Арабские восстания будут иметь серьезные последствия для региональной политики. Некоторые эффекты уже можно видеть.

До начала этого года региональный ландшафт на Ближнем Востоке имел следующие характеристики: Иран и Турция были двумя неарабскими странами со все большим присутствием и влиянием в регионе. Однако против их мощи было сопротивление в той или иной степени. Влияние Ирана привело к неявному союзу между арабскими странами, такими, как Египет, Саудовская Аравия и Иордания, не говоря уже о меньших странах Персидского залива. Эти страны были в молчаливом согласии с Израилем по вопросу ограничения Ирана и его арабских союзников, таких, как Сирия, «Хезболла» и «ХАМАС». В отношении Турции – страны, которая принималась в значительной степени радушно в середине 2000-х, – был также некоторый скептицизм. Отношения Турции с Ираном, с «ХАМАС» и кризис в ее отношениях с Израилем не приветствовались группой стран, перечисленных выше. Кроме того, эти проблемы привели к расколу между США и Турцией.

На волне арабского восстания эти отношения, похоже, меняются. Основным изменением было свержение режима Хосни Мубарака в Египте. Хотя военные, которые были частью правящей коалиции при Мубараке, по-прежнему у руля в этой стране, начали появляться признаки изменений в региональной политике Египта. Наиболее серьезные последствия были связаны с палестинской проблемой. Открытие пропускного пункта Рафах в Сектор Газа, более сбалансированная роль посредника между «ХАМАС» и «ФАТХ», которая способствовала примирению между ними, и призыв к признанию палестинского государства, если оно будет провозглашено осенью, – это примеры изменения в политике по отношению к этому вопросу.

Попытки Египта нормализовать отношения с Ираном и заявления об установлении дипломатических отношений с Исламской республикой, а также разрешение двум иранским военным кораблям пройти через Суэцкий канал, имеют равное значение и уже вызвали суровую критику со стороны Саудовской Аравии.

Эр-Рияд, с другой стороны, очень обеспокоен восстанием в Бахрейне, где составляющее большинство шиитское население этой страны требует реальной представленности. Обеспокоенная «вмешательством со стороны Ирана», а также последствиями восстания в Бахрейне для ее собственного шиитского меньшинства, Саудовская Аравия развернула силы в Бахрейне, чтобы помочь подавить восстание.

Эти события имеют последствия и для Израиля. Появление большой коалиции против Израиля маловероятно, поскольку арабский мир будет в течение некоторого времени решать собственные проблемы, а заявление Египта о том, что он продолжит соблюдать свое мирное соглашение с Израилем, было облегчением для Тель-Авива. Однако молчаливая коалиция против Ирана ушла в прошлое, а палестинский вопрос кажется более трудным для сдерживания. Существует возможность крупномасштабного восстания, особенно в сентябре, когда Палестинская администрация, как ожидается, обратится к Организации Объединенных Наций для признания независимого палестинского государства.

Для Ирана и Турции, двух основных игроков прежнего периода, арабские восстания неоднородны по значению. Хотя Иран может приветствовать смену режима в Каире, а также восстание в Бахрейне, возможность смены режима в Сирии может ограничить ее влияние в арабском Леванте. Более того, Египет является сейчас другим игроком, и это может еще более ограничить иранскую активность в отношении палестинской проблемы.

Что касается Турции, восстания бросили вызов турецкой внешней политике на Ближнем Востоке. Нестабильность и неопределенность в регионе прямо противоречит основным положениям политики Турции в отношении региона и таким образом требует сдвига в плане стратегии. Один сдвиг в этом отношении, кажется, уже происходит: в отличие от более раннего периода, Турция и США, похоже, работают вместе более тесно для достижения более контролируемого перехода в регионе.

Таким образом, в атмосфере неопределенности и потрясений региональные страны внимательно наблюдают за развитием событий и пытаются позиционировать себя на развивающемся Ближнем Востоке. Новые правила игры далеко не ясны. Вопрос в том, будет ли новый Ближний Восток более склонен, чем предыдущий, к более тесно сотрудничающему региональному режиму или нет. Пока еще слишком рано говорить об этом.

Источник  Новости Армении – NEWS.am статья Мелихи Бенли Альтунышык, опубликованная в турецкой «Hurriyet Daily News and Economic Review»

Метки: , ,

Оставьте свой отзыв!