Страсти с Nabucco: турецкая игра в кошки-мышки

NabuccoТурция, увлеченная своей игрой, на сегодня «переросла» удовлетворение от своего статуса важнейшего транзитера углеводородов. А потому, используя свое благоприятное географическое положение, она может поставить целью превратиться в страну, перепродающую газ, что значительно укрепит ее роль как энергетического моста между Европой и Азией.

Консорциум Nabucco Gas Pipeline International GmbH официально сообщил о том, что начало строительства газопровода Nabucco откладывается до 2013 года. Об этом, в частности, сообщается в официальном пресс-релизе консорциума.

Комментируя это решение, управляющий директор консорциума Райнхард Митшек (Reinhard Mitschek) уточнил, что начало поставок газа по Nabucco, таким образом, сдвигается на 2017 год. При этом консорциум уточняет, что запланированная пропускная способность Nabucco измениться не должна. То есть на первом этапе с помощью газопровода в Европу будет поставляться около 17 миллиардов кубометров топлива, а общая мощность Nabucco составит 31 миллиард кубометров. “До сих пор динамика развития проекта была положительной, особенно в части экологической и социальной составляющей. Финальный этап возьмет старт, как только мы определимся с потенциальными поставщиками газа. Как следствие, будет принято и окончательное инвестиционное решение. Ход реализации проекта Nabucco продолжает определяться потребностями клиентов”, - сообщил Райнхард Митшек.

Осуществятся ли эти планы – еще вопрос. Но в настоящее время в Европе начались жаркие дискуссии по поводу будущего этого проекта, который ранее планировалось начать осуществлять в 2011 году с тем, чтобы первые поставки по нему начались в 2014 году (позже было заявлено, что сооружение газопровода будет запущено в 2012 году, а поставки - в 2015 году). Таким образом, нынешний год должен был стать решающим для проекта, и по мере приближения задекларированного начала строительства, ощущалась как нервозность в рядах участников консорциума, так и выдержка Москвы, которая при демонстративном хладнокровии проводила в последний год серьезную закулисную работу с участниками Nabucco – прежде всего, с Турцией и Болгарией.

В то же время, сейчас Россия со своим «Южным потоком» получает неплохую фору по времени для того, чтобы активнее взяться за европейские страны и Турцию, пытаясь привлечь их к своему проекту. Напомним: с помощью Nabucco европейские страны рассчитывают снизить зависимость от российского газа: газопровод позволит транспортировать топливо из стран Каспийского региона через Турцию и Балканы. Nabucco считается основным конкурентом российского газопровода “Южный поток”, благодаря которому “Газпром” сможет поставлять топливо на Балканы и в Южную Европу без посредников. В состав консорциума Nabucco Gas Pipeline International входят немецкая RWE, болгарская Bulgargaz, австрийская OMV, венгерская MOL, румынская Transgaz и турецкая Botas.

Вообще в этой истории весьма интересна роль Турции, которая долгое время декларативно выступала и выступает за строительство Nabucco, приглашая к этому участию с 2009 года и Украину на правах полноправного партнера. И в то же время ведя переговоры с Россией по поводу своего участия в альтернативном Nabucco газопроводе «Южный поток». Правда, переговоры Анкары с Москвой все больше походят на игру в кошки-мышки, но точно также на эту игру похожи и кульбиты Турции по поводу Nabucco на европейском театре.

Сегодня считается, что Анкара со своей политикой поддержки «взаимодополненяющих» друг друга обоих газопроводов – Nabucco и «Южный поток» - тем не менее, исходя из чисто прагматичных соображений, больше заинтересована в газопроводе Nabucco, лоббируемом Европейским Союзом. Но это – европейская точка зрения, реальная же оценка событий приводит к несколько иным выводам.

В частности, еще на этапе анализа идеи Nabucco в 2007 году участники проекта газопровода столкнулись с двумя основными проблемами – в частности, консорциум не мог заручиться гарантиями поставок газа, а без этого было невозможно привлечь 6 млрд долл. на строительство (сегодня эта сумма выросла до 7,9 миллиарда евро). А также возникли опасения, что помехи транзиту газа из стран Каспия, если они согласятся стать поставщиками, может создать и один из партнеров - Турция. В консорциуме полагали, что за счет Nabucco Турция надеется удовлетворить свою потребность в газе, а удовлетворение потребностей европейцев ее не особо волнует, поэтому другие участники консорциума нуждаются в гарантиях бесперебойного транзита каспийского газа в Европу. В то же время, в Анкаре делали вид, что не понимают, о каких гарантиях идет речь.

Ситуация усложнилась, когда в дело включилась Россия, предлагая Турции участвовать в ее «Южном потоке». Анкара тут же принялась играть на два фронта, и эта игра весьма раздражала европейцев на протяжении 2009-2010 гг. В частности, в середине января 2009 года турецкий премьер Тайип Эрдоган заявил, что его страна может вообще отказаться от поддержки Nabucco, если Брюссель не возобновит переговоры о принятии страны в ЕС. Это заявление было с воодушевлением воспринято в Москве, усилившей тогда пропаганду в Европе проекта строительства газопровода “Южный поток”.

В то же время, в Европе это заявление турецкого премьера не восприняли всерьез. Германия тогда заявила, что в реальности Турция не пытается использовать проект Nabucco в качестве средства для оказания давления на переговорах о вступлении в Евросоюз, поскольку у этой страны есть фундаментальный интерес - она хочет сократить свою зависимость от российских поставок нефти и газа, и поэтому очень заинтересована в проекте Nabucco. Европейцы четко сформулировали свое видение, что Турция действительно хочет стать энергетическим распределительным узлом, поскольку она находится с геополитической точки зрения в отличном положении, а потому пытается разыграть эту карту. То есть, говоря другими словами, в ЕС решили, что Турция занимается банальным шантажом.

В августе 2009 г, в ходе официального визита в Анкару премьер-министра России В.Путина, одним из основных вопросов, предложенным к обсуждению, было как раз турецкое участие в «Южном потоке». Тогда сторонам не удалось снять все имеющиеся разногласия по вопросу поддержки Турции этого проекта, но Путин не получил и отказа. Это позволило российскому премьеру по возвращению в Москву громко заявить о том, что ему удалось уломать турецкое правительство, о чем радостно и взахлеб принялись сообщать российские СМИ. Анкара тут же выступила с опровержением, отметив, что подобного решения не принято, хотя нельзя и говорить об обратном.

В то же время Турция заявила, что не собирается чинить препятствий прокладке альтернативного газопровода Nabucco. Турецкий министр энергетики и природных ресурсов Танер Йилдыз заявил, что Анкара не просто поддерживает прокладку через турецкую территорию еще одного газопровода, но и проявляет свое недовольство позицией Москвы, которая препятствует экспорту турецких товаров в Россию.

В январе 2010 года Москву посетил премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган, который провел переговоры с российским руководством по вопросам сотрудничества между двумя странами в сфере энергетики. По итогам этих переговоров было заявлено о сохранении перспективы превращения Турции в крупный нефте- и газотранзитный узел, и при этом – превращении Анкары в одного из самых значительных потребителей российского газа.

В то же время Туркменистан объявил о том, что запасы природного газа на месторождениях «Гунорта Ёлотен», «Осман» и «Яшлар» составляют около 14 трлн кубометров газа, и с вводом его в эксплуатацию в 2012 году ежегодный объем добычи газа будет доведен до 100 млрд. кубометров. Это сообщение дало четко понять, что попытка России перекупить весь объем экспортного газа, добываемый государствами Центральной Азии (такая же попытка была предпринята и по отношению к газу из Азербайджана) обречена на неудачу. Что интересно, мировой финансовый кризис, обвалив спрос и цены на газ, сделал убыточным для «Газпрома» его закупки и в рамках действовавшего российско-туркменского контракта. Таким образом, возникли предпосылки для дальнейшего развития проекта Nabucco, поскольку частично был дан ответ на вопрос, откуда брать газ для заполнения трубопровода – одна из главных решаемых проблем.

В то же время, обострился вопрос по поводу возможного наполнения Nabucco газом из Ирана. В октябре 2009 г Анкара заключила с Тегераном рамочное соглашение по разработке иранского газового месторождения Южный Парс, по которому Турция претендует на получение права на закупку и реэкспорт 17,5 млрд кубометров газа в год. Официально было заявлено, что речь идет о газе для заполнения Nabucco. В то же время, очередное обострение напряженности вокруг иранской ядерной программы дало повод для ярого противодействия реализации этого соглашения со стороны США. В частности, помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Филип Гордон, комментируя на брифинге для иностранных журналистов в Вашингтоне это соглашение, напомнил, что в США действует «законодательство, требующее введения санкций, когда другие страны делают существенные капиталовложения в энергетический сектор Ирана, и в этом отношении ничего не изменилось». В декабре того же года в ходе визита в Болгарию специальный посланник США по вопросам энергетики в Евразии Ричард Морнингстар, выразив поддержку проекту Nabucco, вместе с тем исключил Иран из списка потенциальных стран-участников этого проекта.

В России эти события вызвали очередную критику Nabucco (в частности, в плане невозможности наполнить его заявленными объемами газа), что, в свою очередь, опять дало возможность говорить о возможности привлечения Анкары к «Южному потоку».

Но во время визита в Румынию глава МИД Турции А.Давутоглу в ходе переговоров с румынскими коллегами заявил, что проект Nabucco остается главным и стратегическим приоритетом для Турции. Интересно, что данное заявление прозвучало в аккурат через день после очередного приглашения в адрес Турции со стороны России участвовать в проекте “Южный поток”. Также министр энергетики и природных ресурсов Танер Йылдыз заявил, что проект Nabucco превратит Турцию “в мириады стройплощадок и, таким образом, обеспечит рабочими местами 5 тысяч человек”. Сообщив, что проект уже находится на стадии подписания соглашения, министр уточнил, что это один из проектов, «которые подчёркивают значение Турции в плане транспортировки природного газа и нефти из регионов к востоку от нас в пункты потребления на западе».

…Что интересно, нынешнему заявлению о переносах сроков начала строительства Nabucco предшествовало заявление консорциума о том, что он требует от стран-поставщиков газа предоставить до конца марта 2011 года “конкретные обязательства” по поводу будущих поставок энергоносителя, и без подобных гарантий относительно доступа к топливу Nabucco рискует так и остаться на бумаге. В частности, на момент рассмотрения конкретных сроков начала строительства «выяснилось», что на сегодняшний день только Азербайджан обещал предоставлять 16 млрд кубометров газа в год, из которых 6 млрд предназначены для Турции и в ЕС не попадут. В результате руководство консорциума начало переговоры с Азербайджаном, Туркменией и властями Иракского Курдистана с тем, чтобы добиться гарантий на поставки газа, которые обеспечат жизнеспособность всего проекта. “Мы должны иметь конкретные обязательства по долгосрочным поставкам газа и их объемам в текущем квартале, – заявил один из руководителей консорциума Стивен Юдиш. – Эти три поставщика должны сказать нам, сколько газа они смогут выделить нам и когда”.

В итоге, как на сегодня известно, поставщики газа не дали гарантий, что и вызвало перенос сроков начала строительства Nabucco. В этой ситуации уж кто может быть спокоен, так это Турция, поскольку она на сегодня – единственная страна, без участия которой невозможно осуществить проект по транзиту газа из Центральной Азии в Европу в обход России (впрочем, и как из России – в Южную Европу). Это дает Анкаре отличную возможность продолжить торг и с Европой, и с Россией, отодвинув вынужденный конец своей сложной игры.

Более того: международные аналитики высказывают мнение, что Турция, увлеченная своей игрой, на сегодня «переросла» удовлетворение от своего статуса важнейшего транзитера углеводородов. А потому, используя свое благоприятное географическое положение, она может поставить за цель превратиться в страну, перепродающую газ, что значительно укрепит ее роль как энергетического моста между Европой и Азией. А от таких идей очень недалеко и до шантажа, в возможность которого со стороны Анкары так не хотят верить в ЕС…

Автор: Андрей Шерихов, для Академии Безопасности Открытого Общества, Хвиля

Метки: , , , , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!