Соперничество КНР и США на арабском перекрестке

Всплеск социальной нестабильности в арабском мире в начале 2011 года нарушил баланс сил на Ближнем Востоке и в Северной Африке, что не только напрямую затронуло интересы США, но и вторглось в планы набирающего силу Китая. Об этом, в частности, пишет в журнале «Проблемы Дальнего Востока» Константин Антипов.

Кризис в арабских странах внес определенные осложнения в отношения между КНР и США. Особую озабоченность китайского руководства вызвали действия НАТО в Ливии. В Пекине пришли к выводу, что непосредственные причины широких потрясений в арабском мире связаны с местными социально-экономическими и политическими процессами и не являются прямым следствием конкретных мероприятий зарубежных сил. Однако, как отмечали участники семинара в Шанхае, США достаточно быстро включились в события и «предприняли шаги, чтобы направить их в русло собственных интересов».

По словам сотрудника Института по исследованию Западной Азии и Африки Китайской академии общественных наук Чжан Чуньюя, главная причина военной операции НАТО в Ливии – «геополитика, нефть – лишь часть их стратегии». При этом позиция США рассматривается как важнейший фактор, определяющий дальнейшие мероприятия стран Запада в регионе, а также возможные варианты будущего урегулирования. В целом в отношении роли США на Ближнем Востоке китайские эксперты выработали устойчивую негативную оценку, охватывающую все основные направления американской политики в регионе. Она заключается в том, что за последние двадцать лет США, добиваясь абсолютного контроля над нефтяными ресурсами арабского мира, нанесли ущерб собственным стратегическим интересам и нарушили хрупкий баланс сил и социальную структуру арабского мира. Китайцы усматривают в этом не ошибку периода президентства Буша-младшего, а стратегию, последовательно осуществляемую несколькими поколениями американских лидеров. Дальнейшие усилия Запада по продвижению «демократизации» в арабо-африканском регионе лишь приведут к новым фундаментальным осложнениям.

Китай, по мнению британских экспертов, стремится не допустить, чтобы региональный кризис стал причиной перерастания китайско-американских отношений в конфронтацию. С китайской стороны звучат высказывания о необходимости совместных усилий США и КНР по стабилизации обстановки в арабском мире. Например, по словам профессора Цзянь Цзюньбо, у КНР и США «есть общие интересы, заключающиеся в предотвращении прихода к власти в Ливии исламских экстремистов, которые связаны с Аль-Каидой и терроризмом».

США тоже предпочитают сохранять в регионе сбалансированные отношения с КНР, не допуская их обострения. На открытии очередного раунда китайско-американского стратегического диалога в Вашингтоне в мае 2011 года госсекретарь Клинтон особо отметила необходимость сотрудничества с Китаем в решении проблем на Ближнем Востоке. В пользу сотрудничества по данному вопросу высказались и оба китайских представителя на переговорах – Ван Цишань и Дай Бинго. Поддержанию приемлемого баланса отношений в арабском мире благоприятствует и продвижение китайско-американского сотрудничества по некоторым другим направлениям, происходящее после визита президента Ху Цзиньтао в США в январе 2011 года.

При этом Вашингтон стремится склонить Китай к поддержке усилий Запада по урегулированию ливийской ситуации в интересах сил, пришедших к власти после падения режима Каддафи. В русле подобных подходов развиваются уже традиционные идеи привлечения возможностей китайской дипломатии для работы с новым поколением арабских лидеров, особенно – исламской ориентации, которое в ближайшее время начнет выдвигаться на политическую авансцену в странах Северной Африки и Западной Азии. Закрепление роли Китая в качестве одного из основных участников урегулирования, необходимость скорейшей стабилизации обстановки, а также сближение текущих интересов КНР и США в арабском регионе могут стимулировать создание еще одного направления стратегического диалога между КНР и США. Однако сохраняющееся глубокое взаимное недоверие ограничивает развитие этого процесса.

Параллельно американцы активизировали вовлечение КНР в совместное с США управление глобальной безопасностью. В частности, в американских кругах обсуждается идея создания международной структуры, способной заменить или дополнить политическую надстройку НАТО и обеспечить в ней участие таких стран, как Китай, Индия и Бразилия. Усиление неопределенности на арабском Востоке воспринимается как повод для отработки новых моделей отношений с КНР именно в кризисных условиях. Одна из таких моделей предполагает участие Китая в создании в арабском регионе нового баланса сил, опирающегося на американский опыт формирования системы международной безопасности в азиатско-тихоокеанском регионе в последние годы.

В нынешней ситуации Китай не заинтересован в значительном сокращении американской роли и возникновении в арабском мире нового вакуума силы, как это произошло с окончанием холодной войны. Китай не считает себя способным самостоятельно заполнить такой потенциальный вакуум в ближайшем будущем. Кроме того, как отмечают китайские эксперты, необходимо учитывать негативный опыт американской политики, поскольку именно прямая вовлеченность США в дела арабов сыграла пагубную роль и для интересов Америки, и для стран региона. Не исключено, что китайская дипломатия рассматривает несколько вариантов решения подобной ситуации, и, скорее всего, они могут опираться на принцип коллективной ответственности под эгидой ООН. Как отметил специальный представитель Китая на Ближнем Востоке У Сыкэ, «не надо думать, что с уходом Соединенных Штатов Китай обязательно заполнит» образовавшуюся нишу.

Пока роль КНР как стабилизирующего фактора на Ближнем Востоке в определенной мере устраивает США. Дистанцирование Китая от арабского кризиса не отвечало бы целям американской политики, поскольку США стремятся интегрировать Китай в процесс формирования новой ситуации в арабо-африканском регионе. Реализация конкретных вариантов политики КНР в условиях сокращения американского присутствия может начаться уже в ближайшее время в связи с предстоящим выводом вооруженных сил США из Ирака, который Вашингтон планирует провести до конца 2011 года.

Более долгосрочные цели преследует «нефтяная дипломатия» США, стимулирующая сотрудничество экспортеров нефти из числа ближневосточных союзников США с КНР. Растущая зависимость Китая от арабских источников рассматривается в США как важная предпосылка для реализации планов американской дипломатии по «вовлечению» Китая, особенно – в решение задач по поддержанию американской структуры безопасности в регионе. Актуальность этого вопроса возрастает с учетом острой заинтересованности США в сокращении собственных затрат, которые составляют от 40 до 50 млрд долларов в год.

Одновременно предусматривается сдерживание развития отношений Китая с Ираном, а также ограничение традиционной поддержки, оказываемой КНР арабским радикальным режимам и движениям. В ходе ливийского кризиса наглядно проявилось, что ключевая роль в реализации этой политики отводится Саудовской Аравии, обеспечивающей поставки свыше 25% импортируемой Китаем нефти. США уделяют особое внимание развитию саудовско-китайских отношений, содействуют увеличению экспорта в КНР саудовской нефти. Эти поставки, по замыслу американцев, позволяют снизить интерес Пекина к получению иранской нефти и таким образом содействуют расширению возможности американо-китайского диалога по реализации политики санкций и давления на Иран. Кроме того, данная линия в определенной мере содействует возрастанию политической роли Эр-Рияда по сравнению с Дамаском, Каиром и другими арабскими центрами, которые США пытаются отодвинуть на периферию ближневосточного процесса.

Еще одним важным элементом китайско-американских отношений в ливийской ситуации является взаимодействие сторон по вопросам посреднической деятельности Китая. Очевидно, что позиция США и их союзников имеет принципиальное значение для возможности осуществления посреднических миссий КНР в этом регионе. Для оценки потенциала этого взаимодействия важно учесть, что Китай и США уже имеют опыт успешного сотрудничества для урегулирования политического кризиса в Судане, а также в других проблемных ситуациях. Значение посредничества КНР может в ближайшие месяцы возрастать с учетом того, что ливийская ситуация все еще далека от нормализации, а необходимость налаживания отношений со сторонниками прежнего режима сохраняет свою актуальность и для нового ливийского режима, и для Запада. Вместе с тем в настоящее время Китай как посредник выступает уже на другом уровне своих возможностей, имея значительно больший потенциал для сохранения самостоятельного подхода к отношениям с участниками конфликта в Ливии.

Сдерживание китайского влияния в Африке имеет для США важное самостоятельное значение и тесно связано с американскими фундаментальными интересами по сохранению доминирования США на Ближнем Востоке. Примечательно, что во время поездки в Замбию, Танзанию и Эфиопию в июне 2011 года Хиллари Клинтон предостерегла африканские страны от использования «китайской модели» развития.

По мнению ряда специалистов, именно в Африке в ближайшие годы США могут сфокусировать политику противодействия росту международного влияния Китая. Как выразился работающий в КНР обозреватель Лоренс Брам, «большая игра между Западом и Китаем будет проходить в Африке».

Судя по отклику на его слова китайской печати, в Пекине такую перспективу воспринимают всерьез. Это не означает смещения центра интересов КНР из АТР в арабо-африканский регион, однако расширение географии этих интересов, а также диапазона американо-китайских противоречий явно происходит. Как полагают китайские специалисты, «от Африки зависит будущая судьба Востока и Запада». При этом, подчеркивается в редакционном комментарии «Жэньминь жибао» по поводу африканской поездки Хиллари Клинтон, «приход Китая в Африку в интересах развития является отражением государственного решения, одновременно он представляет важное звено стратегии мирного подъема Китая».

Такая ситуация при определенных условиях может привести к обострению китайско-американских противоречий. Учитывая традиции политической борьбы в Африке и проявляющуюся здесь нестабильность, данный континент создает гораздо больше возможностей для отработки новых моделей сдерживания Китая с использованием широкого арсенала средств политики США, чем, например, азиатско-тихоокеанский регион, куда смещается глобальный центр экономического развития.

Источник: ТПП-Информ

Метки: , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!