Центростремительные и центробежные силы в структуре геополитической картины мира

Современный мир характеризуется наличием двух, на первый взгляд, противоречащих друг другу, ведущих тенденций – интеграции и фрагментации. С одной стороны очевидна интеграция между различными акторами международных отношений в самых разных регионах мира, процесс который постепенно стирает национальные границы, а с другой – продолжающее дробление политической карты мира, вызываемое усилением этнического и конфессионального самосознания у различных групп населения. Другими словами, структура политической карты мира представляет собой совокупность центростремительных и центробежных сил.Если представить, что центростремительные и центробежные силы составляют систему, а не вызваны хаотичными слабосвязанными факторами, то это значит, что должна быть некая система источников этих сил, т.е. эти силы должны формироваться некой единой системой факторов. Здесь представляется логичным продолжить использование физических терминов для описания системы международных отношений. Во вселенной центростремительные и центробежные силы также не возникают хаотично, а вызваны законом всеобщего тяготения и представляют собой силы притяжения и отталкивания. Все предметы притягивают другие предметы, и скажем, планеты вращаются вокруг звезд именно благодаря этому свойству. Таким образом, нам нужно понять, вокруг чего в системе международных отношений возникают силы тяготения, тогда мы сможем получить систему источников тех центростремительных и центробежных сил, систематичное присутствие которых нам очевидно.

Представляется, что источники гравитации в структуре политической карты мира бывают трех типов, условно назовем их полюсами, ядрами и центрами.

Полюсами мы назовем такие источники гравитации, которые обладают столь значительной силой притяжения, что в той или иной степени влияют на все элементы политической карты мира.

Еще совсем недавно в мире существовало два полюса (или сверхдержавы) – США и СССР, и весь мир был как бы поделен на три сектора: сектор подавляющего влияния США, сектор подавляющего влияния СССР и сектор, в котором шла перманентная борьба между двумя полюсами (третий мир). Такая система международных отношений называлась двуполярной. Двуполярной система международных отношений была и накануне обеих мировых войн, только в этом случае в качестве полюса выступало не одно государство, а военный блок государств. Также примерами двуполярности в истории могут служить периоды греко-персидских и пунических войн. Как мы видим, система двуполярности почти неминуемо ведет мир к ожесточенному противостоянию двух полюсов.

Нынешняя ситуация с полярностью выглядит не так однозначно. С одной стороны, одного государство на земле – США – явно опережает все другие по большинству фундаментальных показателей развитости и влиятельности. С другой стороны, в силу очевидной пагубности однополярной системы, целый ряд акторов стремится начать влиять на все процессы, происходящие на политической карте мира, и является потенциальными полюсами. К таким акторам необходимо отнести Европейский Союз, Россию, Китай, Индию и мусульманский мир. В итоге нынешнюю систему можно охарактеризовать, как однополярную, стремящуюся с многополярности, или как полумногополярную.

Центры в противоположность полюсам, влияющим на все элементы политической карты мира, влияют только на свое ближайшее окружение, как правило, только на сопредельные государства I и II порядка. Группировки стран I и II порядка формируют вектор геополитического влияния центра.

Ядра занимают срединное положение между полюсами и центрами и представляют собой совершенно уникальный тип источника гравитации. В отличие от полюсов и центров, в качестве которых, как правило (хотя не обязательно), выступают государства, ядрами выступают континентальные надгосударственные образования, международные организаций или просто пан-континентальные идеологии. Именно ядрам мы обязаны всплеском интеграционных процессов на различных континентах, который мы наблюдаем в последнее время. Таким образом, ядра влияют на элементы политической карты одного континента или его значительной части.

В XX веке особенно после выхода в свет исследований, в первую очередь, Шпенглера, Тойнби и Хантингтона особую популярность приобрел цивилизационный подход к международным отношениям, другими словами, идея, что стержнем международных отношений является существование некоего числа цивилизаций, противостояние которых и является основой процессов на политической карте мира. Очевидно, что в современном мире существует некоторые региональные группировки стран, границы которых примерно совпадают с границами цивилизаций или континентов: Европа, Постсоветское пространство, Арабский регион, Южная Америка, Африка и т.д. При этом глубина внутренних интеграционных процессов в этих регионах, равно как и степень противостояния с другими регионами, не связана с цивилизационной совместимостью. Так, наиболее глубокие интеграционные процессы идут в самой пестрой цивилизации – европейской, а самое глубокое противостояние наметилось между самыми близкородственными цивилизациями – арабской и европейской, а, скажем, с наиболее далекой – японской – наблюдаются очень теплые отношения. Другими словами, хотя эти региональные группировки в ряде случаев и базировались на цивилизационной близости, процессы на политической карте все же объясняются не разницей между цивилизациями. Дело в том, что страны в подобные региональные группировки толкает не единое культурное прошлое, а существование внутри этой группировки некой идеологии, которая кажется привлекательной для жителей этой страны или ее правителей. Мы живем в век региональных идеологий, которые в отличие от идеологий прошлого (например, коммунизма), не являются универсальными, не стремятся покорить все народы, они с самого начал заточены под конкретный регион. Другими словами, идеология сегодня тесно срослась с территориальностью. Мы имеем дело с противостоянием не цивилизаций, а все тех же идеологий, только на этот раз, привязанный к конкретной территории или цивилизации.
Ядра – это и есть как раз такие региональные идеологии, т.е. гравитационным источником выступает не государство, а региональная идеология, которая притягивает к себе элементы политической карты конкретного региона. В качестве ядер выступают идеологии паневропеизма, панарабизма, панафриканизма и т.д.

Итак, структура политической карты мира представляет собой совокупность центростремительных и центробежных сил, возникающих вокруг трех типов источников гравитации – полюсов, ядер и центров. Элементы политической карты мира, подобно звездам, определяют свой путь в зависимости от того, который из центров оказывает на них большее влияние.

Получается, что центростремительные и центробежные силы на политической карте мира не только образуют систему, но и находятся в отношениях жесткой взаимозависимости. Ослабление центростремительных сил приводит к усилению центробежных и наоборот. Итак, две ведущие тенденции, разобранные вначале, интеграция и фрагментация, не только не противоречат друг другу, но и находятся в отношениях жесткой зависимости. В мире, по-видимому, существует некая константа гравитационной силы – сумма центростремительных и центробежных сил никогда не увеличивается и не уменьшается, просто происходит перераспределение между ними. Стабильность в мире в таком случае возможна только, если достичь неизменности гравитационной силы всех источников гравитации, т.к. любое изменение только в одном источнике проводит к перераспределению гравитационных сил во всем мире. Такая стабильность едва ли возможна.

Если начать наносить очаги напряженности на политическую карту мира, они почти точно выстроятся в линию. Существование этих регионов повышенной напряженности объясняется, по-видимому, тем, что они находятся в межгравитационных полях, т.е. вне зон уверенной и стабильной гравитации, на границе между разными гравитационными источниками.

И еще одно важное замечание, также как и в природе, все предметы имеют силу притяжения (пусть и ничтожно малую), так и на политической карте мира все элементы имеют какую-никакую силу притяжения и выступают в виде центров гравитации. Все они имеют векторы геополитического влияния, и таким образом политическую карту мира можно представить как множество геополитических векторов. При этом, естественно, эти вектора будут совпадать, т.е., например, Россия имеет центрально-азиатский геополитический вектор, а Казахстан – российский геополитический вектор. Это один и тот же вектор, просто он обращен в обе стороны (т.е. не является вектором в строгом геометрическом смысле). Это выводит нас на важное умозаключение об обратимости или двунаправленности геополитического вектора.  Вся система политической карты мира, таким образом, представляется как совокупность геополитических векторов, которые время от времени меняют на обратное свое направление. В таком случае удобнее центр, из которого выходит вектор называть плюс-центром, а центр, на который вектор обращен минус-центром. Россия по всем своим векторам пока остается плюс-центром. Расшифровка всех геополитических векторов для всех регионов мира даст крайне достоверное представление об истинном влиянии каждого конкретного центра на международную обстановку.

Наконец последний важный вывод, который хотелось бы акцентировать, это то, что центростремительные и центробежные силы, то есть силы, которые меняют структуру политической карты мира, появляются в результате распространения соответствующих идеологий. Вначале появляется идея, потом, проходя сквозь жернова общественной оценки, она либо отбрасывается, либо принимается к действию. Именно общественное сознание (сильно подверженное манипуляции, как мы знаем), взвешивая привлекательность (в широком понимании этого слова) гравитационных источников, определяет силу одних и слабость других, т.е. вектор направленности центростремительных и центробежных сил. Таким образом, и это поразительно, изменения на политической карте мира происходят не в силу объективных географических, исторических, политических, экономических или культурных факторов, а в силу субъективной общественной оценки. В итоге, получается, что политическая карта, прежде чем измениться на бумаге, меняется у нас в головах, в нашем сознании. А если она там меняется, это значит, она там и существует, т.е. настоящая политическая оболочка Земли, проекция политических процессов на территорию планету является фикцией, реально не существует, а живет и меняется только в сознании людей. Однако здесь мы уже залезаем в область исследования психологии, что ни в коем случае не может являться целью данного исследования.
Таким образом, как мы видим, две ведущие тенденции на современной политической карте мира, обуславливающее характер большинства процессов на ней, – интеграция и фрагментация – не протекают хаотично, а связаны между собой отношениями четкой взаимозависимости. Распределение центробежных и центростремительных сил объясняется перераспределением сил притяжения, возникающих вокруг различных источников гравитации. Именно эти закономерные процессы и формируют каркас структуры политической карты мира.

Игорь Окунев

Источник: Геополитика.Ру

Метки: , , ,

Оставьте свой отзыв!