Сербы рискуют остаться без газа

Президент Сербии Борис Тадич в раздумье.

Фото: Президент Сербии Борис Тадич в раздумье 

РОСБАЛТ: Долгая, длиной более года, и порой драматичная история с выходом «Газпрома» на сербские просторы подходит к своему завершению. В ближайшие дни ожидается подписание договора о приобретении «Газпромом» контрольного пакета акций компании Naftna industrija Srbija («Нефтяная индустрия Сербии») и меморандума о взаимопонимании по вопросам хранения «голубого топлива» в рамках проекта «Банатский Двор». Кроме того, стороны утвердят основные условия базового соглашения о сотрудничестве по строительству трубопровода и транзиту природного газа через территорию Сербии по проекту «Южный поток». Все эти документы будут подписаны в рамках межправительственного соглашения о сотрудничестве в энергетическом секторе. Однако полной уверенности в том, что сделка опять не сорвется, пока нет.

Самые горячие дискуссии и споры в сербском обществе и политических кругах вызвала сделка по приобретению «Газпромом» компании Naftna industrija Srbija. Напомним ее детали: «дочка» газового монополиста — «Газпромнефть» — по условиям сделки приобретает 51% активов компании Naftna industrija Srbija (NIS), на долю которой приходится около 50% всех нефтераспределительных сетей Сербии, приблизительно за 400 млн евро. Эта компания (NIS) владеет двумя нефтеперерабатывающими заводами общей мощностью более 10 млн тонн «черного золота» в год, а также более чем 500 АЗС, контролируя не менее 70% розничного топливного рынка Сербии. В модернизацию сербских нефтеперерабатывающих предприятий и завершение строительства резервуаров природного газа российская компания обязалась вложить еще 500 млн евро.

Договор по приобретению «Газпромнефтью» компании NIS был согласован еще 26 января 2008 года в Москве в разгар президентских выборов в Сербии – накануне второго, решающего тура голосования, на фоне международного давления на Белград по поводу отделения Косова и твердой поддержки Москвой целостности Сербии. Тогда кандидату в президенты Борису Тадичу понадобились голоса электората, симпатизирующего неожиданно подавшему в отставку пророссийски настроенному премьер-министру Воиславу Коштунице, который не раз заявлял, что нефтегазовый договор с Россией — «одно из наиболее важных для Сербии соглашений», которое «гарантирует стабильность энергоснабжения страны в ближайшие десятилетия».

Но победа на президентских выборах лидера Демократической партии проевропейской ориентации Бориса Тадича, которая была одержана также и благодаря показательному сближению с Россией во время избирательной кампании, не способствовала дальнейшей  интенсификации переговорного процесса. Наоборот — сербская сторона как-то сразу  охладела к московским договоренностям. А в местных СМИ стало появляться все больше статей с критикой этого «промосковского энергетического договора». У противников ратификации документа было два аргумента в защиту своей позиции — «утрата экономической независимости Сербии» и недостаточно высокая цена, предложенная Россией за нее.

И до, и после выборов особо яростным противником этого договора выступал вице-премьер коалиционного правительства Младжан Динкич и группа его поддержки во властных верхах Сербии. Будучи еще министром экономики и регионального развития, Динкич настаивал, что предложенная цена за NIS «недостаточна», от Москвы следует требовать большей щедрости, потому что оговоренная в протоколе сумма «формировалась на базе оценок 2006 года», а потому должна быть пересмотрена.  В начале августа аудиторская и консалтинговая компания «Делойт и Туш» по инициативе Динкича получила заказ от правительства Сербии - определить рыночную стоимость компании NIS. Исходя из нее, сербы собирались добиваться от россиян пересмотра цены своих активов «не менее чем в два раза».

Однако, как следует из заявлений представителей «Газпрома», которые в начале декабря провели последний перед окончательным подписанием пакетного соглашения раунд, никаких перемен в цене на NIS не будет. Более того, по мнению руководителя «Газпромнефти» Александра Дюкова, стоимость 51% акций компании за последние полгода даже снизилась. «Газпромнефть», по словам ее руководства, провела собственный анализ ценовых факторов за последние полгода и пришла к выводу, что никаких причин «для увеличения стоимости с января 2008 г. не было».

В придачу к подписанным ранее протоколам о намерениях в начале декабря  «Газпром» и  правительство Сербии договорились также об увеличении  доли компании «Сербиягаз» в  российском «Югоросгазе» —  с 25% до 49%. Сейчас «Газпрому» в ней принадлежит 50%, «Сербиягазу» — 25% и некоей компании Central ME Energy & Gas AG — 25%. В портфеле работ «Югорогаза» — проектирование, строительство, эксплуатация газопроводов, продажа и транзит природного газа. Видимо, такая «рокировочка» газовых долей должна была продемонстрировать сербам, что «Газпром» готов проявлять гибкость и понимание  собственных интересов Сербии, и направлена не нейтрализацию недовольных большим соглашением с Россией в политических кругах Белграда.

Российская сделка с «Сербиягазом» имеет прямое отношение к одному из трех договоров, которые включены в энергетическое соглашение, —  о строительстве газопровода «Южный поток». Договор между «Газпромом» и «Сербиягазом» о сотрудничестве по реализации проекта строительства газопровода для транзита природного газа через территорию Сербии был подписан еще 25 февраля 2008 года.  Главным пунктом этого соглашения стало создание совместного предприятия для подготовки технико-экономического обоснования проекта, строительства и эксплуатации газопровода через территорию Сербии производительностью не менее 10 млрд кубических метров природного газа в год.

Таким образом, Белград присоединяется к международному проекту «Южный поток», согласно которому по дну Черного моря будут проложены газопроводные трубы длиной в 900 км. Как предполагается, в перспективе газ из турецких и болгарских портов станет доставляться в Западную Европу через территорию Сербии. Сначала проект «Южный поток» стоимостью 10 млрд евро планировалось завершить в 2013 году, но руководство «Газпрома» на днях заявило об увеличении этого срока на два года. Через  газопроводы «Южного потока» Западная Европа будет ежегодно получать 30 млрд кубометров российского газа.

Для Белграда выгоды от этого соглашения очевидны: при том что годовые потребности самой Сербии оцениваются на сегодняшний день в 3 млрд кубометров, это еще и сотни миллионов долларов в виде транзитных платежей. Таким образом, Сербия может решить свои энергопроблемы, превращаясь в одного из главных газовых транзитных игроков Европы.

Однако, несмотря на то что переговоры по параметрам большого энергетического соглашения между Россией и Сербией уже фактически завершены, все детали стороны практически согласовали, шероховатости — отполировали, вице-премьер Младжан Джинкич еще и сейчас, перед запланированным на конец года, то есть в ближайшие дни, его подписанием  выражает свое публичное с ним несогласие. По сообщению белградской проправительственной газеты «Политика», «заместитель председателя кабинета министров Сербии,  министр экономики и регионального развития Младжан Джинкич выразил сомнение, следует ли с русскими подписывать все три договора из энергетического соглашения. На  пресс-конференции в Крагуевце он сказал, что «в сложившейся ситуации  это для Сербии плохо, и было бы лучше, если бы NIS не продавали никому».

Если бы такое мнение высказывали после всех согласований договора журналисты или эксперты, в этом не было бы ничего удивительного. Но такие заявления второго человека в кабинете министров страны почти в канун подписания согласованных договоренностей не могут не вызывать вопросов. Это свидетельствует о том, что разногласия в коалиционной команде Тадича по отношению российско-сербского договора все еще не преодолены, несмотря на бодрые заявления сербской стороны о подписании энергетического соглашения до конца года.

В противовес заявлениям вице-премьера  Младжана Джинкича белградская «Политика» приводит слова министра иностранных дел Вука Еремича, который сказал, что ожидает завершения работы по энергетическому соглашению между Сербией и Россией  до конца года и оценивает его «самым значительным экономическим проектом Сербии за последних несколько лет». Он уверен в том, что «выполнение этого договора создаст стратегическую экономическую стабильность не только для Сербии,  но и для всего региона западных Балкан». Министр иностранных дел Сербии выразил  «уверенность,  что энергетическое соглашение до конца года будет завершено на самом высоком государственном уровне».

Такой плюрализм мнений в отношении российско-сербского энергетического соглашения в коалиционном правительстве Тадича почти накануне его подписания не может не вызывать беспокойства. Видимо, пока под соглашением не поставлены подписи официальных представителей России и Сербии, пить шампанское  Москве рано.

Алла Ярошинская

Метки: ,

Оставьте свой отзыв!