Россия хочет калым от ОПЕК. Вступление в ОПЕК было бы вполне логичным продолжением внешней политики России, однако Москва пока говорит лишь об «информационном партнерстве» с картелем.

ОПЕК Фото: ОПЕК

РОСБАЛТ: Визит президента Дмитрия Медведева в Венесуэлу в очередной раз показал, что Россия ведет себя с Организацией стран — экспортеров нефти (ОПЕК), как богатая и капризная невеста, понимающая, что замужества не избежать, но стремящаяся получить от будущего супруга как можно больше. Вступление в ОПЕК было бы вполне логичным продолжением внешней политики России, однако Москва пока говорит лишь об «информационном партнерстве» с картелем.

Падение стоимости барреля нефти на $100 за несколько месяцев (то есть почти на две трети) вызывает серьезное беспокойство ОПЕК. Картель хотел бы заполучить Москву в союзники, чтобы вместе управлять ценами на «черное золото» путем манипуляций с объемами добычи – ведь на Россию приходится значительная доля мирового производства сырья.

Но все чиновники и представители российской нефтяной индустрии в один голос отказываются от полного альянса, предлагая ОПЕК лишь координацию. Москва не хочет попасть в зависимость от политики картеля, в который входят не самые предсказуемые и демократические режимы.

Представители российской добывающей индустрии относятся к перспективе присоединения к ОПЕК по-разному. Месяц назад вице-президент ЛУКОЙЛа Леонид Федун заявил, что «будущее отрасли и будущая стабильность нефтяных цен зависят от более тесного сотрудничества с ОПЕК», и назвал присоединение к картелю вполне возможным. Однако позже его шеф Вагит Алекперов заявил, что вступать в ОПЕК России вовсе не обязательно — нужно лишь «координировать действия и сотрудничать с ОПЕК».

Однако схемы сотрудничества пока не очень понятны. Для сокращения добычи у России, прежде всего, нет технических возможностей: консервация скважин обойдется непомерно дорого из-за климатических условий, мощностей для хранения огромных запасов нефти нет. На встрече с президентом входящей в картель Венесуэлы Уго Чавесом глава российского государства Дмитрий Медведев четко дал понять, что Россия готова к диалогу и сотрудничеству, но не намерена становиться участником картеля.

По словам Медведева, Москва не против координации действий с членами ОПЕК на углеводородном рынке, однако это не означает того, что российские компании будут синхронизировать добычу с зарубежными коллегами. «Россия заинтересована в справедливых ценах на нефть, которые не должны быть ни слишком низкими, ни спекулятивными», — сказал Медведев. И добавил, что «правильные» цены – это примерно $80-100 за баррель. При этом президент ни словом не обмолвился о том, будут ли российские нефтяники сокращать производство.

Лидеры стран Европы и США, покупающие сырье у ОПЕК и России, опасаются, что поставщики объединят усилия и будут проводить согласованную ценовую политику, оказывая давление на крупнейших потребителей. Именно поэтому Брюссель и Вашингтон категорически против вступления России в картель. Но Медведев в очередной раз развеял такие опасения. По его словам, Россия и ОПЕК не собираются «организовать закрытый клуб». «Мы говорим об ответственных действиях ключевых игроков энергетического рынка», — подчеркнул российский президент. Что это будут за действия, видимо, станет ясно в декабре на сессии ОПЕК, на которой будут обсуждаться российские предложения (содержание которых пока неизвестно).

У России есть и еще один повод избегать излишне тесных отношений с ОПЕК — многие эксперты полагают, что резкие колебания цены и полная непредсказуемость рынка способны разрушить единство членов международного нефтяного клуба. Богатые участники картеля могут себе позволить сильное снижение добычи (например, Саудовская Аравия, которая не зависит особо от текущих доходов). Менее обеспеченные страны, вроде Ирана и той же Венесуэлы, выступают категорически против сокращения производства. К тому же не все члены картеля безукоризненно выполняют общие решения, поэтому для России нет резона входить в организацию, неспособную достичь консенсуса.

Впрочем, некоторые эксперты полагают, что России все же следует вступить в картель, чтобы лоббировать там свою политику. Цена нефти на уровне $46 грозит Российской Федерации бюджетным кризисом — тем более, что нефтяные фонды уже частично распечатаны. Поэтому торг между Москвой и ОПЕК – это только разговор о том, «кто в семье главный». Россия может вступить в картель лишь на «эксклюзивных условиях» — с признанием ее особого статуса и решающего голоса.

Пока же, убеждены аналитики, меморандум о сотрудничестве России и ОПЕК вряд ли существенно повлияет на расстановку сил на нефтяном рынке. «Определяющего влияния на ценообразование обмен информацией между Россией и ОПЕК, скорее всего, играть не будет», — говорит директор департамент инвестиционного проектирования НКГ «2К Аудит — Деловые консультации» Светлана Савченко. Она отмечает, что единственным действенным рычагом ОПЕК на нефтяном рынке является квотирование, а Москва не намерена ограничивать добычу. Возможно, Россия согласится обмениваться с ОПЕК информацией по регионам поставок, и за счет полученных данных стороны попытаются снизить конкуренцию друг с другом.

Андрей Михайлов

Метки: , , , ,

Оставьте свой отзыв!