Как выжить после сланцевой революции?

Кто владеет нефтью и газом, находится в исключительном геополитическом положении. Но только пока. Скоро конкуренция на рынке энергоресурсов станет обычным явлением, а казавшееся незыблемым положение импортеров пошатнется.

То, что мы наблюдаем в нефтегазовой сфере, примерно сопоставимо с тем, что сто лет назад происходило с каменным углем. Уголь был чемпионом, черным золотом, главной энергетической валютой мира. Но внезапно, с развитием транспортных средств, которые работали на продуктах переработки нефти, уголь потерял стратегическое значение. И хотя он до сих пор играет серьезную роль в энергетическом балансе, он стал «просто углем».

Угольный рынок стал намного более конкурентным, чем нефтегазовый. Не было таких глобальных всплесков цен, связанных с ожиданием дефицита и т.д. Получилась более сбалансированная картинка. Россия в результате угольных реформ стала экспортером угля, но сверхприбылей никто из этого не извлекает. Подобная ситуация в перспективе, скорее всего, нас ожидает и на рынке нефти и газа. Углеводороды по-прежнему будут производиться, потребляться и экспортироваться. Но фактора сверхприбыли и геополитической значимости, вокруг которого мы привыкли надувать щеки, уже в ближайшее время не будет. Подробнее Владимир Милов, генеральный директор ООО «Институт энергетической политики» здесь

Метки: ,

Комментарии закрыты