В.Билан: Антикитайская “анаконда”. Закулисная геополитическая игра на Большом Ближнем Востоке

Разумеется, у любого процесса есть свои “объективные” причины. В случае с т.н. “арабскими революциями” их уже было названо великое множество. Однако хотелось бы обратить внимание и на просматривающуюся антикитайскую направленность.

По некоторым прогнозам, Китай уже к 2015 году может стать мировым лидером по объему промышленного производства. Ожидается, что еще раньше китайский фондовый рынок превзойдет по капитализации рынок акций США и выйдет на первое место в мире.

Не дремлет Пекин и в идеологическом плане. Китай фактически создает свою “евразийскую” идеологию, которая постепенно вытесняет коммунистическую, входящую во все более разительное противоречие с реальностью.

Еще на XVI съезде компартии Китая, который состоялся в ноябре 2002 года, была разработана концепция т.н. “единой китайской нации”, а также поставлена задача “неуклонно возвышать и внедрять национальный дух”, что было названо стратегической целью и, более того, необходимым условием для выживания китайской нации, а, следовательно, и китайского государства.
Многие положения этой концепции весьма интересны с точки зрения современного геополитического “пиара”.

В частности, к истории Китая причисляется не только история ханьского этноса, но и народов, покоренных Китаем хотя бы на короткий период (например, тувинцев, казахов, киргизов), а также история тех народов, которые захватывали Китай (чжурчжэней, монголов, маньчжуров).
Соответственно, в качестве территориальных приобретений Китая современные китайские историки представляют результаты завоеваний неханьских государств (например, монгольского и маньчжурского).

Таким образом, национальным героем Китая признается даже Чингисхан. В эпоху постмодернистских идеологий никого не интересует, что в реальности он выступал по отношению к Китаю в качестве жестокого оккупанта. Реальность отходит на второй план. В китайской евразийской идеологеме важно то, что монгольская империя, простиравшаяся в XIII-XV столетиях вплоть до нынешних границ Евросоюза, сегодня объявляется китайским государством (в качестве исторической “зацепки” взято то обстоятельство, что формально монголы действительно основали в Китае свою династию Юань, свергнутую, кстати, самими китайцами в 1368 году).

Подобная конструкция исторического “мифа” дает возможность Китаю иметь далеко идущие планы практически на весь евразийский (да и не только) мир.

Поворот “анаконды”

Вашингтон, похоже, в последнее время создает новую систему сдерживания. Что-то наподобие разработанной в конце 40-х годов Дж. Кеннаном концепции политики “сдерживания СССР”, а также знаменитой антисоветской “анаконды” Коэна-Киссинджера.

Можно выделить три “ключевых” элемента нынешнего антикитайского “сдерживания”.
Все это делается по уже наработанным англосаксонским “лекалам”. Собственно точно так же в свое время “взращивались” против самой же России-СССР Япония, Германия и тот же Китай.

Во-первых, России дается определенный карт-бланш на „форматирование” постсоветского пространства. В Вашингтоне понимают, что более менее реальной угрозой для Поднебесной может быть лишь восстановленное подобие бывшего СССР, имеющего такие же евразийские амбиции, как и Пекин.

Впрочем, к “византийцам” романо-германский мир всегда относился с особым недоверием. Поэтому, параллельно антикитайский окрас придается еще одному проекту – играм в т.н. “тюркскую цивилизацию”.

Анкара с энтузиазмом принялась за “переформатирование” постсоветского тюркского мира. Фактически, объявив себя старшим братом (agabeylik) для тюркских государств, в 1992 году устами президента Турции Т. Озала было провозглашено, что тюркский мир займет доминирующее положение на евразийском пространстве “от Балкан до Китайской стены”.

В том же году при турецком МИД было создано “Агентство по тюркскому сотрудничеству и развитию”, отвечающее за все сферы отношений Турции как с тюркскими государствами, так и с тюркскими народами, проживающими на территории бывших советских республик.

Игры со спичками на евразийской “шахматной доске”

Однако, у идеологемы “тюркская цивилизация” имеется очень серьезное слабое место – отсутствие собственной религии.

В “кухонных” разговорах арабы настойчиво позиционируют тюрков как “мусульман по наружности”, которые, по словам основателя философской и культурологической школы евразийства князя Трубецкого, в отличие от арабов и даже персов, приняли ислам “как завершенное целое и не дали ему ни одного крупного богослова, мыслителя и юриста”.

Поэтому ныне мы, судя по всему, являемся свидетелями формирования третьего, возможно, самого главного элемента антикитайской “анаконды” - исламистского. Причем в ее суннитской “турецко-арабской” редакции с антииранским “уклоном” (в этой связи, особенно показательно, как Запад “замял” разгон шиитов в Бахрейне).

Кстати, в свое время Збигнев Бжезинский (далеко не последний человек в окружении Б. Обамы) высказал мысль, что США после уничтожения СССР необходимо устроить войну между Китаем и исламскими фундаменталистами за постсоветское наследство, чтобы обе стороны максимально ослабили друг друга.

А если так, то для этого вначале надо создать условия для прихода к власти этих самых фундаменталистов. Как это ни парадоксально, но главным препятствием на их пути являются как раз лояльные, в своей массе, Западу авторитарные “застойные” режимы.

Таким образом, судя по всему, используя социально-экономическое недовольство на “арабской улице”, происходит дестабилизация Большого Ближнего Востока и создаются, тем самым, условия для формирования новой реальности в регионе.

Очевидно, по замыслу вашингтонских стратегов, этот “исламизированный” регион очень быстро поглотит в значительной степени деидеологизированные евразийские пространства и рано или поздно неизбежно вступит в борьбу за защиту ресурсов Большого Ближнего Востока (включая Центральную Азию) с китайским миром.

По материалам Виталий Билан  Столетие

 

Комментарии WPRR:

Развивая мысли В.Билана хочется пойти дальше.

Кроме того, снять, отмеченное автором противоречие в слабой конфессиональной составляющей Османского проекта.

Полагаем, что  для реального противостояния в Большой игре линия раздела найдена - это суннитско-шиитское противостояние. В настоящий момент идет процесс поляризации и для этого - нормализации.

Нормализуется арабский мир в направлении его радикализации. При этом Османский проект бесспорно важен, но, похоже, что в процесс включены не только арабские страны, но и Европа. Достаточно посмотреть на  географию новой Римской империи  - Средиземноморского союза и оценить последствия отказа Ливии от участия в нём.

Становится динамичной ситуация и на Ближнем Востоке - просматривается попытка изменить обстановку вокруг Израиля.  Либо с целью попытаться нормализовать  его отношения с соседними странами, либо поставить Израиль  (или часть его населения) перед необходимостью сделать выбор участия или неучастия в Большой игре.

С другой стороны идет наращивание партнерства между Китаем и шиитским Ираном, который, в свою очередь,  распространяет свое влияние на Сирию, Ирак, Бахрейн и даже на часть территории Саудовской Аравии.

Сам Китай при этом  в  все сильнее проникает как в Африку, так и в Среднюю Азию.

Таким образом, водораздел  просматривается.

Согласно же некоторым конспиралогическим  теориям, противостояние происходит по линии сефардов - ашкеназов.

Одни из которых, традиционно, охватывают  регион Южной Европы и Северной Африки и поддерживаются определенными кругами США.

Другие, якобы, имеют корнями иранское плоскогорье, родственны некоторым народностям Афганистана и, возможно, имеют  общее историческое прошлое с частью этносов Китая, в том числе тех, которые, как отмечает В.Билан, включены в современную мифологию Срединной Империи.

В связи с этим интересна география  династии Тан и черноморско-каспийского Хазарского Каганата.

При этом ставку на Китай делают другие круги мировой элиты, которую  чаще всего называют  финансовой и традиционно связывают с Британией.

Таким образом, определенная поляризация просматривается. И линии противостояния тоже. Прежде всего, это - Ближний Восток и Пакистан. А также Китай - суннитские государства тихоокеанского региона.

Хотелось бы верить, что данные процессы не имею целью и не будут носить характер  нового всемирного вооруженного противостояния, а являются всего лишь переходными этапами регионализации в рамках  стратегической тенденции глобализации.

Метки: , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!