Хватит ли у Европы денег на Nabucco?

«Деловая неделя»:  По причине глобального финансового кризиса прокладка транскаспийского газопровода может быть отложена до наступления лучших времен
«Новая администрация Соединенных Штатов будет оставаться приверженной курсу на укрепление энергетической безопасности и разнообразия маршрутов доставки энергоресурсов в районе Каспийского моря». С таким подтверждением позиции руководства США выступил представитель министерства энергетики этой страны, подчеркнув, что никаких изменений относительно политики в зоне Каспийского бассейна и прокладки там новых нефте- и газопроводов после прихода в Белый дом команды Барака Обамы не планируется.
Также сохранили свою позицию относительно сооружения новых трубопроводов под дном Каспия и в единой Европе. Именно поэтому в Брюсселе была распространена информация о том, что ни о каких «промежуточных выжиданиях» относительно проекта Nabucco, который уже обсуждается несколько лет, не будет, а все европейские страны поддерживают идею как можно быстрее начать осуществление этого проекта с тем, чтобы снизить свою энергетическую зависимость от России.
Подобное поведение европейцев стало еще более символичным после того, как Россия дала понять, что тем странам, которые в Европе будут «слишком уж стараться на антироссийском поприще», газовый поток могут вообще не предоставить. А с учетом того, что сегодня вопросы именно энергетической безопасности являются чуть ли не ключевыми для ЕС, его руководство всячески стремится подтолкнуть проект Nabucco к осуществлению, а странам Центральной Азии и Азербайджану в этом направлении отводится ведущее место.
 
«Брюссельский жест» «Катарскому картелю»

Во многом подтолкнуло дипломатическое оживление в направлении осуществления проекта Nabucco желание России, Катара и Ирана создать некий регулирующий мировые цены на газ механизм, который не на шутку напугал своей таинственностью и непредсказуемостью и страны ЕС, и Соединенные Штаты.
Толком никто ни в Брюсселе, ни в Вашингтоне пока не может понять, в чем будет состоять такая координация между Москвой, Тегераном и Дохой, но поскольку в этом газовом триумвирате места ни американцам, ни европейцам не предусмотрено, они всячески пытаются подавать «непонятное формирование» то как «газовую ОПЕК», то как некую угрозу собственной энергетической безопасности.
Только что в Дохе прошло первое заседание «большой газовой тройки», на котором его участники лишь обменялись мнениями, каким образом им лучше в дальнейшем торговать газом, особенно с учетом того, что мировые цены на нефть продолжают падать, а вот цены на природный газ напротив - постепенно растут.
Европейцы в ответ на подобные «катарские посиделки» ответили по-своему, отправив своего «дежурного переговорщика», еврокомиссара по энергетическим вопросам А. Пиебалгса, в поездку по главным столицам стран-вероятных участников проекта Nabucco - в Анкару, Баку и Ашхабад. Задача ЕС в этой деятельности остается прежней: «пробить» поскорее начало работ по прокладке Nabucco с тем, чтобы газ из Центральной Азии как можно быстрее пошел в Европу в обход российской территории.
Не нравится европейцам и то, что Иран, Россия и Катар вместе контролируют более 60% всего природного газа в мире, и, в принципе, могут элементарно сделать так (особенно если к этому уж очень хорошо «приложит руку» Россия), что сама идея проекта Nabucco будет похоронена как нерентабельная.
Правда, говорить о том, что три газовые державы легко найдут общий язык, пока не приходится. Так, Иран настаивает, чтобы «тройка» работала на международных рынках в форме газового картеля, а штаб-квартира такой организации (с возможным включением в дальнейшем в нее и других газоэкспортирующих государств) располагалась в Тегеране. Помимо этого, иранцы очень хотят, чтобы Иран мог в случае необходимости работать не только через Персидский залив, но и через Каспий, а соответственно - и принять участие в проекте Nabucco, если иранская сторона посчитает это выгодным с коммерческой точки зрения.
Со своей стороны Катар предлагал разместить штаб-квартиру возможного будущего газового картеля у себя в Дохе, поскольку тем самым структура эта будет более деполитизирована. А соответственно - и более доступная для сотрудничества многих потенциальных клиентов-покупателей природного газа (в том числе - Соединенных Штатов и европейских стран).
Москва же предлагает разместить «газовый штаб» в Швейцарии или Австрии, то есть на нейтральной территории, а пока не торопиться с какими-то судьбоносными решениями и лишь «давить» политически на мировой энергетический рынок самим фактом существования некоего соглашения между тремя ведущими газоэкспортирующими государствами.
Европу же все эти «газовые игры» в Дохе очень беспокоят, и поэтому в документе, представленном Еврокомиссии, в котором оцениваются перспективы энергетической ситуации в мире, упор делается на приоритетное давление на страны Центральной Азии и Азербайджан для того, чтобы поскорее оживить работы по Nabucco, а также дать понять «газовой тройке», что ее планы диктовать мировому рынку цены и условия газовых поставок встретят со стороны ЕС решительный отпор.
Помимо этого, Брюссель крайне недоволен тем, что Россия практически держит «на газовом поводке» ряд стран ЕС, включая Прибалтику, Польшу, Финляндию, Венгрию и Чехию, и в любой момент в случае «неправильной политики» этих стран в отношении Москвы российские власти просто перекроют газовый вентиль и быстро сделают своих соседей «политически-послушными».
 
Давить будут на Баку и Ашхабад, но без денег это не страшно

Понятно, что, не имея реальных рычагов и средств повлиять на политику Ирана (а также учитывая сохраняющиеся враждебные отношения между Вашингтоном и Тегераном), европейские чиновники сейчас делают ставку на Азербайджан и Туркменистан с тем, чтобы как можно быстрее привлечь этих двух поставщиков газа к «большой европейской трубе».
Именно для этого на Каспий отправили в очередной раз господина Пиебалгса, и именно ему поручено убедить Баку и Ашхабад, что будущее этих стран, в том числе и в плане финансового и экономического сотрудничества, лежит в европейском, а не российском направлении. ЕС всячески стремится делать упор на те возможности, которые откроются у Центральной Азии и Азербайджана в сотрудничестве с Европой, подчеркивая именно политический аспект и проекта Nabucco, и всех тех договоренностей, которые будут его сопровождать.
Как известно, Россия предложила в этом году Азербайджану покупать весь азербайджанский газ по фиксированной европейской цене и тем самым, с одной стороны, гарантировать Баку высокую продажную стоимость газа, а с другой - полностью снять вопрос о целесообразности прокладки трубы Nabucco из Азербайджана в Европу, потому как заполнять ее будет просто нечем.
Азербайджан, несмотря на всю внешнюю привлекательность российского предложения, с ответом пока не спешит и старается чисто «по-восточному» выторговать у Европы как можно более весомые «коврижки», за которые есть шанс и в «Nabucco поиграть», и с Россией попытаться сохранить дружественные отношения.
Будет Баку с ответом ЕС ждать еще года два-три, пока не станет ясно, какую цену за газ может предложить Европа для месторождения Шах-Дениз на Каспии. Если европейские условия будут выгоднее российских, то Баку вполне может и пойти навстречу ЕС по проекту Nabucco. Только вот в Брюсселе не станут ждать несколько лет и постараются все-таки выбить из Азербайджана конкретные обязательства в отношении газового потока под дном Каспия.
К тому же любое участие Азербайджана (даже самое активное) в проекте Nabucco не имеет реального коммерческого смысла, если к проекту не присоединятся Туркменистан, а в перспективе - и Казахстан. Трубу одним азербайджанским газом для Европы наполнить будет невозможно, и, прекрасно понимая это, власти Туркменистана уже дали гарантии ЕС поставлять до 10 млрд. кубометров газа в год на европейские рынки.
Только вот обязательства Ашхабада пока больше играют роль некоего «подбадривающего снадобья», потому как президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов много чего и кому в последнее время обещал, но это вовсе не означает каких-то стопроцентных гарантий. Он неплохо осведомлен о том, что внутри самих участников проекта Nabucco есть еще определенные разногласия, а сделав ставку на этот проект, Туркменистан неизбежно столкнется с крайне негативным отношением со стороны России.
А ведь практически весь экспортный газ из Туркменистана уходит на рынки именно по российским трубам, и ссориться на данном этапе Ашхабаду с Москвой абсолютно не с руки. Знают о «российском рычаге» для Туркменистана и в Европе, но все же надеются на независимую политику, которую туркменский лидер стремится проводить в международных делах, и его заинтересованности в европейских инвестициях в модернизацию экономики Туркменистана.
Но как раз с деньгами - и в том, что касается финансирования самого проекта Nabucco, и оказания технической и экономической помощи тому же Туркменистану может, мягко говоря, не сложиться. Ведь в условиях нынешнего финансового кризиса, с которым столкнулись и многие страны Евросоюза, осуществление долгосрочных и очень дорогих по стоимости проектов может оказаться под угрозой.
 
Деньги в Европе найдутся только тогда, когда там очень уж испугаются России

Сейчас ситуация вокруг проекта Nabucco находится под сильным влиянием сразу двух факторов. Один из них - чисто денежный, поскольку финансировать проект прокладки газопровода под Каспием будут вовсе не правительства европейских стран, а частные компании Турции, Болгарии, Румынии, Венгрии, Австрии и Германии. В большей части этих государств ситуация с банковским и финансовым секторами крайне далека от нормальной, а такие страны, как Болгария, Венгрия и Румыния, вообще находятся в полном «проектном безденежье».
В самом ЕС считают, что на данном этапе деньги надо тратить в первую очередь на помощь пострадавшим от кризиса государствам, а также мелким и средним банкам, которые и кредитуют большую часть развития малого и среднего бизнеса на континенте. Вытащить же из кармана многомиллиардные суммы для того, чтобы построить вдали от европейской территории весьма дорогой и до конца не проработанный газопровод, может в итоге закончиться большой политически мотивированной авантюрой.
Частные компании, которые намереваются финансировать проект Nabucco, также понимают, что выгоды от него пойдут в их карман еще очень даже нескоро, а многие важные задачи, которые перед ними стоят - в том числе и финансовые - они должны решать уже сейчас, не откладывая в долгий ящик. Поэтому-то может вполне так случиться, что мощнейший политический пресс, которым европейцы постараются «придавить» Туркменистан и Азербайджан, может оказаться элементарно без соответствующей денежной прокладки, и тогда о Nabucco можно будет забыть как минимум на пару-тройку лет.
Но есть у этой «газовой эпопеи» и чисто политический подтекст, который как раз таки вполне может и подтолкнуть Nabucco к осуществлению. Речь идет о маниакальной боязни Европы жесткой «газовой руки» России. Видя, что отношения между Россией и США продолжают ухудшаться, европейские представители страшатся «газового гнева Москвы», которая в ответ на размещение той же системы американской ПРО в Чехии и Польше может попросту «закрутить газовый вентиль» не только для этих стран, но и других антироссийски настроенных государств. И тем самым поставить под угрозу столь часто цитируемую энергетическую безопасность «старого континента», о которой столь пекутся в Брюсселе.
Откровенно напугало европейцев «адекватными газовыми мерами» и российское правительство, которое дало понять, что становиться молчаливым «энергопридатком» Европы Россия вовсе не планирует. А соответственно, Брюссель еще раз получил недвусмысленный сигнал о том, что или он будет вести себя «вменяемо» в отношениях с Москвой и не идти на поводу у Соединенных Штатов, либо ему надо серьезно думать о новых источниках своего энергообеспечения, а проект Nabucco как раз таким альтернативным российскому варианту маршрутом и является.
В этой ситуации Европа может вместе с Соединенными Штатами принять некое политико-финансовое решение, согласно которому для Nabucco найдутся необходимые средства, а Вашингтон вместе с Брюсселем обеспечат для проекта «политическое прикрытие». Для европейцев такой путь совмещения больших денег и большой политики в энергосфере - единственный «проходимый вариант», а поддержку ему могут оказать как нынешний президент США Дж. Буш, так и новый глава Белого дома Обама.
В любом случае в отношении будущего Nabucco очень скоро придется выбирать не только Азербайджану и Туркменистану, но и всем ключевым игрокам на Каспии. Ведь обеспечение «энергетической безопасности» для ЕС - дело приоритетное, а для этого в Брюсселе не пожалеют ни времени господина Пиебалгса, ни больших денег.

Юрий Сигов, Вашингтон

Метки: , , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!