Море нефти, море раздора: Кого поддержит Москва в территориальном споре Ханоя и Пекина?

Пока нам предлагали внимательно следить за бурными событиями на Ближнем Востоке, “повысилась температура” в акватории Южно-Китайского моря. Этот регион уже давно стал ареной противостояния Пекина и ряда стран Юго-Восточной Азии. “Призовой фонд” для победителя велик: запасы нефти в этом регионе оцениваются в 18 миллиардов тонн.

Пекину пришлось не по душе стремление Ханоя приступить к реализации давно обещанных контрактов на освоение нефтяных и газовых месторождений в Южно-Китайском море. Это стало если не casus belli, то поводом для демонстрации своего “права сильного”.

После периода напряженности в 80-90-х годах, когда дело нередко доходило до вооруженных столкновений между Вьетнамом и Китаем, в ноябре 2002-го странами-членами АСЕАН и Пекином был принят “Кодекс поведения в Южно-Китайском море”. Наши соседи за Великой стеной заявляли даже, что необходимо “отложить споры ради дальнейшего развития”. Они вроде бы не стали излишне нервничать даже после того, как Ханой весной 2007-го обнародовал свои планы по разработке нефтяных месторождений в этом спорном регионе. Однако заявка Вьетнама, которую он подал в 2009-м в ООН со своими “пожеланиями” территориального разграничения в Южно-Китайском море, Пекин возмутила. Вьетнамские предложения приняты не были, а китайцы позже представили свою карту спорного региона, где практически вся его территория оказалась “зарезервированной” за КНР. Впрочем, уже в апреле 2011-го, после визита во Вьетнам заместителя министра иностранных дел КНР, появились сообщения о том, что стороны вскоре смогут приступить к выработке документа, который позволил бы подвести черту под давними территориальными разногласиями. При этом Пекин, правда, оговорился, что не хотел бы интернационализации конфликта в Южно-Китайском море: подразумевалось, что оппоненты Китая не должны привлекать к решению спора США.

Однако в нынешнем году китайцы решили “взяться за старое”.

Естественный вопрос: почему данный регион стал столь конфликтогенным именно сейчас? Еще совсем недавно многие эксперты утверждали, что “в обозримой перспективе” здесь установится затишье.

Они исходили из того, что Пекину незачем способствовать усилению антикитайских фобий в странах Юго-Восточной Азии. К тому же, рассуждали некоторые аналитики, США будут стремиться к наращиванию своего присутствия, в том числе и военного, в Южно-Китайском море, что также будет сдерживать китайцев. Эти специалисты заявляли, что, мол, Пекин, конечно, обратит свои взоры на этот крайне важный для него регион, но лишь в среднесрочной перспективе – лет через 10-15.

Но неумолимое стремление Пекина “стать номером один” во всем мире сегодня подвигло его на попытки застолбить свои права. В Поднебесной рассчитывали, что это не вызовет сильного раздражения у Вашингтона, с которым Пекин усиленно пытается наладить диалог. Да, в Пекине понимали: ему будут противостоять сразу несколько стран - Индонезия, Вьетнам, Малайзия, Филиппины и Бруней. Однако, во-первых, эти государства не могут договориться даже между собой о том, кому принадлежит тот или иной участок моря, так что создание единого антикитайского фронта, рассуждают в Пекине, невозможно. А, во-вторых, используя мощнейшую китайскую диаспору – хуацяо - в странах региона вполне можно повлиять на формирование благожелательного к себе отношения.

Ханой, сознавая, что в одиночку ему попросту не под силу ввязываться в противоборство с Пекином, стремился заручиться поддержкой сильных мира сего. Вьетнам обращался и к нам, надеясь, что мы, исходя из соображений дружбы, пойдем ему навстречу. В какой-то мере это оправдалось, в ноябре 2009-го глава внешнеполитического ведомства нашей страны заявил, что Россия выступает за равноправную и прозрачную систему безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Эти высказывания надо расценивать как поддержку Россией стран АСЕАН в их коллективном споре с Китаем за Южно-Китайское море. Удалось добиться Ханою успеха и на других направлениях – мы, несмотря на негативную реакцию китайцев, поставили Вьетнаму довольно значительное количество вооружений, в том числе новейшие противокорабельные ракеты “Яхонт”, которые дают возможность держать под прицелом базу китайских ВМС на курортном острове Хайнань. Но дальше этого дело не пошло.

Москва не стала, как это было во время китайской агрессии против Вьетнама в 1979-м, заявлять о готовности выполнить союзнические обязательства до конца, а лишь ограничилась формулировкой на тему о необходимости решения всех конфликтов политико-дипломатическими средствами.

Что в переводе на удобоваримый язык означает: “Мы вмешиваться не будем, улаживайте конфликт самостоятельно”.

Надо отдать должное Ханою – там не стали сидеть, сложа руки. Практичные вьетнамцы нашли себе новую опору – США. У нас мало кто знает, что, например, в прошлом году во Вьетнам совершил заход атомный авианосец “Джордж Вашингтон”. На борту этого корабля высокопоставленные вьетнамские и американские представители отмечали пятнадцатую годовщину нормализации двусторонних отношений. Впрочем, и без американцев сделано уже немало: в Ханое запустили программу по активному заселению Парасельских островов, на которую не жалеют ни сил ни средств. Переселенцам обещают всяческие поблажки, на этих клочках суши даже создаются, несмотря на малочисленность детей, школы, а китайцы в ответ заявляют, что вьетнамцы-де хотят прикрыться живым щитом. Обустраиваются занятые вьетнамцами острова и в военном отношении – там размещены неплохо обученные гарнизоны, вокруг этих территорий созданы мощные противодесантные укрепления, в том числе мини-крепости, способные выдержать довольно длительную осаду.

Естественно, китайцы бурно реагируют на происходящее. В мае вьетнамское судно попыталось провести гидрографические изыскания в Южно-Китайском море, но два корабля китайской береговой охраны попросту перерубили кабель, который тянул “вьетнамец”. Заодно Пекин обнародовал свои планы по разработке нефтегазоносных участков: в отличие от Вьетнама, китайцы собираются действовать самостоятельно, без привлечения иностранных компаний. Ханой в долгу не остался, уже в июне он демонстративно провел учения своего флота в районе острова Хон Онг, стреляли вовсе не холостыми. На этот раз подал голос и Вашингтон, заявивший, что подобные действия осложняют и без того взрывоопасную обстановку. Многие в этом усмотрели показательную поддержку Белым домом Пекина – вот, оно, стремление двух стран к налаживанию стратегического взаимодействия, в котором проглядывает договоренность установить биполярную систему миропорядка. Но это лишь мимолетный эпизод, в дальнейшем Вашингтон станет оказывать поддержку Ханою.

Есть сведения, что вьетнамцы уже подумывают о передаче американцам бывшей нашей базы Камрань, откуда мы столь поспешно ушли.

Дальше - больше. Вьетнамское правительство опубликовало планы мобилизации на случай войны. Так что соперничество двух стран уже вышло за рамки обыкновенной дипломатической перепалки. Наша пресса практически ничего сообщает о проходящих во Вьетнаме многочисленных антикитайских демонстрациях – действительно стихийных. Не отстают и вьетнамские хакеры – недавно был взломан сайт администрации китайского города Ханчжоу, на главную страницу поместили сообщение о том, что вьетнамцы готовы отстаивать спорные территории в Южно-Китайском море до “последней капли крови”.

Не будем сбрасывать со счетов и малоизвестный в нашей стране факт. В апреле американцы провели военно-морские учения под кодовым названием “Малабар” неподалеку от спорных территорий. В них участвовали два “заклятых друга” Китая: Индия и Япония. Таким образом американцы решили показать Пекину, кто в доме хозяин, и кого он выбрал себе в союзники. Неудивительно, что Поднебесная старается отвечать ударом на удар. В конце июня в китайских газетах появились материалы с подробностями проведенных Народно-освободительной армией страны маневров в Южно-Китайском море. Среди элементов боевой подготовки - высадка морского десанта, как откровенный намек конкурентам: будете сопротивляться - применим силу. Китайская пресса, не мудрствуя лукаво, убеждает читателей, что “Вьетнам всегда проигрывал в территориальных спорах”.

Пекин буквально толкает Ханой к еще большему военному сотрудничеству с Вашингтоном, американо-вьетнамские маневры запланированы на июль.

А вот Китай способен на симметричный ответ только организацией совместных учений с Россией, однако вопрос заключается в том, нужно ли это Москве.

С “рыночной” точки зрения усиление напряженности в Южно-Китайском море нам выгодно: часть грузов, которая сейчас идет через этот важнейший для мирового судоходства район, может пойти через нас – по Транссибу или даже Северным морским путем. С другой стороны, “горячий сценарий” будет означать для Москвы необходимость сделать трудный выбор – либо мы поддерживаем Ханой вкупе с другими странами АСЕАН, либо становимся на сторону Пекина. Усидеть на двух стульях не получится.

Согласно последним сообщениям, Китай и Вьетнам договорились провести переговоры по разрешению конфликта вокруг Южно-Китайского моря. Но это, судя по всему, лишь короткий тайм-аут для участников большой игры, из которой Москва выйти никак не может.

Об этом пишет stoletie.ru

Метки: , , , , ,

Оставьте свой отзыв!