Пойдет ли Иран на компромисс с Западом из-за падения цен на нефть?

RPMonitor: Еще будучи кандидатом в президенты, Барак Обама неоднократно заявлял, что намерен вести переговоры с Ираном без предварительных условий. Поэтому неудивительно, что избрание чернокожего кандидата президентом приветствовал даже сам Махмуд Ахмадинедждад, обычно отличающийся крайне воинственной риторикой по отношению к руководству США. Однако после инаугурации Обамы позиция американской администрации поменялась – объявлено, что прямые переговоры возможны лишь после остановки программы обогащения урана. А так как для нынешнего правительства Ирана такое решение означало бы полную потерю лица, фактически речь идет об очередном блокировании переговорного процесса.В свою очередь, на изменившуюся позицию Обамы достаточно быстро отреагировали и в Тегеране, объявив за день до инаугурации американского президента о раскрытии готовившегося при поддержке США госпереворота.

О причинах торпедирования переговоров, можно было догадываться и ранее, однако на днях их в явном виде озвучил президент Франции Николя Саркози – по его мнению, переговоры Тегерана и Вашингтона не начнутся до июньских президентских выборов в Иране.

Действительно, есть все основания предполагать, что США решили подождать того момента, когда определится фамилия нового президента Ирана. Более того, по всей видимости, продолжение курса на изоляцию Ирана, по мысли американских стратегов, будет способствовать избранию кандидата от так называемых реформистов – например, считающегося значительно более либеральным и открытым Западу бывшего иранского президента Мохаммада Хатами.

О продолжении «жесткого подхода» к переговорному процессу с нынешним руководством Ирана говорит и тот факт, что посланником Обамы по иранской проблеме назначен Деннис Росс, известный как яростный защитник Израиля. Почему же у США есть основания предполагать, что подобный подход, долгие годы не приносивший плодов, ныне способен изменить ситуацию?

Как известно, президент в Иране считается лишь главой исполнительной власти, а Верховным руководителем страны является аятолла Али Хаменеи, который вместе с другими лидерами духовенства во многом и определяет курс развития страны. Разумеется, президента Ирана выбирает народ, однако поддержка Верховного руководителя может существенно повлиять на результаты голосования.

И если в годы высоких цен на нефть Иран мог себе позволить проводить изоляционистский курс, то ныне, во время финансового кризиса, который грозит затянуться на годы, приемлемый уровень экспортных доходов страна может получить лишь при активной разработке месторождений газа, по запасам которого Иран занимает второе после России место в мире. Официальный Тегеран уже неоднократно заявлял о готовности участвовать в снабжении Европы газом, однако до тех пора пока США причисляют Иран к «оси зла», ЕС едва ли пойдет на подобное сотрудничество.

Кроме того, эксперты в один голос советуют Обаме договориться с Ираном и о сотрудничестве в нормализации обстановки в Афганистане и Ираке. В вовлечении в подобные процессы Тегеран крайне заинтересован, поскольку это позволит ему значительно усилить свой статус регионального лидера.

Поэтому на сей раз Запад явно может рассчитывать на смягчение переговорной позиции Ирана. При этом Евросоюз, похоже, готов поддержать политику давления, проводимую США. Показательно, что недавно ЕС удалил оппозиционную нынешнему руководству Ирана Организацию моджахедов иранского народа из списка террористических организаций. Террористами «иранские моджахеды» считаются даже в США, что, впрочем, не мешает нескольким тысячам ее членов жить под американской защитой в лагере на севере Багдада. При этом решение ЕС будет иметь не только политические, но и экономические последствия. Смена статуса организации позволит лидерам группировки получить доступ к десяткам миллионов долларов на замороженных до недавнего времени счетах.

Кроме того, на днях Ангела Меркель почти полностью прекратила федеральные экспортные кредитные гарантии для немецких компаний, сотрудничающих с Ираном. Показательно, что это произошло на фоне нового этапа переговоров германской E.ON и Иранской национальной нефтяной компании о совместном проекте по производству сжиженного природного газа.

Впрочем, немецкий энергетический бизнес пытается сыграть в Иране свою игру, о чем свидетельствует недавний визит в Иран экс-канцлера ФРГ Герхарда Шредера. Подробности визита, официально названного частным, остаются закрытыми. Известно, однако, что Шредер провел переговоры со всеми основными игроками предвыборной гонки. При этом встреча с Махмудом Ахмадинеджадом проходила в напряженной атмосфере, в отличие от встречи с бывшим президентом Ирана и нынешним кандидатом от реформистов Мохаммадом Хатами.

Шредер встретился также и со спикером иранского парламента Али Лариджани. Интересно, что именно Лариджани, бывший переговорщик по иранской ядерной программе, считающийся умеренным консерватором, может стать компромиссным кандидатом на президентских выборах. Иранское духовенство, вероятно, перестанет пугать США Ахмадинеджадом, при этом поддержка Хатами может быть воспринята и на Западе, и на Востоке как слишком серьезная уступка, являющаяся признаком слабости. В таком случае фигура Лариджани как нельзя лучше подходит для того, чтобы нормализовать отношения Ирана с Западом и не ущемить при этом амбиции всех заинтересованных сторон. А. Собко

Метки: , , ,

Оставьте свой отзыв!