Дефолт Греции как прецедент глобального управления

Дефолт Греции позволит создать первый прецедент контролируемого банкротства страны, который как дамоклов меч будет висеть над остальными странами Европейского союза. Этот метод позволит ЕС решить очень важный вопрос – вопрос политического единства ныне весьма раздробленного по своим политическим пристрастиям Союза.

Фискальный пакт – это только первый этап на пути к более глубокой реорганизации механизмов управления Европейским союзом. Как заявила в этой связи Ангела Меркель, впереди создание нового политического союза, который призван усилить экономическую координацию. Для его создания потребуется институциональная перестройка Европейского союза, что, в свою очередь, потребует изменения Лиссабонского договора, являющегося ныне европейской конституцией.

Германское видение институционального построения Евросоюза выглядит приблизительно так: Европейская комиссия становится настоящим правительством Европы со всеми функциями в области экономики и финансов, усиленный Европейский парламент образует нижнюю палату Европарламента, а Совет ЕС вместе с ним в качестве высшей палаты исполняет законодательную функцию. Председатель Еврокомиссии избирается на прямых выборах всеми гражданами ЕС. Такая структура приведет к росту роли Германии как самой населенной страны Европы, тем более что депутатов Европарламента также планируется избирать в зависимости от количества населения стран-членов ЕС.

В контексте столь масштабных планов переустройства механизма управления Евросоюза их инициаторам (и в первую очередь Германии как основному бенефициару) необходимо создать прецедент с целью оказания давления в будущем на строптивых членов Союза, к которым прежде всего относятся некоторые страны Восточной Европы. Дефолт Греции – которой, конечно же, помогут, но только потом, когда все рухнет, – позволит создать первый прецедент контролируемого банкротства страны, который как дамоклов меч будет висеть над остальными странами Европейского союза. Этот метод позволит ЕС решить очень важный вопрос – вопрос политического единства ныне весьма раздробленного по своим политическим пристрастиям союза. Те силы в Европе, которые ведут проект ЕС, на каком-то этапе осознали, что политические механизмы европейской интеграции в лице президента и главы МИД единой Европы нуждаются в очень жестких экономических механизмах поддержания. Этакие финансово-экономические “заградотряды”. Банкротство является наиболее подходящим способом обеспечения именно европейской, а не проамериканской политической лояльности членов Евросоюза.

И это весьма логичный вывод абсолютно в духе атлантического глобализма: сейчас Греция в большей или меньшей мере принадлежит грекам. И если даже в экономическом или финансовом блоке какая-то значительная часть принадлежит иностранным капиталам, то политическая власть в Греции до сих пор принадлежит грекам. Если же образуется единый военно-политический и финансово-экономический Евросоюз, то во всех провинциях новой “Священной Римской империи” власть должна принадлежать новому центру, и осуществлять ее на местах будет не местная элита самостоятельно, а наместники, которые будут подчиняться уже не греческим избирателям, а наднациональной правящей элите.

Есть и другой возможный аспект показательного удушения Греции. Европе в целом необходимо повышать свою конкурентоспособность. Главный конкурент в этом вопросе – Китай. Основными конкурентными преимуществами Китая являются дешевая рабочая сила и низкий уровень жизни. В этой связи, как ни странно, для Европы едва ли не единственный способ повысить конкурентоспособность своей экономики – это снизить уровень зарплат и уровень жизни. Германия уже начала двигаться в этом направлении. Остальные пока сопротивляются, как греки. Надо полагать, сопротивление продлится не долго.

По материалам rusrand.ru

Метки: , ,

Оставьте свой отзыв!