Москва проглядела Тегеран. Иран только выиграл от противодействия России и США.

«Зеркало»: В последнее время все более актуализируется проблема так называемого «иранского присутствия» на Южном Кавказе. Еще в октябре поступили сообщения, что официальный Тегеран готов вступить в переговорный процесс между Азербайджаном и Арменией в качестве посредника по мирному урегулированию карабахского конфликта.
Хотя официальных ответов из Баку и Еревана тогда не последовало, однако, по мнению экспертов, Армения не будет против этого, поскольку считает, что Турция, уже вступившая в переговорный процесс между Азербайджаном и Арменией с согласия США и России, отстаивает проазербайджанскую позицию.
Тегеран же, известный проармянскими взглядами, по мнению армянских аналитиков, может стать своеобразным противовесом данного положения сторон.
Иран также объявил о готовности проявить инициативу и по более широкому кругу вопросов, касающихся острых проблем Кавказа. Вроде бы Тегеран должен был выступить с инициативой по урегулированию конфликтов на Кавказе и у него был подготовленный план, но до сих пор данный документ пока не обнародован.
Между тем, спикер парламента Ирана Али Лариджани во время встречи с секретарем Совета национальной безопасности Армении Артуром Багдасаряном, находящемся с визитом в Тегеране, выразил удовлетворение нынешним состоянием армяно-иранских отношений, подчеркнув, что они имеют давние корни. «Ирано-армянские отношения уходят корнями в далекую историю, имеют много общего и основываются на крепких отношениях между двумя нациями»,- сказал Лариджани, добавив, что добрососедские отношения служат главным фактором для регионального мира и стабильности.
В свою очередь секретарь Совбеза РА Артур Багдасарян отметил, что отношения между Арменией и Ираном являются стратегическими. «Расширение наших связей в политике, экономике, бизнесе и коммуникациях является приоритетом внешней доктрины Армении», - сказал Багдасарян, отметив также положительную динамику в развитии отношений в области железнодорожного транспорта, энергетики и реконструкции дорог.
Секретарь Совбеза РА также согласился с Лариджани, что парламенты двух стран играют важную роль в повышении уровня сотрудничества в рамках различных комиссий и парламентских групп дружбы. Артур Багдасарян особо отметил важную и незаменимую роль Ирана в решении региональных проблем.
Кстати, Армения и Иран подписали десять соглашений в сфере оборонного, политического и экономического сотрудничества. Об этом в Тегеране журналистам заявил А.Багдасарян. Он охарактеризовал переговоры с официальными лицами Ирана как «эффективные». В ходе встречи со своим иранским коллегой Саедом Джалили, глава Совбеза РА заявил, что Армения поддерживает «гражданскую атомную программу» Ирана.
Говоря о позиции Тегерана по региональным проблемам, Артур Багдасарян вновь призвал Иран к активному сотрудничеству в вопросах безопасности Кавказа.
В свою очередь Саед Джалили заявил, что основная политика Ирана направлена на практическое содействие установлению мира в регионе и предотвращению кризисов. При этом он добавил, что вмешательство иных сил только усугубит кризис, а региональные проблемы должны решать сами страны региона. По его словам, Тегеран и Ереван связывают исторические и дружеские отношения, которые могут быть развиты и углублены, сообщает иранское агентство IRNA.
Как бы то ни было, Иран является важным игроком на Южном Кавказе: с ним приходится считаться и в любом случае игнорировать мнение такого соседа вряд ли кому-то удастся.
Что касается Азербайджана, то официальный Баку вынужден маневрировать между двумя геополитическими блоками, соперничающими за влияние на Южном Кавказе.
С одной стороны, Азербайджан зажат с юга и севера крупными региональными державами - Ираном и Россией. Оба соседа имеют массу возможностей дестабилизировать ситуацию в республике.
С другой стороны, Азербайджан тесно завязан на западные, в частности американские нефтяные компании, что в свою очередь обеспечивает США влияние в регионе.
Армения, в свою очередь, считается единственным стратегическим партнером Ирана на Южном Кавказе. Ирано-армянское партнерство обусловлено конфронтацией Еревана с Баку и Анкарой, а также перманентной напряженностью между Тегераном и Баку. Значение связей с Ираном продиктовано для Армении, в первую очередь, перспективой покончить с зависимостью от энергоснабжения из России через грузинскую территорию. Сейчас эта задача является одной из самых приоритетных с точки зрения Еревана.
Кроме того, стратегическое партнерство с Ираном ощутимо укрепляет позиции Армении в карабахском конфликте.
В региональной стратегии Тегерана, по мнению аналитиков, важность связей с Ереваном обусловлена взаимодействием в области безопасности. Особенно это касается усилий Ирана предотвратить распространение американского военно-политического влияния на Южном Кавказе. В данном контексте главной опорой Ирана в регионе является Армения. Она, в свою очередь, видит в Иране ценного союзника на случай возобновления военных действий с Азербайджаном, если переговорный процесс окончательно потерпит фиаско. Однако политическое руководство Армении до сих пор предпочитало ограничивать свои отношения с Ираном вопросами энергетического и торгового сотрудничества. Официальный Ереван вовсе не желал выглядеть союзником Тегерана на фоне растущей критики в адрес иранской ядерной программы со стороны США и Евросоюза. После того как в Тегеране были подписаны десять соглашений, в том числе и в сфере оборонного сотрудничества, видимо, Армения уже не считает важным дистанцироваться от чрезмерно тесного партнерства с ИРИ.
Безусловно, после августовских событий в Грузии Армения вынуждена была искать для себя новых внешнеполитических партнеров. И вполне естественно, что выбором в такой ситуации должно было стать еще большее укрепление партнерских отношений с Ираном. Но возникает вполне правомерный вопрос: как поведет себя Армения, если военный конфликт между США и Исламской Республикой все-таки произойдет? Между прочим, Верховный религиозный лидер Ирана призвал командиров воинских частей к боевой готовности. Аятолла Хаменеи дал командирам приказ быть готовыми к внезапной военной интервенции. Командующий вооруженными силами Ирана генерал-лейтенант Гасан Фирузабади во вторник на встрече с сотрудниками Корпуса защитников исламской революции и командирами бесиджов (добровольцев) сказал, что духовный лидер ИРИ пожелал, чтобы все вооруженные силы были приведены в боевую готовность.
Генерал Гуламали Рашид в понедельник сказал, что Ирану грозит война. По словам Фирузабади, военные учения в стране проводятся с целью предупредить американцев и показать силу Ирана. Иранские офицеры предупредили, что в случае начала войны Ормузский пролив будет закрыт. В течение последних десяти дней в Иране прошли два крупных военных учения («Тренд»).
Если все же война начнется, а Армения не отвернется от своего южного соседа, с которым она заключила соглашение в сфере оборонного сотрудничества, то в результате она пострадает вдвойне. С одной стороны, ухудшатся ее отношения с Западом, а с другой - настанет конец всем совместным армяно-иранским проектам.
Разумеется, Тегеран позитивно воспринимает региональное соперничество между Вашингтоном и Москвой, пытаясь использовать их противоречия и таким образом вытеснить их из региона. Поэтому в региональной политике Ирана явно проявляются новые оттенки, направленные на то, чтобы занять доминирующее место на Южном Кавказе. То есть Иран, исходя из выгодного для себя развития ситуации на Южном Кавказе, постепенно проникается чувством региональной сверхдержавы, что не может противоречить не только интересам США, но и России.
Дело в том, что до сих пор Россию полностью устраивало противостояние между Ираном и США. Из-за этого противостояния огромные запасы природного газа в Иране практически недоступны для европейцев, что углубляет зависимость континента от Москвы.
Однако после российско-грузинского конфликта ситуация в этом вопросе в корне изменилась. Для диверсификации источников энергопоставок в обход России у Евросоюза есть надежда на Иран. Он же в свою очередь стремится выжать максимум выгоды от новой расстановки сил в регионе.
В этой связи интерес для ЕС представляет проект строительства трубопровода «Парс».
По этой магистрали планируется поставлять иранский природный газ транзитом через Турцию в страны ЕС, включая Грецию, Италию и Германию. Иранцы уже начали переговоры с одной европейской компанией о создании трубопроводного консорциума. Мощность предлагаемого маршрута составляет 37 млрд. кубометров в год. Стоимость строительства - четыре млрд. долларов.
Безусловно, трубопровод «Парс» - самый опасный конкурент России в обеспечении Европы газом. Напомним, сегодня страны Европы около двух третей природного газа получают из России. И осуществление проекта «Парс» ударит не только по экономическим, но и политическим интересам Москвы, которая долгие годы поддерживает Тегеран и уберегает его от более жестких санкций.
Выходит так, что Иран только выиграл от противодействия России и США. То есть Россия вроде бы как проглядела у себя под боком, как шаг за шагом вызревает региональная держава с непомерными амбициями.

Э.Велиев

Метки: , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!