Анкара разрывается между США и Россией

Тлеющий кризис, спровоцированный недавним вторжением России на территорию Грузии, поставил Турцию перед затруднительным и нежелательным выбором между поддержкой своих давних запанных союзников и сохранением активно развивающихся торговых связей с Россией.
«В результате последних событий Турция разрывается на части не только между Россией и Грузией, но главным образом между Россией и Соединенными Штатами с НАТО. Даже если мы и не вернемся к временам холодной войны, на сегодняшний день мы подошли к той стадии, на которой Турция не может справиться с создавшейся ситуацией при помощи лишь «теоретических шагов»«, – говорилось в статье, опубликованной недавно в англоязычной газете «Turkish Daily News».
Во времена холодной войны Турция как член НАТО и давний союзник Вашингтона оказалась по другую сторону окопов с Советским Союзом. Еще в период Оттоманской империи Россия, вторгшаяся в начале Первой мировой войны на территорию Восточной Анатолии, считалась в Турции опасным соперником в регионе.
В последние же годы турецко-российские отношения радикально изменились. Сегодня Россия является крупнейшим торговым партнером Турции. Ожидается, что в этом году торговый оборот между двумя странами вырастет с прошлогодних 27 млрд. долларов до 38 млрд. долларов. Россия также поставляет Турции почти половину экспортируемой страной нефти и 65 процентов природного газа, используемого как для отопления домов, так и для эксплуатации многих турецких электростанций. [Для получения дополнительной информации см. архив рубрики «Взгляд на Евразию»].
Но после вторжения в Грузию Турция внезапно вновь оказалась перед перспективой присутствия России у своих границ. «Турция оказалась перед дилеммой, – говорит профессор международных отношений Ближневосточного технического университета Анкары Ихсан Даги. – Грузия является непреложной частью всей кавказской и центральноазиатской политики Турции и центральной составляющей ее претензий на роль энергетического коридора».
С другой стороны, «Россия важна и нужна для турецкой экономики. На карту поставлена экономическая стабильность Турции», – добавляет он.
Москва решительно напомнила туркам об этом факте, когда в августе ввела новые торговые ограничения на поступающие из Турции товары, задерживая турецкие грузовики на своей границе для длительных проверок. С точки зрения многих турецких обозревателей, новые ограничения были четким предупреждением Анкаре не принимать ошибочную сторону в грузинском конфликте. Представители торговых кругов Турции отмечают, что в краткосрочной перспективе по причине новых российских ограничений они могут потерять порядка 3 млрд. долларов.
Между тем турецкое руководство заняло осторожную позицию по грузинскому вопросу. Хотя публично Турция и призывает к соблюдению территориальной целостности Грузии, она воздерживается присоединяться к более жесткой риторике, которая звучит из Вашингтона и Брюсселя. «Мы ни за что бы не хотели этого [начала новой холодной войны»], – подчеркнул недавно премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган. – Америка наш союзник, а Российская Федерация – важный сосед. Россия наш торговый партнер номер один. Две трети энергоресурсов мы получаем из России…Мы останемся в полной темноте».
В стремлении разрядить кризис Анкара выступила с предложением создать «платформу для безопасности и сотрудничества в Закавказье» с целью формирования основ региональной безопасности с участием Турции, России, Грузии. Армении и Азербайджана. Однако ни Вашингтон, ни Москва, похоже, не слишком заинтересовались этой инициативой.
«Идея звучит неплохо, но она ничего не даст. Такие соглашения могут работать, только когда все их участники готовы поставить стабильность и добрые отношения превыше других своих интересов. Но мы знаем одно – консенсуса по вопросу стабильности на Кавказе сейчас нет», – писал недавно эксперт по истории Кавказа Принстонского университета  Майкл Рейнольдс  в блоге гарвардского Центра международной политики Уэзерхед.
Учитывая перспективы сохранения длительной неопределенности на Кавказе, Анкара изучает возможности диверсификации своего газового импорта на случай, если какие-либо трения с Россией приведут к прекращению энергопоставок. А когда недавно США запросили у Турции разрешения на проход своих кораблей через контролируемые Турцией проливы Дарданеллы и Босфор для доставки помощи в Грузию, раздираемая противоречиями Анкара ответила «да» не без колебаний.
Эти противоречия могут в итоге повлиять на планы Запада в отношении дальнейших событий в Грузии, предостерегает эксперт. «На фоне разноречивой реакции Европы на поведение России двойственное отношение Турции может быть предвестником грядущих споров в трансатлантическом сообществе, – отмечал в недавнем докладе эксперт по Турции американского Фонда Германа Маршала Ян Лессер. – Теоретически, близость Турции к району кризиса и стремление играть серьезную дипломатическую роль на Черном море может сделать страну стержнем натовской стратегии в Грузии, особенно если частью уравнения будет сближение с Арменией. Но готовность Турции предоставить свою территорию для нужд западной политики в Грузии представляется крайне неопределенной».
«Реализация широкомасштабных программ экономической и гуманитарной помощи Грузии практически неизбежна, и в этой работе Европы и США Турция станет для них естественным партнером. Соединенные Штаты и как минимум некоторые их союзники по НАТО могут пойти еще дальше и избрать путь оказания серьезной военной помощи для укрепления остатков грузинской независимости, наращивания обороноспособности страны и увеличения издержек новой военной операции со стороны России», – добавляет Лессер.
«Все это будет намного сложнее сделать без политической и материально-технической поддержки со стороны Турции».
В конечном итоге, по мнению аналитиков, грузинский кризис может вынудить Турцию пересмотреть элементы своей внешней политики, опирающейся на свое оттоманское прошлое как силы на Ближнем Востоке, Балканах и Кавказе, способное помочь ей укрепить хорошие отношения с сопредельными странами и выступить в роли посредника в регионе.
«Грузинский кризис поставил турецкую внешнюю политику перед сложным вопросом, как в одно и то же время примирить грузин, русских, осетин, абхазов, армян и азербайджанцев, – отмечает профессор Ихсан Даги. – Быть страной, имеющей хорошие отношения со всеми, во времена конфликта невозможно. Приходится чем-то жертвовать».
«Спокойный и гибкий подход в регионе – это прекрасно, но когда разгорается кризис, приходит время делать трудный выбор», – добавляет он.

Игаль Шлейфер, независимый журналист из Стамбула    Eurasianet

Метки: , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!