«Деловая неделя»: Энергетическая ставка Вашингтона

Соединенные Штаты в ближайший год будут ускоренными темпами развивать свое сотрудничество с Туркменистаном

Хотя Центральная Азия и не относится к особым приоритетам американской внешней политики на данном этапе, тем не менее этому региону и госдепартамент, и Пентагон, и министерство энергетики США уделяют повышенное внимание наряду со многими другими регионами. Да, избирательная кампания Барака Обамы и Джона Маккейна действительно захватила нынче всю страну, и все ждут - не дождутся, чем же эта борьба в ноябре закончится, однако никаких «дипломатических перерывов» власти Соединенных Штатов делать не планируют.

А посему еще до конца нынешнего президентского цикла Джорджа Буша американская дипломатия будет самым усиленным образом расширять свое присутствие в Центральной Азии и зоне Каспийского моря, причем основные направления этой центральноазиатской политики Америки будут постепенно смещаться в чисто энергетический и военный сектора и меньше зависеть от каких-то высоких глобальных материй.

Политики без энергетики не бывает. И наоборот

Наряду с большим интересом к Казахстану, который Соединенные Штаты проявляют с самого распада Советского Союза, Вашингтон очень заинтересован в возможном разнообразном сотрудничестве с Туркменистаном. Стремление к тому, чтобы привлечь на свою сторону Ашхабад и нынешнее туркменское руководство, со стороны США имеет под собой весьма конкретную подоплеку.

Если Казахстан, несмотря на все усилия американской дипломатии, пока ни на шаг не отказался от России и сотрудничества с ней, то Туркменистан с самого начала пытался занять некую нейтральную позицию по ключевым международным вопросам, не вступал в военно-политические блоки стран СНГ, и как бы негласно предлагал всем желающим укреплять с ним отношения.
При этом, правда, бывшее туркменское руководство не очень жаловало не только Россию, но и Америку, а президент страны Сапармурад Ниязов довольно ревностно относился к попыткам Соединенных Штатов оказывать на него давление и расширять с ним разностороннее сотрудничество. Ему все время почему-то казалось, что США непременно постараются дестабилизировать обстановку в Туркменистане и каким-то образом создать угрозу его власти.

Сейчас же ситуация если и поменялась, то ненамного и больше символически, чем по существу. В плане политического сотрудничества нынешний президент республики Бердымухаммедов проводит более сбалансированную и многостороннюю по направленности линию, ориентированную на налаживание связей со всеми ключевыми игроками в Центральной Азии, в том числе - и Соединенными Штатами. Видя такое стремление, и американцы стали гораздо больше внимания уделять Туркменистану, предлагая ему различные варианты помощи и технического сотрудничества.

Более того - для Соединенных Штатов Туркменистан является на сегодня важным стратегическим звеном в двух ключевых сферах - военной и энергетической, поскольку Ашхабад не входит в ОДКБ, не участвует в ШОС (то есть двух главных «антиамериканских» по своей направленности структур в азиатской части постсоветского пространства) и не особо рвется навстречу России и ее интересам в этом регионе (правда, американцы пока не могут понять главного - президент Туркменистана ни с кем особо не намерен в дальнейшем «по-серьезному завязываться», и с Россией он так же, как и с США, стремится поддерживать равноудаленные отношения).

Хотя в нынешнем году Туркменистан уже посетил российский президент Дмитрий Медведев, а уж глава компании «Газпром» Алексей Миллер и подавно частый гость в Ашхабаде, Соединенные Штаты не особо по этому поводу тревожатся. Никаких конкретных шагов навстречу Москве Бердымухамедов не делает (может быть, только на данном этапе, но суть дела именно такова), а вот с американской стороной он стал заметно активнее общаться и контактировать.

Газовые реки вдоль Каспийских берегов

«Основной навар» от сотрудничества с Туркменистаном сегодня для любой страны - это прежде всего большие запасы природного газа в этой республике. Сколько газа есть там на самом деле, какие объемы его и куда пойдут, в пользу каких трубопроводов туркменские лидеры выскажутся - все это волнует США, Евросоюз, Китай, Турцию и многие другие страны ничуть не меньше, чем вопросы окончания войн в Ираке и Афганистане, а также важность приостановления ядерной программы Ирана.

Надо отметить, что по примеру Казахстана Туркменистан стремится по максимуму разнообразить свои трубопроводные маршруты по доставке газа на мировые рынки. Так, именно Туркменистан в 1997 году проложил первый в СНГ газопровод мимо российской территории (его протяженность всего 200 километров) в сторону Ирана, по которому поставлялось 8 млрд. кубометров газа.

Остается в силе и идея, которую еще высказывал бывший туркменский президент С. Ниязов по прокладке газопровода по направлению к Персидскому заливу через территорию Афганистана на Пакистан и Индию. Идея эта, правда, в ближайшие годы мало осуществима, потому как ситуация в Афганистане не только ни на йоту не становится стабильнее, а еще больше ухудшается.

Между тем Бердымухаммедов все же поддержал идею Прикаспийского газопровода, по которому будет подаваться в направлении российских трубопроводов по 10 млрд. кубометров природного газа из Казахстана и Туркменистана.

Помимо этого, 50 млрд. кубометров газа уже и так идут через Россию из Туркменистана. В прошлом году Ашхабад подписал соглашение о поставках в Китай 30 млрд. кубометров газа в год, для чего нужно будет проложить трубу протяженностью в 7 тысяч километров через территории Туркменистана, Узбекистана и Казахстана.

Интересен и опыт взаимодействия в газовой сфере между Ашхабадом и Пекином. К примеру, китайцы не только получили гарантии от Бердымухаммедова на поставки в КНР газа, но и разрешение вести геолого-разведочные работы по поиску новых газовых месторождений на территории республики.

Наконец, никто пока не хоронил окончательно идею проекта Nabucco, который лоббируют европейцы и Соединенные Штаты и который позволил бы Туркменистану, в случае его осуществления, продавать свой газ напрямую в Европу в обход российской территории.

Как видно из вышеперечисленных раскладов, во всех важнейших газовых проектах, осуществляемых в Центральной Азии и Прикаспии обязательно участвует Туркменистан. И не будем забывать еще о том, что на туркменский газ все время имеют виды республики СНГ, расположенные в европейской части бывшего СССР, - особенно Молдова и Украина.

С учетом того, что эти республики активно стремятся нынче в «большую Европу», они пытаются использовать в своем желании получить туркменский газ, минуя российскую территорию, разного рода альтернативные европейские проекты.

Опять-таки важно заметить, что Туркменистан устами своего президента никому в газовых аппетитах не отказывает, всех вроде бы ободряет и держит подчас гроссмейстерскую дипломатическую паузу, никому не давая никаких конкретных обещаний, и в то же время держа всех потенциальных газовых клиентов - и на Востоке, и на Западе - в подвешенном состоянии.

Дружить только с теми, кто за ценой не постоит

Как известно, Соединенным Штатам самим природный газ Туркменистана не нужен, но им хотелось, чтобы Ашхабад поставлял его исключительно «друзьям Америки» и не очень «прислонялся» к тем своим газовым клиентам, которые Америку, мягко говоря, недолюбливают (те же Иран, Россия и Китай). Туркменистан же напротив - старается расширять свое сотрудничество со всеми, кто за природный газ готов платить «справедливую цену».

Сейчас, когда мировые цены на энергоносители взлетели до небес, Туркменистан хотел бы по максимуму использовать свой газовый статус для того, чтобы диктовать своим соседям «правильные цены». Так, Ашхабад давно уже дал понять, что в поставках в Европу своего газа через российскую территорию он признает только европейские цены. И то, что раньше исчислялось суммой в 40 долларов за тысячу кубометров, теперь доходит до 200 долларов.

Примерно в том же ценовом диапазоне работает Туркменистан и с Киатем. Пекин покупает газ у Ашхабада по цене в 195 долларов за тысячу кубометров, но за это китайцы дополнительно имеют право вести бурильные изыскательские работы на предмет обнаружения новых газовых месторождений в республике.

Новые правила игры предлагает Туркменистан сейчас Ирану, России, Украине и другим своим клиентам. При этом Россия уже представила свое видение всей «газовой стратегии» Туркменистана - а именно скупить чуть ли не весь экспортируемый республикой газ «на корню» по стабильным европейским ценам (что будет при любом раскладе выше, чем для Китая, Ирана или, скажем, Турции).

В свою очередь Бердымухаммедов выслушал подобное весьма заманчивое предложение со стороны России, однако никакого ответа на него пока не дал, да и вряд ли будет с ответом особо торопиться. Ведь в энергетических комбинациях, которые сегодня складываются вокруг Туркменистана, гораздо больше высокой политики, нежели чисто прибыльной арифметики.
Напомню также, что к 2020 году Туркменистан должен будет прокачивать через Россию до 80 млрд. кубометров газа, 30 млрд. кубометров поставлять в Китай, 8 млрд. кубометров - в Иран, еще 30 млрд. кубометров потребует транскаспийский проект (если он все же будет осуществляться), а ведь еще есть идеи прокладки труб в направлении Афганистана, Индии и Пакистана.
Как все эти обязательства и планы будет осуществлять туркменское руководство - одному Аллаху известно. Желающих выстроилось сегодня в очередь за туркменским газом больше, чем достаточно, но продавец этого сырья пока, судя по всему, сам не очень представляет себе, как это все через 12-15 лет в реалиях будет выглядеть и кто на самом деле будет заправлять «газовым парадом» во всей Центральной Азии и районе Прикаспия.
Что также важно: Туркменистан вовсе не хочет ограничивать себя какими-то контактами с одним- двумя клиентами, а действует по всем направлениям. Принимаются здесь во внимание и денежные, и политические интересы. Понимая, что многое за прошедшие 15 лет было страной упущено, Бердымухамедов делает все возможное, чтобы завлечь прежде всего к себе в республику те страны, которые в состоянии помочь ему инвестициями и новыми добывающими технологиями.

Те же американцы и рады были бы активнее присутствовать в стране, но туркменское руководство не спешит никому особо давать карт-бланш на такую деятельность, а процесс перманентного выжидания постепенно начинает раздражать американские компании и их руководство.

И все же Соединенные Штаты именно в Туркменистане в самое ближайшее время будут искать свою «энергетическую синюю птицу», поскольку «страна эта постепенно открывается, и было бы грехом не воспользоваться таким прекрасным моментом, тем более, что нам там трудно было что-то делать все последние годы» - сказал один из высокопоставленных сотрудников госдепартамента США, который несколько лет проработал в Ашхабаде.

Ждите подписания новых энергетических контрактов

Но самое главное в этом стремлении американского бизнеса расширить свои дела в Туркменистане - это намерение подписать с руководством страны значительные по объемам контракты на добычу нефти и газа, по типу тех, что подписывались в свое время с соседним Казахстаном. Американские бизнесмены сейчас пытаются убедить туркменских представителей в том, что, кроме них, никто толком не сможет работать в этой республике.

«Знаете, в Туркменистане западному бизнесмену, если у него нормальная психика, абсолютно нечего делать. Только работа - а по вечерам смотреть телевизор по «тарелке». Зато есть шансы много там заработать, если туркменское руководство пересмотрит свое отношение к прибылям иностранного бизнеса» - сказал представитель американской компании Chevron, который уже пару раз побывал в Ашхабаде и собирается туда в новую поездку в сентябре.

Большое значение придают в Вашингтоне и радикальному пересмотру Конституции республики, которое происходит с прямого ведома президента Бердымухаммедова. Согласно новой Конституции Туркменистана, в сентябре планируется создание профессионального парламента, а это может в свою очередь продвинуть планы по подписанию контрактов с Туркменистаном крупными американскими энергетическими корпорациями.

При этом туркменская сторона не скрывает, что ей нужны американские инвестиции и технологии, а за это Ашхабад готов расширить сотрудничество с США в тех сферах, которые для них выгодны. Так, американские представители всерьез рассматривают расширение военного сотрудничества с Туркменистаном, особенно в рамках идеи «энергетической безопасности», а также содействия группировки сил коалиции НАТО, находящейся в Афганистане.

Не забывают в Соединенных Штатах и об Иране, территория которого более, чем доступна из Туркменистана. А если США удастся протолкнуть идею создания авиабазы на туркменской территории и центров по подготовке миротворцев стран НАТО, то статус Ашхабада в Вашингтоне и Брюсселе очень резко повысится.

Однако остается пока неясным, как на эти предложения и заигрывания прореагирует сам туркменский президент. По-прежнему, как это было при Ниязове, именно Бердымухамедов решает в стране все ключевые вопросы персонально, и то, какой будет политика Туркменистана в отношении США, зависит целиком и полностью от его воли и позиции.

Пока можно с уверенностью сказать, что «стопроцентно» проамериканским» нынешний президент Туркменистана вряд ли будет. Но если американцы и дальше будут продолжать политику расширения всесторонних связей с этой республикой, то вполне вероятно, что Ашхабад действительно сможет получить в Вашингтоне статус «стратегического партнера» в регионе, а самого Бердымухаммедова вполне могут позвать на президентское рандеву в Белый дом.

Об этом пишет «Деловая неделя».
http://www.oilru.com/news/79994/

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!