Новая перекройка Центральной Азии?

Фонд Нораванк: С.Арутюнян.

В течение последних нескольких недель в Центральной Азии произошли два примечательных события. Хотя на первый взгляд эти события не имеют существенного значения в плане энергетического расклада региона, однако рассмотрение обоих событий дает основание полагать, что мы, пожалуй, находимся в преддверии новых энергетических договоренностей. 
Шаг Узбекистана

12 ноября с.г. стало известно, что Узбекистан представил в секретариат «Евразийского экономического сообщества» (ЕвразЭС) заявление о выходе из организации. Хотя, согласно российским источникам, подобный шаг официального Ташкента никак не повлияет на российско-узбекские энергетические договоренности1, в действительности этот шаг Узбекистана означает, что: 
Решение имеет стратегический характер. Т.е., в Ташкенте поставлена задача внести изменения в свою внешнюю политику, а в случае с Узбекистаном и особенно в контексте отношений с Россией энергетическая составляющая является одной из приоритетных в узбекской внешней политике. Следовательно, не нужно исключать, что в ближайшее время мы услышим новости о российско-узбекском энергетическом сотрудничестве.
С другой стороны, если представленное соответствует действительности, то вряд ли новости ограничатся только этим. Выход Узбекистана из «Евразийского экономического сообщества» является показателем того, что в Ташкенте возьмутся за осуществление энергетических стратегий по другим (кроме российского) направлениям, если, конечно, нацеленные на это шаги уже не предприняты.
Наконец, с учетом геополитического положения Узбекистана и коммуникационной зависимости Туркменистана и Таджикистана от Ташкента следует предположить, что изменения во внешнеполитической позиции Узбекистана могут повлиять также на обе эти страны.

Общий вывод следующий: подобный резкий шаг Узбекистана – ключевой страны в Центральной Азии – может означать, что предполагаемые изменения будут носить региональный характер и не ограничатся только Ташкентом (как в период после Андижанских событий 2005г.). 
Туркменская заявка

14 октября с.г. британская компания «Gaffney, Cline & Associates Ltd.» опубликовала результаты проведенного ею аудита туркменских месторождений природного газа2. Согласно публикации, только запасы газового месторождения «Йолотан-Осман» были оценены от 5 до 17.5 трлн м3, а общие запасы природного газа Туркменистана – свыше 27.67 трлн м3. Если представленные этой британской компанией данные соответствуют действительности, то Туркменистан становится второй после России страной в мире по запасам природного газа.
 

Однако понятно, что вопрос не исчерпывается лишь изменением занимаемой Туркменистаном позиции. Подобный резкий рост4 запасов туркменского природного газа принесет с собой не только ощутимые сдвиги в энергетической картине региона, но и может привести к геополитическим последствиям. 

Не случайно, что только в октябре Ашгабад посетили премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган, координатор проекта «Nabucco», посол Австрии по особым вопросам Мария Рейх-Рохервиг, генеральный директор крупнейшей австрийской нефтегазовой компании «OMV» (пожалуй, ключевой компании по реализации проекта «Nabucco») Вольфганг Рутенсдорфер, спецпредставитель США по евразийским энергетическим вопросам Бойден Грей и координатор по евразийским энергетическим вопросам Госсекретариата США Стивен Манн, а также министры иностранных дел и нефти Ирана Манучер Моттаки и Голамхосейн Назари5. 

Хотя о новых энергетических договоренностях пока не известно, однако одно почти ясно: в международной практике аудит (особенно столь масштабный) газовых месторождений обычно предшествует заключению договоров. 

С политической точки зрения, решение Ашгабада опубликовать информацию такого порядка следует воспринимать как заявку на выступление с новой ролью на международном энергетическом рынке. Поскольку в таком случае приоритетным становится не только вопрос реальных запасов туркменского природного газа, но и представляемая цифра. В этом плане ситуация, похоже, близка к периоду, предшествовавшему нефтяному буму в Азербайджане. С другой стороны, обнародование таких объемов природного газа является также своеобразным «мессиджем» Москве о том, что Ашгабад имеет больше голубого топлива, чем обязан продавать «Газпрому». Т.е., для российской стороны не должно быть сюрпризом, если Туркменистан решит экспортировать свой природный газ на международный рынок, в том числе, по другим направлениям. 

Наконец, в том же контексте следует рассматривать факт принятия 26 сентября новой конституции в Туркменистане. Новый основной закон страны, упразднив созданный при Сапармураде Ниязове Народный совет, имеющий 2500 членов, стал показателем того, что президент Бердымухамедов чувствует себя достаточно уверенно6. 
О перспективе

Энергетическая политика начинает действовать только тогда, когда существуют пути транспортировки энергоносителей. В этом смысле, возможно, рано говорить об изменениях, предполагаемых в центрально-азиатском энергетическом поле, однако связанные с Узбекистаном и Туркменистаном события дают основания полагать, что новости, тем не менее, будут. О том, что они вряд ли коснутся китайского направления, свидетельствует то обстоятельство, что строительство нефтепровода и газопровода, связывающих Центральную Азию с Китаем, находится на завершающем этапе. Следовательно, единственным остается западное направление. Другой вопрос, какой путь, в конце концов, будет выбран – азербайджанский, иранский или оба вместе? 

________________________

1 Известно, что в настоящее время Узбекистан продает свой природный газ только России. В ходе нанесенного в начале сентября визита российского премьер-министра Владимира Путина в Ташкент была достигнута договоренность о строительстве нового газопровода, который увеличит ежегодный поток в Россию, включая узбекское голубое топливо, на 25-30 млрд м3. Известно также, что за выполнение своих обязательств перед европейскими потребителями «Газпрому» просто необходим природный газ из трех центрально-азиатских государств (Казахстана, Узбекистан, Туркменистана), в противном случае «Газпром» не сможет удовлетворить внутренний спрос и экспортировать в Европу необходимые объемы газа. 

2 Отметим, что, согласно опубликованной 28 марта 2008г. информации, туркменское правительство поручило британской компании «Gaffney, Cline & Associates Ltd.» провести первый независимый аудит месторождений природного газа страны для выяснения его реальных объемов. Подобного аудита не проводилось с тех пор, как Туркменистан стал независимым. 

3 Данные представлены на основе вышеупомянутой публикации компании «Gaffney, Cline & Associates Ltd.» и доклада «BP Statistical Review of World Energy, June 2008», подготовленного компанией «British Petroleum». 

4 Согласно докладу «BP Statistical Review of World Energy, June 2008», запасы природного газа Туркменистана составляют 2.67 трлн м3. 

5 К тому же ряду причисляются состоявшиеся 14 ноября с.г. в Берлине переговоры канцлера Германии Ангелы Меркель с президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым. 

6 Примечательно, что накануне принятия новой конституции (12-14 сентября) в северных окрестностях Ашгабада произошли столкновения между неизвестными боевиками и органами туркменской безопасности, в результате которых погибли 20 сотрудников безопасности.
 

Адрес публикации: http://www.imperiya.by/club3-4164.html

Метки: , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!