БЛИЖНЕВОСТОЧНАЯ ИГРА ТУРЦИИ. Дружба с Тегераном поможет Анкаре быстрее вступить в ЕС?

RPMonitor, Александр Собко: Недавно премьер-министр Турции выступил с резкой критикой действий Израиля в секторе Газа. Выступая на телеканале «Аль-Джазира», Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что израильское руководство несет «ответственность за бесчеловечное уничтожение населения сектора Газы», что приведет в результате к «самоликвидации еврейского государства».Согласитесь, выступление достаточно резкое для представителя государства, считающегося стратегическим партнером Израиля в области вооружений. Подобную позицию Турции объясняют желанием «подыграть» европейским лидерам (а Анкара, напомним, давно, хоть и безрезультатно, пытается попасть в Евросоюз), которые крайне недовольны новогодним «сюрпризом» Израиля. Как мы уже писали ранее, действия Израиля могут значительно затруднить создание Средиземноморского союза, да и вообще сводят на нет выстраиваемую Евросоюзом конфигурацию сил в регионе.

Кроме того, антиизраильские заявления Эрдогана определенным образом укрепляют позиции умеренно исламистской Партии справедливости и развития (ПСР) в многолетнем конфликте со сторонниками светского пути развития, представленными в основном армейскими кругами. Недавние очередные аресты заговорщиков из армейской среды в рамках дела «Эргенекон» говорят о том, что этот конфликт по-прежнему актуален. В этом случае критика действий Израиля может помочь представителям ПСР заручиться как дополнительной внешнеполитической (среди исламских стран), так и внутриполитической поддержкой.

Симпатии масс в Турции также явно на стороне жителей сектора Газа – в стране прошли мощные антиизраильские демонстрации, а баскетбольную команду из Израиля, так не вовремя приехавшую в Турцию на соревнования, едва не побили три тысячи разъяренных турецких болельщиков.

Однако есть все основания считать, что поведение Турции в конфликте не определяется лишь описанными выше тактическими соображениями, а говорит как минимум о претензиях на роль регионального лидера, о намерениях Анкары вести собственную игру с основными центрами сил в регионе.

Как уже отмечал RPMonitor (см. «“ДЕМБЕЛЬСКИЙ АККОРД” ДИКА ЧЕЙНИ»), удар Израиля по Газе в определенном смысле сопоставим с августовской атакой Грузии на Цхинвал. В этой связи интересно отметить, что в поведении турецкого руководства также можно провести параллели между этими двумя событиями.

Напомним, что на фоне августовских событий и обвинений России в агрессии со стороны некоторых европейских лидеров и руководства США, премьер-министр Турции Эрдоган прибыл с экстренным визитом в Москву, где осторожно высказался в поддержку России. Более того, поначалу отказавшись пропускать через проливы американские корабли, Анкара заметно подпортила отношения и с Вашингтоном.

Важно отметить, что именно после августовских событий Турция вышла с новой инициативой о создании «Платформы стабильности и сотрудничества на Кавказе». Сейчас же Анкара предлагает взять на себя посреднические функции в переговорах между представителями Израиля и ХАМАС (на что, в принципе, согласны палестинские радикалы). Продолжая аналогии, следует отметить наиболее существенный для нас вывод: в течение нынешнего конфликта, разругавшись со своим прежним союзником в лице Израиля, Турция фактически поддержала Иран, который всегда рассматривал ХАМАС как существенный рычаг влияния в регионе.

Заинтересованность Анкары в улучшении отношений с Тегераном во многом обусловлена тенденциями к снятию международной изоляции Ирана. Очевидно, что после кризиса с транзитом газа через Украину, Евросоюз с удвоенной силой начнет заниматься диверсификацией источников газоснабжения. При этом даже в ЕС возрастает понимание того, что направить в проектируемый трубопровод Nabucco центральноазиатский газ едва ли удастся. А значит – все надежды связаны с огромными неразработанными газовыми запасами Ирана.

Примечательно, что начавшая работу в декабре нитка регионального газопровода Иран–Армения вызвала существенный ажиотаж в Европе, где сразу стали рассматривать этот маршрут как перспективный для дальнейшего транзита иранского газа в ЕС. Транспортировку газа планируют осуществлять именно через Армению, так как вся турецко-иранская граница – это район массового проживания курдов, а значит газопроводную систему будут ожидать регулярные диверсии. Действующий ныне региональный газопровод Иран–Турция регулярно подвергается атакам курдских боевиков.

То, что иранский газ в Турцию будет поступать с армянско-турецкой границы, в Анкаре, по-видимому, поняли еще раньше.

Не случайно еще в сентябре президент Турции Абдулла Гюль совершил исторический визит в Ереван, вызвав при этом существенное недовольство внутри своей страны и получив, мягко говоря, не самый теплый прием среди населения Армении. Очевидно, турецкий лидер понимал, что небольшой тактический проигрыш обернется существенным стратегическим преимуществом.

В последнее время отношения России как с Турцией, так и с Ираном развиваются достаточно позитивно. Другой вопрос – удастся ли Москве занять достойное место в тройке Россия–Иран–Турция в случае прокладывания нового маршрута Nabucco и создания газового союза между Анкарой и Тегераном? Смогут ли Москва и Тегеран договориться в рамках «газовой ОПЕК», а главное – согласится ли Турция тесно сотрудничать с подобным альянсом?

Такая возможность существует: очевидно, что свой статус страны – транзитера газа Турция захочет увязать со своим вступлением в ЕС, к которому в Брюсселе сейчас относятся без энтузиазма. Поэтому для эффективного торга с европейцами Анкаре просто необходимы новые аргументы, одним из которых, парадоксальным образом, может являться альтернатива выстраивания союза с Ираном и Россией. Так как торг Турции и ЕС может продлиться довольно долго, у российской дипломатии есть все возможности, чтобы обратить ситуацию в свою пользу.

Метки: , , , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!