Йемен - детонатор будущих кризисов?

Геополитическая бомба. Недорого.

Восстание в стратегически важном Египте, гражданская война в нефтеносной Ливии, дебаты вокруг повторения того же сценария в Сирии и даже падение режима в маленьком Тунисе надолго оставили в тени Йеменскую Республику. Сообщения о местных боевиках “Аль-Каиды”, захвативших целый город или президенте Салехе, политическом ровеснике Мубарака, который уже несколько месяцев “вот-вот должен уйти”, иногда прорываются даже в сводки теленовостей. Но затем безнадежно тонут в море информации из других регионов.

На первый взгляд, действительно, что обращать внимание на этот Йемен? Нефтедобыча там постоянно снижается, как и удельный вес страны на мировом нефтяном рынке. Это государство никогда не пользовалась таким влиянием в регионе, как Египет, Сирия или Иран. По Индексу человеческого развития ООН страна находится на 149-м месте из 175 возможных, 47% жителей имеет доход меньше 2 долларов в день, 62% жителей не охвачены системой здравоохранения. После таких данных античное название страны, “Счастливая Аравия”, выглядит издевательски. В таком случае, какая разница, что будет со страной, от которой ничего не зависит, основательно упавшей “на дно”? Не все ли равно, кто будет ею управлять и на кого она будет ориентироваться? Но недаром Йемен называют “крышей Аравии” и “вратами в Азию”, а на борьбу за влияние в этой стране ведущие державы еще недавно бросали очень значительные силы.
Причин для международного интереса к Йемену минимум две.

Первая связана с его положением на морских путях. Иран периодически грозится перекрыть Ормузский пролив, после чего нефть из Персидского залива перестанет поступать на внешние рынки, а цены на “черное золото” взлетят до небес. Тот, кто контролирует Йемен, может сделать нечто подобное, заблокировав вход в Красное море, Баб-эль-Мандебский пролив. Таким образом, проход судов (включая танкеры) по самому близкому маршруту из Персидского залива и Южной Азии к странам ЕС будет перекрыт. То же самое – и с движением в обратном направлении, включая военные корабли стран НАТО. Из Йемена можно блокировать и морские маршруты поставки нефти из африканских стран в Китай. Сколько шуму наделали пираты из Сомали, а ведь Йемен находится совсем рядом – всего лишь по другую стороны пролива.
Значение этих территорий прекрасно понимали британцы, еще в 1799 году заняв остров Перим (Мейюн), запирающий выход из Красного моря. И лидеры СССР, поддерживающие режим в Южном Йемене и использовавшие бывшую британскую военную базу в Адене в своих целях. Здесь базировались советские стратегические бомбардировщики и атомные подлодки.
Вторая причина – демографическая и религиозно-политическая. Йемен – самое населенное из государств полуострова после Саудовской Аравии. На территории республики, по приблизительным оценкам, живет более 23 миллионов человек. К 2015 году, по прогнозам, население страны увеличится до 30 миллионов. К тому же, около 45% жителей страны – мусульмане-шииты. Как и в соседних нефтеносных районах Саудовской Аравии, за которые лидеры этого государства в первой половине 20 века конфликтовали с йеменскими правителями. Поэтому Йемен – идеальная “бомба” под благополучными нефтяными государствами полуострова. Хочешь – будет такой поток беженцев из страны, что процветающие нефтяные монархии погрузятся в хаос. Хочешь – неисчерпаемый запас человеческих ресурсов для террористической войны в этих государствах. Хочешь – постоянная нестабильность в их сопредельных провинциях. Это хорошо понимал претендовавший на лидерство в арабском мире Гамаль Абдель Насер, немало крови попортивший саудовскому руководству, поддерживая республиканское движение в Йемене. Специальным представителем по Йемену побывал его будущий преемник Анвар Садат. Кстати, во время одного из обострений саудовско-египетских отношений в 1967 году, в Сану, столицу Северного Йемена, из Каира был привезен ранее свергнутый в Эр-Рияде король Сауд, который именно отсюда призывал к восстанию на всем Аравийском полуострове, называя “империалистом” своего царствующего брата Фейсала.
Так что контроль над Йеменом позволяет организовать новый нефтяной шок. Причем, учитывая бедность населения и проблемную экономику страны, весьма недорого.

От Хусейна до Барака без инфаркта и паралича
Президент Йемена Али Абдалла Салех – биологический ровесник Каддафи (родился в 1942 году, как по одной из версий, и ливийский лидер) и политический – Мубарака (пришел к власти к 1978 году, на три года раньше египетского коллеги). За это время он благополучно пережил несколько попыток свержения, крупные восстания в разных частях страны и поглощение возглавляемым им Северным Йеменом южного собрата.
Салех был свидетелем и несколько “ледниковых периодов” в отношениях с США. Так, 29 ноября 1990 года Йемен оказался в числе двух членов Совбеза ООН (будучи представлен там на непостоянной основе), не поддержавших резолюцию № 678, санкционировавшей международную военную операцию против Саддама Хусейна. Вторым “диссидентом” была Куба. Не поддержали йеменцы и введение экономических санкций против Ирака. В ответ лоббировавшая операцию против Хусейна Саудовская Аравия выдворила со своей территории 1 миллион йеменских рабочих, а отношения йеменского руководства с США заметно охладились. На тот момент уже состоялось объединение Северного и Южного Йемена, причем Салех был главой (руководителем Президентского Совета) единого государства.
12 октября 2000 года в йеменском порту Аден произошел взрыв около американского эсминца “Cole”, повлекший гибель 17 и ранение 36 человек. Американские власти тогда обвинили йеменские спецслужбы и чиновников в намеренном препятствовании расследованию, а руководство страны – в связях с исламскими радикалами. Однако после 11 сентября 2001 года в США наоборот, решили активизировать сотрудничество с Йеменом. В республику поставлялось американское оружие, инструкторы из США тренировали местный спецназ для борьбы с региональными структурами “Аль-Каиды”.
Слабость местных властей подчеркивает тот факт, что для подавления местной вооруженной оппозиции границу с Йеменом не раз за последние годы приходилось переходить саудовским войска и самолеты. Но в последние месяцы положение Салеха и вовсе стало критическим. Против него в свое время выступил собственный брат, генерал бронетанковых войск Али Мохсен аль-Ахмар и влиятельный шейх Садык аль-Ахмар, лидер того же племенного союза, к которому принадлежит сам Салех. Семья аль-Ахмар – влиятельный клан, имеющий большие экономические ресурсы на юге страны. На конец мая 2011 года оппозиция контролировала около трети территории йеменской столицы, Саны.
Ослабла и поддержка Салеха извне. Барак Обама еще в апреле призвал йеменского президента уйти в отставку. Фактически, то же самое (но с гарантиями неприкосновенности после отставки) предложили Салеху посредники из соседних аравийских государств.
Сам Салех, видимо, решил максимально тянуть время. Он обещал уйти в отставку то после парламентских выборов 2012 года, то после окончания срока своих полномочий в 2013. То обещал подписать соглашение с оппозицией и уйти в ближайшее время, то отказывался от этой идеи. Судя по тому, что в конце мая сторонники Садыка аль-Ахмара согласились покинуть столицу, они все еще считали силы противника весьма значительными.

“Завтрашняя война” Либермана
Вполне возможно, Салех сумел бы одолеть противников и сейчас, если бы не ранение, полученное им 3 июня, когда мечеть, где президент и его ближайшие приближенные совершали молитву, попала под обстрел. Несмотря на сообщения оппозиционных йеменских СМИ в первые часы после происшествия, глава Йемена остался жив. Тем не менее, для лечения его пришлось перевезти из Йемена в Саудовскую Аравию и президент минимум на две недели потерял возможность активно влиять на события в стране. Вслед за его ранением уже последовал переход некоторых армейских подразделений на сторону его противников. Хотя, возможно, сторонники Салеха еще будут сопротивляться. В этих условиях вооруженная борьба за власть уже в стане победителей практически неизбежна.
Более года назад американский сенатор Джозеф Либерман говорил: “Ирак - вчерашняя война, Афганистан -сегодняшняя война…, Йемен станет завтрашней войной”. Правда, вряд ли США, которым еще нужно разобраться со “вчерашней”, “сегодняшней”, а также “маленькой победоносной” войной в Ливии в ближайшем будущем пошлют войска в Йемен. Даже свое военное участие в ливийской операции они демонстративно ограничили. События на “крыше Аравии” давно связывают с Ираном, но, вмешавшись в эти события напрямую, Тегеран окажется под ударом еще больших международных санкций. Саудовская Аравия ведет себя явно неуверенно, но именно она не может не реагировать на ситуацию в своем “мягком подбрюшье”.
“Арабская весна” создала стратегические проблемы, но при этом огромные возможности для двух международных игроков – США и Саудовской Аравии. Саудовцам все чаще выпадает роль надсмотрщика над крупнейшим нефтедобывающим регионом в условиях, когда другие региональные державы ослаблены (как Египет) или ограничены маневре (как Иран). Это – большое напряжение сил, но и большие перспективы. Америка же, как ни странно, наблюдает самый благоприятный фон для той международной программы, с которой начал свое президентство Обама. Вашингтон планировал сам выйти из военных конфликтов, переложив всю тяжелую работу на местах на партнерские региональные державы. Причем, эти страны, воодушевленные новыми перспективами, сами увязнут в этих местных кризисах и без поддержки американских друзей уже не обойдутся. Сами США вполне могут держать руку на пульсе этих кризисов, поддерживая своих партнеров финансово или технологически. Делать ставку то на одного, то на другого игрока. Даже посылать в район горячих точек флот. Например, теперь для присутствия американских кораблей на путях поставки нефти в Китай, кроме сомалийских пиратов, будет и еще один предлог – “нестабильный Йемен”.

Михаил Нейжмаков

Источник - rabkor.ru

Метки: , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!