Диверсификация энергопотоков Центральной Азии - на пути к укреплению энергетической безопасности

Углеводородные ресурсы Центральной Азии – одни из составляющих глобальной нефтегазовой торговли. Несмотря на то, что в экспертном сообществе сохраняются довольно-таки противоречивые прогнозы относительно вступления мировой экономики в фазу своего восстановления и возвращения глобального сырьевого спроса на докризисные уровни, нефтегазовый сектор региона демонстрирует положительную динамику развития.

Ключевое звено

География центральноазиатских поставок заметно расширяется, равно как увеличивается число торговых партнеров, нацеленных на долгосрочное сотрудничество.

На сегодняшний день энергорынок Центральной Азии, в частности его газовый сегмент, превращается в ключевое звено континентальной среднеазиатской торговой цепочки, простирающейся на обширной территории от Ирана до Китая, и от России до Индии. Диверсификация поставок происходит, главным образом, за счет туркменского газа, реализуемого по северному, восточному и юго-западному направлениям экспорта. При этом традиционно доминирующий северный маршрут поставок начинает уступать новым перспективным рынкам сбыта. Смещение акцента в газовой торговле Туркменистана в пользу альтернативных рынков сбыта было продиктовано необходимостью снизить зависимость от одного отдельного маршрута/покупателя и тем самым сбалансировать экспортные потоки.

Мощным импульсом к целенаправленной стратегии диверсификации послужила авария на трубопроводе САЦ-4 (турк­менский участок газопровода Средняя Азия–Центр) в апреле 2009 года, вызванная резким сокращением закупок Россией туркменского газа из-за падения европейского спроса на природный газ. В результате поставки туркменского газа в Россию были полностью приостановлены. По итогам 2009 года объем добычи сократился почти вдвое, составив 38 млрд. куб. м, по сравнению с 70 млрд. куб. м в 2008 году. Экспорт снизился до 16 млрд. куб. м, по сравнению с 47 млрд. куб. м годом ранее.

Авария, по сути, явилась катализатором новых трубопроводных проектов в регионе. Вместе с тем, в основу данной стратегии также легли объективные тенденции роста спроса на центрально­азиатский газ со стороны Китая, Ирана, а также наличие в этом плане потенциальной заинтересованности Пакистана и Индии, что во многом и сыграло определяющую роль в успехе реализации альтернативных проектов.

На Восток, к Китаю и на юго-запад, к Ирану

В декабре 2009 года Туркменистан, Узбекистан, Казахстан и Китай осуществили запуск совместного газопровода Туркменистан–Китай проектной мощностью 40 млрд. куб. м в год. По данным некоторых специалистов, с момента ввода в эксплуатацию по трубопроводу было прокачено около 6 млрд. куб. метров1. В 2011 году планируется довести объем поставок до 13 млрд. куб. метров. В перспективе ожидается заполнение газопровода также за счет узбекского газа. В июне 2010-го между НХК “Узбекнефтегаз” и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC) было подписано рамочное соглашение о поставках узбекского газа в Китай в объеме до 10 млрд. куб. метров2. Проект предусматривает строительство к 2014 году третьей очереди газопровода Туркменистан–Китай, берущего начало с месторождений Узбекистана. В октябре 2010-го стало известно об аналогичных планах российской нефтегазовой компании “Лукойл”, которая намерена, начиная с 2014 года, поставлять природный газ из Узбекистана в Китай3.

В юго-западном направлении Турк­менистан наращивает поставки газа в Иран. В январе 2010 года в дополнение к функционирующему трубопроводу Корпедже–Курт-Куи (6–7 млрд. куб. м в год) был произведен запуск второй ветки газопровода по маршруту Довлетабат–Серахс–Хангеран мощностью 12,5 млрд. куб. метров. Примечательно, что по итогам 2010 года Иран импортировал 12 млрд. куб. м туркменского газа и стал крупнейшим газовым партнером Туркменистана, опередив Россию (10 млрд. куб. м) и Китай (6 млрд. куб. м)4. В будущем Ашгабад и Тегеран намерены довести уровень поставок до 20 млрд. куб. м ежегодно.

Юг. Перспективно, но рискованно

Одним из перспективных, но весьма рискованных проектов является южное направление поставок. В декабре 2010 года было подписано межправительственное соглашение по строительству газопровода Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия (ТАПИ). Согласно планам, пропускная способность трубопровода протяженностью более 1700 км составит 30 млрд. куб. м газа в год. Газопровод, стоимость которого оценивается в 3,3 млрд. долл., предполагается ввести в эксплуатацию в 2015 году. Проект ТАПИ обсуждается уже почти 15 лет. Главной преградой на пути его имплементации выступала повышенная нестабильность в Афганистане. С одной стороны, начало практического этапа является, безусловно, историческим прорывом: газопровод способен стимулировать укрепление торгово-экономических связей между странами-участниками проекта, повысив уровень стабильности и безопасности (в том числе энергетической с точки зрения дополнительной линии диверсификации поставок) в обширном регионе Центральной Азии. С другой стороны, несмотря на то, что сегодня афганская ситуация относительно стабилизирована, сохраняется серьезная обеспокоенность по поводу дальнейшего развития военно-политической обстановки в этой стране в средне- и долгосрочной перспективе. В этой связи вопрос об эффективности и успехе реализации проекта ТАПИ пока остается открытым.

Предпосылки для развития западного маршрута

В свете наблюдаемых активных диверсификационных процессов возникают также определенные предпосылки для развития западного маршрута транспортировки “голубого топлива”. Речь идет о строящемся трубопроводе “Восток–Запад” мощностью 30 млрд. куб. м, идущем от крупных месторождений Туркменистана на востоке страны, в частности Южного Иолотаня, до туркменского побережья на Каспийском море. Первоначально планировалось, что “Восток–Запад” будет подключен к проектируемому Прикаспийскому газопроводу, предназначенному для поставок в северном направлении. Однако в октябре 2010 года на фоне низкого спроса на газ в Европе, Москва и Ашгабад договорились приостановить реализацию проекта Прикаспийского трубопровода. Несмотря на это, Туркменистан продолжает строительство газопровода “Восток–Запад”, заметную заинтересованность в котором проявляют европейские партнеры: в случае решения территориальных разногласий вокруг акватории Каспийского моря и проблемы финансирования не исключается вариант присоединения газопровода к проекту “Набукко”.

Энергетическая безопасность региона

Подводя итоги вышеизложенного, можно заключить, что предпринимаемые усилия по диверсификации энергопотоков Центральной Азии демонстрируют успешные темпы развития. Необходимо подчеркнуть, что наличие разветвленной диверсифицированной сети поставок позволяет значительно снизить экономические риски в случае возможных сбоев одного из маршрутов поставок. Более того, наличие широкого спектра возможностей для реализации продукции на внешнем рынке упрочивает позиции стран-поставщиков региона в качестве самостоятельных независимых факторов на континентальном энергетическом поле.

Наряду с этим, страны региона, в частности Узбекистан, предпринимают активные шаги по дальнейшему развитию технологической базы национального топливно-энергетического комплекса. Правительство страны уделяет все большее внимание наращиванию перерабатываемых мощностей: взят курс на повышение доли продукции с добавленной стоимостью в структуре углеводородного экспорта. Очевидно, что реализуемые стратегии по диверсификации поставок и модернизации отрасли будут иметь в перспективе положительный эффект на состояние и будущее развитие энергетической безопасности региона в целом.

Аъзам Исабаев, эксперт Центра политических исследований

Источник - Журнал “Экономическое обозрение”, Ташкент

Метки: , , , , , , , ,

Комментарии закрыты