«Своя игра» Назарбаева между Москвой и Пекином. Или Пять дней, которые…

«Позиция.su»: Похоже, продолжающий бушевать в мире финансово-экономический кризис забил последний гвоздь в крышку гроба идеи о многополярном мире. Состоявшийся на прошлой неделе официальный визит Нурсултана Назарбаева в Поднебесную – лишнее тому подтверждение.  Страны, не имеющие возможности самостоятельно решить возникающие проблемы, устремились в поисках крепкого и надежного  денежного плеча. Для Казахстана таковым может стать Китай. 
Последняя поездка «в гости» к ближайшему соседу президента Назарбаева (15-я по счету, и уже 2-я в этом году) стала во всех отношениях знаковой – Казахстан и Китай стали ближе настолько, что у экспертов уже возникли вопросы к пропагандируемой республикой многовекторности во внешней политике. С одной стороны, крепость отношений с Россией и  странами СНГ не вызывает сомнений, с другой – сближение с Китаем вносит в них корректировки.
Тесно Казахстан с Китаем стал «дружить» 6 лет назад, когда был подписан договор о дружбе и добрососедских отношениях. Но взаимные интересы двух держав приводились к единому знаменателю в основном в рамках ООН, ШОС, СВМДА, Съезда лидеров мировых и традиционных религий, Диалога сотрудничества в Азии и других интеграционных структур, а также в области борьбы с международным терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом, наркоторговлей и другими видами трансграничной преступности. Реальное сближение началось в мае 2004 года, когда на основании межправительственного соглашения в рамках двухсторонних отношений был создан казахстанско-китайский комитет по  сотрудничеству, включающий в себя 10 профильных подкомитетов. Вторая знаковая дата - июль 2005 года, когда  президенты Ху Цзиньтао и Нурсултан Назарбаев объявили о создании китайско-казахстанского стратегического партнерства между двумя странами. Третьей по важности точкой, похоже, станет апрель 2009 года.
 
Открыть карты!

Если раньше стратегическим направлением во взаимоотношениях двух стран было развитие торгово-экономического оборота (в прошлом году он, кстати, составил 12,24 млрд. долларов, а в ближайшее время, по прогнозам достигнет 15 млрд. долларов), то в этом году Китай обнажил свой истинный интерес, вынеся на повестку дня  энергетическое сотрудничество. Это не стало неожиданностью, напротив, продемонстрировало высококлассную политическую игру «восточного владыки», который, не выпячивая главное, вкладывает огромные средства во второстепенные проекты, в частности, транспортные.
Между тем, интерес Китая к природным и сырьевым ресурсам Казахстана был известен давно. Три года назад была введена в строй первая очередь нефтепровода Казахстан–Китай - Атасу–Алашанькоу. В этом году планируется завершить строительство второй ветки - Кенкияк–Кумколь.  Несколько лет назад Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) скупила акции нефтедобывающих компаний «Актобемунайгаз», запасы которой оцениваются в 130 млн. тонн нефти, и «Каражанбасмунай» - 55 млн. тонн нефти. Теперь, Китай, выделяя Казахстану 10 млрд. долларов, по линии фонда «СамрукКазына», на инфраструктурные проекты, фактически получает право на приобретение доли (47 процентов акций) в «Мангистаумунайгаз». А это 36 месторождений нефти и газа, которые оцениваются в 500 млн. баррелей нефтяного эквивалента или 71 млн. тонн нефти. Претендовавшим на лакомый кусок россиянам и европейцам пришлось утереть нос. Впрочем, последним остается винить только себя и собственную нерасторопность.
В ходе состоявшихся переговоров лидеры двух стран расставили акценты в строительстве газопровода Западный Казахстан – Западный Китай, а также в вопросах дальнейшего сотрудничества в атомной энергетике. Как известно, в начале февраля, после предыдущего визита Н. Назарбаева в Поднебесную, стало известно о создании «Казатомпромом» и китайской CGNPG СП по добыче урана на территории Казахстана, в результате чего Казахстан получил право на участие в строительстве АЭС на территории Китая.
Безусловно,  Пекин таким образом решает свои потребности в энергоресурсах, которые ежегодно увеличиваются и в нынешнем году, по оценкам экспертов составят 300 миллионов тонн, но с другой стороны, такое усиление китайского вектора приносит ощутимые дивиденды и Казахстану.
 
Шанс или не шанс?

По словам Штефана Майстера,  эксперта  Германского общества внешней политики, более тесные отношения Казахстана с Китаем – реальный шанс для молодой азиатской республики наименее безболезненно преодолеть кризис. Также он уверен, что такое сотрудничество «дает Казахстану возможность диверсифицировать свою экономическую и энергетическую политику и сделать ее более независимой от России. То, что между Китаем и Казахстаном устанавливаются тесные экономические отношения, я оцениваю в целом положительно. Это приведет к стабилизации всего центрально-азиатского региона и уравновесит Россию». Усилит связь между двумя странами, по его мнению, и возможность принятия Казахстаном юаня в качестве резервной валюты, который постепенно превращается в серьезного конкурента американской валюте, начав теснить ее даже на рынках, сопредельных США.
Действительно, «Утро.РУ» сообщает: «В конце марта КНР подписала контракт об использовании юаня при торговых расчетах с Аргентиной (его объем - 10 млрд. долларов, или 70 млрд. юаней). Таким образом, китайская денежная единица вышла за пределы своего региона и начала завоевание Латинской Америки. Пока основными направлениями валютной экспансии Пекина по понятным причинам остаются страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Интервенция юаня в эти страны началась еще несколько месяцев назад; на сегодняшний день уже заключены договоры с Южной Кореей, Индонезией, Малайзией и другими соседями. В перспективе - Япония, которая поставляет в Китай почти 80 процентов экспорта, и Россия, получающая из КНР 30 процентов импорта».
Казахстанский лидер пока не озвучил своего мнения на этот счет, но очевидно, что если Китаю удастся убедить Россию в том, что дальнейшее активное применение политики печатного станка со стороны ФРС приведет к созданию еще большего количества экономических тупиков, то идею поддержит и Казахстан, тем более, что Китай сегодня становится главным центром геополитического влияния, обгоняя по некоторым параметрам США. Эксперты признают, что именно Китай – страна, которая наиболее успешно справляется с кризисом. Они смело прогнозируют экономический рост этой страны до 6,8 процентов до конца года и говорят о том, что даже в кризис Поднебесная  делает все, чтобы перейти от роли мировой производственной площадки к роли поставщика собственных оригинальных решений. Правительство продолжает выделять деньги на исследования и инновации, а на долю китайского бизнеса уже приходится 69,1 процента в общестрановых затратах на НИОКР. У США  эта цифра чуть ниже - 66,4%.
 
Станем ли мы провинцией Китая или России?

С одной стороны,  для Казахстана, учитывая очередную надвигающуюся волну экономического бума в Китае, открываются безграничные перспективы экономического роста. С другой – вероятны сверхнеожиданности. Угроза превращения Казахстана в китайскую провинцию, несмотря на свою иллюзорностью, по-прежнему актуальна. Некоторые казахстанские политики также отметили «резкий крен», сделанный руководством Казахстана в сторону расширения присутствия Китая в экономике республики. По словам партийных лидеров, такое  «межгосударственное партнерство» может нанести непоправимый урон экономической и более того, национальной безопасности нашей страны».
Действительно, плюсы, которые способен извлечь Казахстан, делая акцент на китайском векторе, очевидны, но не исключено, что, учитывая сохраняющийся высокий уровень китайской миграции в Казахстан, дальнейшее углубление двухсторонних отношений станет  палкой о двух концах. 
Впрочем, Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков, хоть не снимает существующих угроз «китаизации», драматизировать ситуацию не советует:
 - После проведения G20 журнал «Экономист» написал, что главным победителем на саммите стал именно Китай, - говорит он. – Издание говорит о том, что Китай на протяжении долгого времени оставался в тени, но после саммита стал активно демонстрировать свои амбиции, и уже не скрывает своего намерения в посткризисный период  занять более весомое место в системе мировых экономических взаимоотношений, отодвинув на задний план гораздо раньше, чем прогнозировалось, США. Джордж Сорос тоже недавно сделал не очень хорошие прогнозы для США, подчеркнув, что именно Китай с наименьшими потерями выберется из этого кризиса. Действительно, сейчас китайское руководство заявляет, что темпы развития этой страны к концу года в худшем случае составят 6% роста ВВП, в лучшем – 8%. Получается, что фоне других стран Китай не то, что стагнирует, демонстрирует рост. И те антикризисные меры, которые предпринимает Китай, реализуются более эффективно, чем антикризисный пакет мер, одобренный США и ЕС, Казахстане. Китайский антикризисный опыт сейчас очень привлекателен. И Казахстан понимает, что в посткризисный период укрепит свое положение, и нас очень выгодно иметь такого надежного партнера. Тем более, учитывая тот факт, что рынок внешних заимствований для Казахстана закрыт на Западе. Нашей республике ничего не остается, как искать новых кредиторов нашей экономики  на Востоке. И речь идет не только о Китае, который согласился выделить кредит Казахстану, но и о странах Ближнего Востока, для сотрудничества с которыми был введен исламский банкинг.
 
«Своя игра» Назарбаева

- Естественно, - говорит политолог, - появлялись и будут появляться разговоры о том, что в таком сотрудничестве Казахстан должен вести себя довольно осторожно, потому что амбиции Китая могут вырасти до такого размера, что поглотят наш собственный суверенитет. В последнее время особенно активно говорят о том, что Китай усиливает свои позиции в нефтегазовом секторе Казахстана. Но хотел бы отметить, что Китай усиливает позиции и в урановой отрасли Казахстана. Китай на самом деле усиливает инвестиции в Казахстане и в центральной Азии. И я думаю, что в скором времени основная конкуренция в регионе будет разгораться не между США и Китаем, а между Китаем и Россией. Два этих государства в условиях кризиса, пытаются использовать не очень хорошее экономическое положение стран центральноазиатского региона для того, чтобы усилить свои позиции. Россия выделяет многомиллиардный кредит Кыргызстану, взамен получая доступ к стратегическим ресурсам, Китай – выделяет кредит Казахстану, Таджикистану и другим странам ЦА, усиливая свое присутствие в этих странах.
И Казахстану ничего не остается, как продолжать этот опыт, продолжая игру на балансе интересов, и исходить из своих собственных национальных интересов. Это, во-первых. Во-вторых, страны ЦА внутри региона должны сами создать сильное объединение. С нами сейчас играют по одиночке, и чтобы не стать пешками в чужой игре, мы должны кооперироваться. В-третьих, заниматься чисто антикитайскими лозунгами не эффективно, отказавшись от этого вектора сотрудничества, мы в большей степени проиграем. Для нас главное соблюдать баланс и учиться у китайцев применять на практике метод «мягкой силы».

Меруерт Болатова

Метки: , , , ,

Оставьте свой отзыв!