“Южный поток” породит новые проблемы

gazprom.ru

В ноябре Россия должна принять окончательное инвестиционное решение по строительству “Южного потока”. Этот амбициозный и дорогостоящий проект позволит ликвидировать зависимость от Украины как государства-транзитера. Но вместо одной головной боли у России появятся сразу две — Болгария и Турция.Каким бы ни был политический режим в братской Украине, она продолжает оставаться ненадежным транзитером российского газа. В отдельные дни февральских морозов в Европе Киев несанкционированно оставлял у себя до 40 млн кубометров топлива, пожаловался на прошлой неделе глава “Газпрома” Алексей Миллер президенту Дмитрию Медведеву. В ответ президент дал “зеленый свет” на строительство обходного трубопровода мощностью 63 млрд кубометров газа в год — именно столько необходимо, чтобы забыть об Украине как о транзитном государстве.
Киев давно добивается от России снижения цен на газ, а Москва хочет получить доступ к управлению украинской газотранспортной системой. Российские чиновники в очередной раз дали понять Киеву, что “часы продолжают тикать”. В самом конце прошлого года премьер-министр Владимир Путин поручил “Газпрому” ускорить начало реализации проекта “Южный поток”, приступив к его строительству уже в 2012 году. Этот проект вместе с его северным собратом — “Северным потоком” — дают суммарную транзитную мощность в 118 млрд кубометров газа (почти столько же было транспортировано через Украину в рекордный для российского экспорта 2008 год). “Мы постоянно сталкиваемся с угрозой возникновения конфликтных ситуаций. В этом году Украина опять увеличила забор газа, а во всем обвиняют Россию. К сожалению, Украина не является сегодня надежным транзитером, и мы об этом публично говорим”, — сообщил “Росбалту” директор Фонда национальной энергетической политики Константин Симонов.

Однако как бы Россия не бравировала возможностью с легкостью потратить десятки миллиардов долларов, проблема состоит в том, что аналогичные ситуации могут возникнуть уже в случае с самим “Южным потоком”. Новая труба пройдет по территории как минимум двух государств, которые вряд ли можно назвать дружественными по отношению к России — Болгарии и Турции.
29 февраля болгарское правительство потребовало от “Газпрома” скидки в цене на газ — то, чего уже давно добивается Украина. “Формула цены будет учитывать новые тенденции в ценообразования природного газа, что означает спотовую составляющую цены и общую приверженность снижению цену газа, определяемой из цены нефти”, — заявил министр экономики, энергетики и туризма Болгарии Трайчо Трайков на встрече с главой “Газпрома” Алексеем Миллером.

Официальная Болгария сейчас далека от того имиджа братского государства, который складывается у российских туристов или любителей истории. “Агрессивно к нам настроен премьер-министр этой страны (Бойко Борисов), сейчас избран президент (Росен Плевнелиев), который является его сторонником. Влияние США на Болгарию колоссальное. В ходе недавнего визита (в Софию) госсекретарь США Хилари Клинтон посоветовала вообще отказаться от российского газа и добывать сланцевый газ”, — напомнил Константин Симонов.
В Болгарии начали пробуксовывать крупные совместные российско-болгарские проекты — даже в ущерб экономике самого балканского государства, освобожденного в позапрошлом веке от османского ига русскими штыками.

Впрочем, Константин Симонов уверен, что Болгария не станет таким проблемным транзитером, каким является Украина. В первую очередь потому, что на Украине труба принадлежит государству, а в случае с “Южным потоком” наземные участки являются собственностью совместных предприятий “Газпрома” с местными компаниями. Во-вторых, влияние Брюсселя, где расположена штаб-квартира Еврокомиссии на решения Софии гораздо более сильное, чем на Киев. “Эти две причины — экономическая и политическая — минимизируют риски, даже несмотря на то, что режим в Болгарии откровенно недружественный. Возможности так воровать или мешать транзиту газа у политического руководства Болгарии не будет”, — уверен Симонов.
Совсем другая история — с Турцией. Турецкий участок “Южного потока” пройдет по дну Черного моря, и несанкционированно отбирать газ Анкара не сможет. Однако Турция постепенно прекращается в очень крупный газовый хаб. Анкара активно лоббирует идею строительства Южного газового коридора — газопровода из Каспийского моря в Европу в обход России. К проектам коридора относятся газопровод Nabucco, Трансадриатический трубопровод (TAP), ITGI (газопровод Турция-Греция-Италия) и “Белый поток” (возможный украинский газопровод — в обход России из Грузии в Европу). “Турция для Европы станет нашей Украиной. Европа получит колоссальную головную боль, потому что Турция неизбежно будет использовать статус транзитера для политического давления”, — предупреждает Симонов.

Впрочем, главное усиление роли Турции будет заключаться не в том, что она станет энергетическим хабом, а в том, что она сейчас де-факто пересмотрела свой проект вступления в Евросоюз, полагает председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль. “Цель Турции — превращение в лидера Большого Ближнего Востока. Ее усиление грозит тем, что это приведет к ограничению возможности вести ту или иную политику в ряде регионов, в том числе, в Центральной Азии”, — заявил эксперт “Росбалту”.
По его мнению, не следует рассматривать Турцию под углом ее членства в НАТО и в близкой связи с США. “Сегодня Турция играет на понижение возможностей НАТО в принципе. Дело в том, что ближайшим партнером и союзником США и НАТО в регионе является Израиль, и Турция идет на обострение. Многие считают, что это игра, и закулисно они продолжают оставаться союзниками. Но в массе случаев виден действительно разрыв очень важных отношений, обязательств, конкретных форм взаимодействия. Турция ведет игру против Израиля, и она это делает вполне искренне”, — уверен Гейдар Джемаль.

Кроме того, Турция, с одной стороны, сближается с Тегераном, а с другой — столкнулись с Израилем в борьбе за газовый шельф вокруг Кипра. “Турки очень неоднозначно относятся к американской деятельности в Ираке. Для них важнейшим вопросом является судьба иракского Курдистана. Там есть целый ряд моментов, где турки выказывают очень высокий уровень строптивости, противостояния, блокируют целый ряд решений. Естественно, все это идет не линейным образом, а довольно извилисто”, — сообщил эксперт, добавив, что за последние 2 года возможности НАТО в регионе заметно сократились по сравнению с временами, когда Турция однозначно была в фарватере США и не рвала демонстративно с Израилем.Помимо этого, отметил Джемаль, благодаря своей связи с Кавказом и плотному взаимодействию с центрально-азиатскими республиками Турция становится игроком на внутриполитическом пространстве России — особенно если принять во внимание возможность создания американской базы около российского Ульяновска для вывода американских войск из Афганистана.

Источник: Владислав Кузьмичев Росбалт


Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!