также зависимость от американской политики, ослабили арабский мир. В этой сложной игре Сирия ищет союзников, Египет — свое новое международное лицо и эти изменения создали прекрасные возможности для усиливающейся Турции заявить о себе.

Ростом своего влияния в регионе Иран обязан, как это ни парадоксально, Соединенным Штатам. Сняв в 2003 году с ближневосточной шахматной доски Ирак, они создали вакуум, который усиленно пытается заполнить собой Иран. Развитие ядерной программы, умелое использование растущих антиамериканских настроений делает Иран главным защитником палестинцев и единственной силой, противостоящей Америке в регионе. Всё это привело к тому, что правительства арабских стран обуял панический страх перед Ираном. Как саркастически заметил министр обороны США Роберт Гейтс, саудовцы готовы воевать с Ираном до последнего американца. Арабские монархии боятся не только иранской атомной бомбы, их пугает возможность распространения шиитской пропаганды среди одноименных меньшинств в этих странах — Ираке, Саудовской Аравии, Йемене, Кувейте. Надо признать, что для этого у них есть все основания. Согласно сообщению иранского информационного агентства Jahan News, несколько депутатов парламента Ирана считают, что иранская дипломатия заняла пассивную позицию в отношении текущих событий в регионе. Этот вопрос поднял депутат иранского парламента, председатель фракции президента Ахмадинежада, «Энгелаб Эслами», Рухолла Хусейниан:

«Обеспокоенность депутатов по поводу нашей пассивности — справедлива. Ирану следовало обязательно продемонстрировать серьезную позицию по поводу вторжения ВС Саудовской Аравии в Бахрейн. Я даже склонен считать, что коль армия Саудовской Аравии вторгается в Бахрейн, то и нам следует готовить нашу армию к борьбе с Саудовской Аравией, и не допустить того, чтобы армия этой страны приблизилась и к нашим границам».

В ответ на замечание о том, что в Исламской Республике армия никогда не служила подобным целям, Хусейниан пояснил:

«В настоящее время возникла исключительная возможность, и нам не следует под предлогом пассивности, упускать этот шанс, и допустить осуществление захватнических действий наших врагов в регионе».

Несколько иранских организаций уже приступили к регистрации смертников, которые готовы сражаться с ВС Саудовской Аравии во имя спасения шиитов в Бахрейне.
Страх усиливает и традиционное недоверие арабов к иранцам. Новый Египет не меньше, чем при Мубараке, опасается Тегерана. Исламскую Республику, а эмир Катара официально предупредил американцев, чтобы они из ста слов, произнесенных Ираном, верили только одному.

В этих непростых обстоятельствах на ближневосточную арену выходит турецкий слон. Его воплощением аналитики считают министра иностранных дел Турции Ахмета Давутоглу, которого считают турецким Киссинджером, придумавшим и успешно воплощающим в жизнь гениальную внешнюю политику под лозунгом «Никаких конфликтов с соседями». Именно эта доктрина Давутоглу стала идеологией сближения Турции с Ираном, так беспокоящим США, ЕС и Израиль, видящих в ней возможное отдаление Турции от Запада.

Wiki Leaks опубликовал одну из дипломатических депеш посла США в Анкаре Джеймса Джеффри в госдепартамент:

«Действительно ли внешняя политика Турции всё более концентрируется на мусульманском мире? Конечно. Означает ли это, что турки предполагают отказаться от своей традиционной западной ориентации и желания сотрудничать с нами? Конечно, нет».

Некую видимость сближения Турции с Ираном создают расширяющиеся культурные и политические контакты обеих стран. Западные аналитики, опасающиеся иранско-турецкого союза напоминают слепых из старинной суфийской притчи о слоне и границах познания[1]. Притчу эту приписывают различным арабским мыслителям, но самой популярной является версия об авторстве персидского поэта-суфия ХIII века Руми, хотя в несколько измененном виде она восходит еще к Будде. Турки считают Руми одним из основателей турецкой поэзии и здесь кроется некая поэтическая аллюзия на сотрудничество и соперничество Турции и Ирана. Четвертая часть иранцев — это тюркоязычные азербайджанцы, турецкие телевизионные программы пользуются в Иране необыкновенной популярностью. Турецко-иранский товарообмен за последние годы вырос десятикратно. Турция прилагает огромные усилия для дипломатического разрешения проблемы иранской ядерной программы. Им не нужна война рядом с их восточной границей. В мае 2010 года вместе с Бразилией Турция договорилась с Ираном об утилизации ядерных отходов за пределами Ирана. Турция голосовала против введения санкций против Ирана, поскольку они бьют рикошетом по турецкой экономике. Иран устраивает такая политика Турции, которая ограничивает международную изоляцию Ирана. Однако все это не устраняет глубоких различий интересов и потенциалов обеих стран.

Турция крадет ветер из иранских парусов. Внутренние противоречия в консервативном иранском лагере нарастают, и президент Махмуд Ахмадинежад со своей командой теряет общественную поддержку. Желающих унаследовать его трон достаточно много. Протесты, сопровождавшие президентские выборы 2009 года, привели к трещинам в бетоне иранской государственности, обнажив весьма условную демократичность иранской государственной системы.

Несмотря на огромные запасы энергоносителей, Иран постоянно борется с внутренним экономическим кризисом. Санкции ООН, введенные резолюцией 1929, парализовали деятельность крупнейших зарубежных нефтехимических компаний на территории Ирана. Углеводородный сектор иранской промышленности, дававший до 80% поступлений в бюджет, испытывает недостаток инвестиций. Рост ВВП в 2011 году в Иране прогнозируется на уровне 3 процентов, а инфляция — пятнадцати.

На этом фоне вполне благополучно выглядит состояние турецкой экономики. Эта шестнадцатая экономика мира выходит из кризиса весьма впечатляющими темпами. Реальный рост ВВП в 2010 году достиг 7 процентов. Турция, конечно, импортирует значительное количество иранской нефти и газа, но основным поставщиком энергоресурсов на турецкий рынок является Россия.

Если в ближайшие годы Ирак восстановит довоенный уровень нефтедобычи, у Турции есть все шансы стать полностью независимой от иранских поставок. Турция в соответствии с доктриной Давутоглу развивает экономическое сотрудничество со всеми странами, но все же неизбежно выступает политическим противовесом Ирану. В Ираке Анкара пытается заигрывать с Курдской автономией, граничащей с Турцией, Иран поддерживает шиитов. В Афганистане Турция помогает силам НАТО, членом которого она является, предоставляет альянсу военную базу Инджирлик и свое воздушное пространство. Иран же противостоит интересам США и НАТО, ему явно не понравится и установка систем американской ПРО на турецкой территории[2].

Турция ведет контригру на Ближнем Востоке. Направление к берегам сектора Газы Флотилии Свободы противопоставило Турцию в глазах арабского мира Израилю и США, чем добавило ей сторонников в мусульманском мире. Проведенное в этом году американским Университетом Мэрилэнд изучение общественного мнения в арабском мире выявило удивительный, на первый взгляд, факт — премьер Турции Эрдоган пользуется симпатиями 20% опрошенных (1-е место), Ахмадинежад получил только 13% голосов. На вопрос, какие два государства играют наиболее конструктивную роль на Ближнем Востоке, опрошенные назвали Францию и Турцию. Опрошенные палестинцы на вопрос, кого они видят своим главным защитником, отвечают: Турцию (43%). Иран в этой роли видят только 6 процентов опрошенных. Чувствуя, что теряет авторитет в арабском мире, Ахмадинежад сразу же после истории с Флотилией Свободы послал в Газу свои корабли, но этого уже никто не заметил.

Понимая важное значение Сирии в регионе, Турция пытается держать руку на пульсе сирийских проблем. Премьер Эрдоган лично посетил Дамаск, чтобы дать ряд важных советов своему коллеге президенту Сирии. Не считая банальных рекомендаций реформировать государственное устройство страны по требованию протестующих, Эрдоган особое внимание уделил курдской проблеме. Курды беспокоят Турцию много лет и беспокойство это вполне обоснованно. Самый большой в мире народ, лишенный государственности (в мире проживает около 40 миллионов курдов), неравномерно распределенный по территориям Турции, Ирака, Сирии и Ирана, может стать тем детонатором, который взорвет ситуацию во всех перечисленных странах. Этого не хочет никто, но рано или поздно миру придется решать эту проблему. Пока же Башар Асад прислушался к советам турецких друзей. Неделю назад он специальным указом предоставил сирийское гражданство более чем 300 000 курдов, проживающим в провинции Хасеке на северо-востоке Сирии. Курды, крупнейшее национальное меньшинство в Сирии, составляют 10 процентов населения страны, однако многие из них десятилетиями не могли получить гражданство. Понятно, что решение президента Асада направлено на ослабление массовых выступлений, начавшихся почти месяц назад. В прошедшую пятницу в акциях протеста на северо-востоке страны впервые участвовали курды.

Власти Турции многому научились на Западе. Они пристально следят за изменениями общественного мнения. Благодаря этому они усиливают своё «мягкое» влияние в т.ч. и на Ближнем Востоке. Вскоре на экраны выходит турецкий фильм «Долина волков: Палестина», повествующий о приключениях турецкого Джеймса Бонда, мстящего израильтянам за атаку на Флотилию Свободы. По мысли создателей он должен привлечь миллионы зрителей в регионе и, естественно, стать еще одним фактором турецкого влияния в арабском мире.

Конкуренция Турции и Ирана в Сирии идет параллельно геополитическому самоутверждению Анкары на западном направлении. Турция заставляет США и ЕС смириться с мыслью, что им придется считаться с лидерством Анкары в исламском мире, поскольку эпоха прямого влияния на страны Ближнего Востока для них уходит. Новая, постреволюционная ситуация в этом регионе будет, видимо, характеризоваться уже опосредованным влиянием крупнейших мировых держав Западного мира на ближневосточное урегулирование. А посредником станет, скорее всего, Турция. Именно за эту роль и ведет свою игру турецкий Киссинджер — Даватоглу.

[1]Город, населенный слепцами, был осажден чужеземным войском. В этом войске был боевой слон. Слепцы, ничего не знавшие о существовании слонов, побежали навстречу войску из любопытства. Не имея понятия, какими бывают слоны, они принялись ощупывать различные его части. Человек, трогавший ухо слона, сказал: «Слон — это нечто большое, широкое и шершавое, как ковер». Но тот, кто ощупал хобот, сказал: «У меня есть о нем подлинные сведения. Он похож на прямую пустотелую трубу, страшную и разрушительную». «Слон могуч и крепок, как колонна», — возразил другой, ощупавший ногу и ступню слона. Они не могли умом охватить всего: знание не бывает спутником слепцов.

[2]Турция не упускает повода испортить настроение Ирану. Согласно сообщению турецкой газеты Hürriyet, Турция представила Совету Безопасности ООН доклад по поводу оружия, изъятого с борта иранского самолета, направляющегося из Ирана в Сирию. В турецком докладе, который был подготовлен специально для СБ ООН, отмечается, что на борту самолета Ил-76, принадлежащего авиакомпании YasAir Cargo Airlines, который совершил вынужденную посадку в аэропорту Диярбeкир 21-го марта с.г., был обнаружен военный груз, запрещенный ООН: 60 автоматов Калашникова АК-47, 14 автоматических пулеметов марки BKC/Bixi, 8 000 боеприпасов к автоматам и пулеметам, 560 минометных снарядов калибра 60 мм и 1 288 минометных снарядов калибра 120 мм.

Отмечается также, что изъятое оружие и боеприпасы в данный момент хранятся на военном складе в городе Диярбeкир. В то же время, сегодня нельзя однозначно сказать, являлась ли Сирия конечным пунктом назначения оружия. Нет никаких указаний на получателя груза или страну назначения.

Турецкая сторона отметила в своем докладе, что экипаж был задержан и допрошен государственным следователем города Диярбекир, и члены экипажа заявили, что они не знали о запрещенном грузе на борту, и им ничего неизвестно о грузоотправителе или грузополучателе. История с иранским самолетом, задержанными в Диярбекире вовсе не является исключительной. Подобные случае были зарегистрированы в 2006 году, когда Ливан воевал с Израилем, и Иран доставлял оружие организации Хизбалла. В 2006 году с 27-го июля по 17-ое августа в аэропорту города Диярбекир совершили посадку 5 грузовых и один гражданский иранских самолетов с оружием на борту.

Источник: Борьба мировых центров

Метки: , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!